МАСТЕРА РЕЗЬБЫ ПО ГОРЛУ

Анатолий Гержгорин

Иногда и старые анекдоты звучат вполне современно. Ну хотя бы этот.

После посещения Хрущевым свинофермы вся редакция местной газеты сообща придумывала подпись под фотоснимком:

– Тов. Хрущев среди свиней!

– Нет, не подходит.

– Тов. свиньи среди тов. Хрущева!

– Не годится!

…Утром изумленные подписчики читали:

– Третий слева – тов. Хрущев!

В те времена анекдот был осколком жизни. А теперь не жизнь, а сплошной анекдот. Только порой не знаешь, то ли смеяться, то ли плакать. Взять, скажем, Кофи Аннана. Готовый персонаж для анекдота. Ну просто гигант мысли. На днях он назвал точечные ликвидации террористов “казнью без суда”, обвинив Израиль в “незаконных убийствах” вооруженных боевиков.

Но куда смотрят феминистки? Неужели непонятно, что Аннан – типичный женоненавистник? Не верите? Что же, попробую доказать. Месяц назад в Ираке была похищена американская журналистка Джил Кэролл. Не хочу ее оправдывать, она повела себя безрассудно, как школьница, доверившись мусульманским шейхам, для которых понятие чести и совести сводится к джихаду. Теперь ее жизнь висит на волоске. Частный кувейтский телеканал Alrai показал видеозапись с обращением Кэролл. “Пожалуйста, сделайте все, о чем они просят, как можно быстрее, – говорит Джил, на голову которой наброшен хиджаб. – Осталось очень мало времени. Пожалуйста, сделайте все быстро”. Может у Кофи Аннана выпрыгнуло сердце из груди от сострадания? Он о ней ни разу и не вспомнил. Как и о тех несчастных, кому уже отрубили головы.

Мастера резьбы по горлу вне критики. Подумаешь, одним репортером бостонской газеты “Крисчен сайенс монитор” станет меньше. Если бы речь шла о его вороватом сыне, Аннан бы, конечно, встрепенулся. Впрочем, ООН ведь войну терроризму не объявляла. И присягу на верность Творцу не давала. Построенная на костях, она все послевоенное время пыталась “воздерживаться от действий, которые могут привести к эскалации насилия”. И плодила бесконечные войны. Ее эффективность, если вдуматься, гораздо ниже, чем у приснопамятной Лиги наций. Она не объединяет, а разъединяет и сталкивает лбами народы. Терроризм не поставлен вне закона, а, наоборот, обзавелся целой армией защитников. Но никогда еще во главе ее не стоял генсек ООН.

Судьба Джил Кэролл и прочих заложников его совершенно не волнует, а вот карикатуры на пророка Мухаммеда не дают спокойно спать. Генсек решительно осудил карикатуристов, замахнувшихся на самого пророка, хотя, конечно, не отвергает право на свободу самовыражения. Правда, никак не может понять, почему газеты все еще продолжают публиковать эти карикатуры, несмотря на яростный гнев, который они вызвали в мусульманском мире. Аннан не согласен с Кондолизой Райс, что за волной этого показного гнева стоят Иран и Сирия. Виноваты все-таки мерзопакостные газетчики, забывшие, что свобода слова предусматривает и ответственность, и их новые публикации только подливают масло в огонь.

Так что же происходит в мире, если не принимать во внимание сомнения Аннана? В последнее время эксперты и аналитики дружно просчитывают, используя новейшие компьютерные технологии, варианты силового воздействия на Иран. Настроение у них, прямо скажем, кислое. Так, Оксфордская исследовательская группа (Oxford Research Group), которая специализируется на вопросах контроля над вооружениями и проблемах его нераспространения, считает, что любые военные действия против Ирана – “не тот выбор, на котором надо останавливаться”. Потому что массированные атаки с воздуха могут привести к гибели нескольких тысяч человек, включая солдат, сотрудников, отвечающих за разработку ядерной программы, и “многих сотен” мирных граждан из числа гражданского населения. В итоге Иран выйдет из Договора о нераспространении ядерного оружия, а иракские “повстанцы” и “Хизбалла” раздуют конфликт, который будет носить “длительный и очень непостоянный характер”. А посему “необходимо искать альтернативные пути и всеми силами избегать опасной конфронтации, как бы трудно это не было”.

Волнует эта проблема и германскую газету Die Welt. В интервью ей директор российского Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров нарисовал еще более устрашающую картину. В ответ на попытку силового вмешательства Тегеран спровоцирует масштабный энергетический кризис. “Я говорил со многими иранскими политиками, – поделился он. – И меня уверили, что в случае военных действий будет немедленно уничтожена вся газовая и нефтяная инфраструктура Саудовской Аравии, Кувейта, Бахрейна и Ирака. Одновременно иранская авиация нанесет воздушный удар по 400 стратегическим целям в Израиле. Цена на нефть взлетит до 150 долларов за баррель. Для европейских государств это станет катастрофой, потому что и 80 долларов – критическая планка. К тому же Иран договорился с Венесуэлой, что в случае военного удара Уго Чавес проявит солидарность с Тегераном и перекроет нефтяной кран”.

А тем временем британские газеты обсуждают варианты боевых действий против Ирана. Но если Guardian бросала в “бой” израильскую авиацию, то

Telegraph отводит первые роли Пентагону. “Речь идет о подготовке нечто более серьезного, чем обычной военной операции”, – пишет газета. Но атака начнется только после того, как исчерпают себя все дипломатические усилия. Америка не допустит, чтобы в руки безумных аятолл попало ядерное оружие. Основной удар будут наносить бомбардировщики B2 и подводные лодки, вооруженные крылатыми ракетами.

Возможно, это один из аспектов психологической войны против Тегерана. Но и Иран в долгу не остается. Махмуд Ахмадинеджад вновь выступил с угрозами в адрес Израиля, пообещав рано или поздно убрать еврейское государство из “своего” региона. Чтобы этого не произошло, он призвал Запад самому демонтировать Израиль мирными средствами. Ведущие мировые агентства мира охотно все это тиражируют. “Франс-пресс” берет интервью у пресс-секретаря иранского министерства иностранных дел Хамида Резы Азефи, который разглагольствует: “Палестинцам под гнетом сионистского врага живется хуже, чем Европе во времена нацистской оккупации”.

Отличился на прошлой неделе и Владимир Путин. Москва вызвала на переговоры руководство ХАМАСа. В Израиле схватились за голову. Дело в том, что именно ХАМАС – не только самый ярый сторонник чеченских “союзников по джихаду”, но и выступает за создание халифата – государства, в состав которого должен войти и Северный Кавказ, а заодно Татария и Башкирия. Кто сомневается, может заглянуть на сайты группировки, где немало текстов и на русском языке. Шамиля Басаева называют “героем”, а “подвиги” сепаратистов, включая захват школы в Беслане, подробно изучаются в палестинских вузах, например, в Исламском институте в Газе. Пресс-секретарь госдепартамента Шон Маккормак заявил, что Соединенные Штаты потребует от России объяснений. Но спустя несколько дней изменил тон, сказав на брифинге с журналистами, что каждое государство вправе самостоятельно определять, какими будут его взаимоотношения с ХАМАСом. Зато французский МИД сразу одобрил решение России, поскольку это, мол, “откроет путь для достижения мира и безопасности”.

Французы всегда были слишком эмоциональными, поэтому никогда и не побеждали со времен Наполеона. А Россия просто не может идти чужим путем. Она и своим-то идти не может. Даже тот же Иран смотрит на нее с презрением. Пресс-секретарь Махмуда Ахмадинеджада Голям Хусейн аль-Хам сообщил, что Тегеран отвергает российское предложение о совместном обогащении урана и настаивает на его обогащении в Иране. Никакими обязательствами не намерен связывать себя и ХАМАС. Так что не стоит суетиться.

Флемминг Роуз, редактор отдела культуры датской газеты “Юлландс-постен”, опубликовавшей карикатуры на пророка Мухаммеда, с горечью пишет, что из страха перед исламскими радикалами Запад отказывается от своих ценностей и вводит самоцензуру: “Ведущий музей прячет произведения искусства из-за страха перед реакцией мусульман. В этом театральном сезоне показывают три постановки с сатирой на Джоржа Буша, но нет ни одной, хоть как-то затрагивающей бин Ладена и его подельников”.

Евросоюз не вступился за Данию. Как отмечает Euronews, Брюссель предлагает срочно выработать этический кодекс для средств массовой информации. “Как совместить свободу слова и принцип ответственности журналистов?” – гадает Франко Фраттини, еврокомиссар по вопросам юстиции и безопасности. А чего, собственно, гадать? Если вопрос задан правильно, ответ будет неожиданным. Для начала достаточно дать совет: чтобы было чисто – не сорите, или, на худой конец, убирайте за собой. А мудрецам из Брюсселя не мешало бы чаще заглядывать в “Экклезиаст”:

Мне говорят: “Смотри, Экклезиаст,

Вот новое!”. Но то, что было ново,

В веках минувших тыщи раз до нас,

Уже случалось, и случится снова.