ОТКРЫТИЕ СЕЗОНА ХЬЮСТОНСКОГО БАЛЕТА

Ирина Берман

Что бы ни говорили, а все мы (выходцы из бывшего Советского Союза) избалованы хорошим балетом. И те из нас, кто не жил в столичных городах и не был завсегдатаем в Большом и Кировском, наверное, избалованы еще больше, так как по телевизору нам постоянно показывали только самое лучшее. Правда такого рода «избалованность» породила в нас абсолютную уверенность в том, что именно наш балет самый лучший в мире, хотя никакого другого советские зрители попросту не видели.

Американской публике в этом плане повезло меньше. Правительство страны не брало балет под свою опеку, не выделяло субсидий из бюджета, не возводило этот вид искусства в ранг «придворного». Искусство вообще и балет в частности на Западе поддерживается меценатами, а каждый балетный спектакль требует огромных затрат. По телевизору же ни отдельных балетных номеров, ни полнометражных балетных спектаклей практически не показывают. Все вышесказанное отнюдь не означает, что американская публика не любит и не умеет ценить классический балет, или что вся её любовь к балету выплескивается с приближающимися рождественскими праздниками.

Ежегодные гастроли легендарной труппы русских танцовщиков Ballet Russes de Nonte Carlo в 1940-х и ‘50-х годах как бы «насыщали» своими спектаклями любителей балета Хьюстона. В 1975 году, когда город бурно развивался, в нем появилась и своя профессиональная балетная труппа. Она состояла из 28 человек, репетировавших в единственной студии, расположенной на втором этаже над магазином одежды. В первые шесть лет ни Татьяна Семенова, ни Нина Попова (обе бывшие танцовщицы Ballet Russes de Nonte Carlo), ни сменивший их художественный руководитель Джэймс Клоусер не смогли поднять хьюстонский балет на должный художественный уровень. Все стало меняться, когда руководителем труппы стал англичанин Бен Стивенсон. Его постановки могут нравиться или не нравиться, его хореография с изрядной долей пантомимы может вызывать споры, но одно несомненно: именно благодаря Бену Стивенсону из маленькой провинциальной группы Хьюстон-балет стал пятой по величине национальной труппой Соединенных Штатов Америки, ставящей по 6 спектаклей в каждом сезоне, выезжающей всем составом на гастроли, имеющей собственную танцевальную школу.

Художественный руководитель, или как у нас было принято – главный балетмейстер театра – это и балетмейстер, и преподаватель, и хороший менеджер в одном лице. Для театров Запада (а теперь, наверное, повсюду) абсолютно необходимо еще одно качество – умение находить спонсоров. Обычно такими «генералами» являются главные балетмейстеры всех известных балетных театров: и Кевин Маккензи в Американском театре балета, и Хелго Томассон в Балете Сан-Франциско, и Эдвард Виллелла в Городском Балете Майами, и Росс Стреттон в Королевском балете, и в свое время Юрий Григорович в Большом. Но наступает момент, когда такой генералитет давит своим авторитетом, театру необходимо свежее дыхание.

В этом году Бен Стивенсон заканчивает свою 27-летнюю карьеру на посту художественного руководителя балета Хьюстона и уходит в балет Даллас/Форт Уэрт.

Свой сезон 2002 – 2003 гг. Хьюстон-балет открывает спектаклем в постановке выдающегося английского хореографа Кеннета Макмиллана на музыку Жюля Массне «Манон». Премьера этого балета состоялась в 1974 году на сцене Английского королевского балета в театре Ковент-Гарден. С тех пор балет с успехом шел на сценах Гранд- Опера, Венской государственной оперы, Национального балета Канады. В 2000 году балет был поставлен на сцене Мариинского театра и получил самые теплые отзывы прессы и восторженный прием искушенных зрителей.

«Макмиллан был вели-колепным психологом, обладавшим превосходным профессиональным чутьем, – вспоминает Моника Паркер, хореограф Английского королевского балета, ставившая «Манон» в Мариинке. – Его особой заслугой стало создание качественно нового хореографического языка, позволившего ему донести до нас свои наблюдения над человеческой природой». С 1989 до самой смерти в 1992 Кеннет Макмиллан по приглашению Бена Стивенсона работал в хьюстонском балете, где им было посталено 4 одноактных балета и полнометражный спектакль «Манон».

8 сентября в спектакле будет танцевать прима-балерина Большого театра, солистка Американского театра балета Нина Ананиашвили. А в октябре Хьюстон-балет в полном составе повезет спектакль в Москву, где в течение недели вместе с Ниной Ананиашвили и Сергеем Филиным будет выступать на сцене Большого театра. Прима-балерина не впервые в Хьюстоне, в программке театра Нина Ананиашвили числится ведущей солисткой труппы, но бывает здесь, к сожалению, не каждый год. Став ведущей солисткой крупнейших театров мира – “Нью-Йорк Сити балле”, Датского Королевского балета, Королевского балета Великобритании, она, вопреки ожиданиям, не покинула Большой, и здесь на ее плечах лежит весь классический репертуар театра – Жизель (“Жизель” А.Адана), Аврора (“Спящая Красавица” П.Чай-ковского), Раймонда (“Раймонда” К.Глазунова), Никия (“Баядерка” Л.Минкуса), Маша (“Щелкунчик”), Джульетта (“Ромео и Джульетта”), солистка в “Снах о Японии”, “Моцартиане” и “Симфонии до мажор”…

Известность Нины Ананиашвили не вызывает сомнений. Согласно энциклопедии “Рос-сийский балет”, она является лауреатом международных балетных конкурсов в Варне (1980), Москве (1981, 1985) – первая премия, Джексоне (США, 1986) – Гран при. Американский био-графический институт, издающий справочник “Who is who”, признал ее “женщиной 1997 года” “за выдающиеся заслуги в области классического искусства”. Она – очевидный лидер, своей непре-рывной энергичной деятельностью утверждающий славу российского балета. Все сколько-нибудь перспективные московские балет-ные проекты последних лет осуществлены Ниной и в ее антрепризе “Пост-модерн-театре”. “Прелести маньеризма” и «Сны о Японии» молодого Алексея Ратманского, приглашенного Ананиашвили, сделали хореографу мировое имя и были вполне заслуженно отмечены национальной премией “Золотая Маска”. Своими связями, обаянием, энергией она добилась переноса на сцену Большого балетов Джорджа Баланчина “Моцартиана”, “Агон” и “Симфония до мажор”, премьера которых оценивается прессой как триумфальный прорыв Большого театра в двадцать первый век.

В Хьюстон-балете с подачи Нины Ананиашвили выступает танцовщик из Грузии Давид Махатели. Выпускник тбилисского хореографического училища, лауреат международных конкурсов молодых исполнителей в Лозанне, в Париже, а также конкурса имени Дягилева в Москве, Давид вот уже 6 лет ведущий солист хьюстонского балета. По приглашению Нины Ананиашвили молодой танцовщик выступил в Тбилиси в проходившем здесь фестивале, посвященном памяти В. Чабукиани, и танцевал вместе с ней «Жизель» и «Сны о Японии».

В труппе также постоянно работает танцовщик из Киевского национального театра оперы и балета, лауреат конкурса имени Сергея Лифаря Аркадий Ороховский.

Поэтому нам попрежнему везет: мы можем наслаждаться балетом привычной для нас школы и постоянно расширять свой кругозор, знакомясь с новыми постановками, новыми именами, другими, отличными от русского, направлениями в мировой хореографии.

В 1997 году газета «Аргументы и факты» писала: «Всем известно, что Нина Ананиашвили – суперзвезда конца двадцатого века, но, увы, далеко не всем желающим удается лично убедиться в этом». 8 сентября нам с вами предоставляется такая возможность.