ПОХОРОННАЯ ПРОЦЕССИЯ

Анатолий Гержгорин

Прогнозы – дело неблагодарное. Особенно в политике. Конечно, политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и даже через год. Но, как говаривал Уинстон Черчилль, только для того, чтобы потом объяснить, почему этого не произошло. Прогноз тем и отличается от предсказания, что ошибки в нём научно обоснованны. А вообще я разделил бы все прогнозы на три вида. Первый – говори о том, что всем хочется. Чтобы обнадёжить. Второй – предсказывай то, чего никому не хочется. Чтобы попугать. И, наконец, утверждай очевидное. Чтобы рассмешить.

Сквозь эту призму и посмотрим на события минувшей недели.

Израильский премьер Эхуд Ольмерт представил Кнессету свою политическую платформу. Накануне он призвал Махмуда Аббаса возобновить мирные переговоры на основе “дорожной карты”, поставив в качестве условий разоружение террористических группировок, демонтаж их инфраструктуры и соблюдение уже достигнутых договоренностей. Видимо, посчитал, что Аббас должен быть ему благодарен за то, что израильская разведка предотвратила готовящееся на него покушение. Как утверждает британская газета The Times, ХАМАСовские боевики из “Бригады Изз ад-Дина аль-Кассама” планировали взорвать Аббаса вместе с Мухаммедом Дахланом в его резиденции в Газе.

Конечно, Ольмерт не хуже нас с вами знает, что чувство благодарности арабам неведомо. К тому же Аббас хоть и президент, но на Востоке лучшая визитная карточка – некролог. ХАМАСстанская администрация если и будет вести переговоры с Израилем, то на своих условиях. Поэтому вся политическая платформа израильского премьера сводится к тому, чтобы перекроить границы.

Все изолированные поселения будут эвакуированы (видимо, исходя из принципа: отданное сохраняется и лучше, и дольше). Порядка 70 тысяч человек перевезут в крупные поселения, которые станут суверенной территорией Израиля.

Называется эта операция, включающая и раздел Иерусалима, самостоятельной установкой “безопасных” границ (вопрос лишь в том, кто позволит это сделать). Что понимается под “безопасными” границами, Ольмерт уточнять не стал. Но отметил, что главную опасность представляет строительство поселений в Иудее, Самарии и секторе Газы. При чем тут сектор Газы, где евреев уже нет, не знаю. Посему остается лишь предположить, что у Ольмерта просто воспалилось воображение. Это “историческое” заседание Кнессета запомнилось разве тем, что председатель фракции “Кадимы” Рони Бар-Он, приветствуя депутатов, сказал: “Я рад открыть первое заседание фракции “Ликуд”. Ольмерт поспешил исправить эту оплошность под шутки и смешки зала.

Самое скверное решение в политике – не принимать никаких решений. Договариваться ХАМАС будет не с Израилем, а с Великобританией, у которой большой опыт дележа еврейского пирога. Не случайно же Тони Блэр занялся перестановками в правительстве. И первым делом очистил Форин-офис от Джека Стро, назначив на его место бывшего министра по делам окружающей среды Маргарет Бэккет. Это, понятно, не Маргарет Тэтчер, но очистить окружающую среду от тлетворного израильского влияния ей вполне по силам. Ольмерт зря обижается на Британию, ведущую сепаратные переговоры с ХАМАСом. Не можешь решать проблемы, так хотя бы не создавай их.

Сам по себе ХАМАС особой опасности не представляет. Опасен он только в связке с Ираном. Разорвать эту “связующую нить” непросто. Если к тому же ничего при этом не делать. Но ливанский опыт, когда “Хизбалла” усилиями Барака попала в жаркие иранские объятия, похоже, ничему не научил. Сейчас у власти в Израиле наследники Барака. Они тоже знают еврейскую пословицу:

“Семь раз отмерь – один раз обрежь!”, но предпочитают опускать вторую ее часть. Угрозы Тегерана становятся все более вызывающими, и не замечать их

уже нельзя. “Иран намеревается уничтожить Израиль, – заявил Эхуд Ольмерт на заседании Кнессета. – И мы не должны игнорировать выступления иранского президента, которые отражают серьезность его намерений”. В отличие от осторожного Ольмерта Шимон Перес неожиданно сказал то, что давно должен был сказать израильский премьер: “Президент Махмуд Ахмадинеджад, призывающий стереть Израиль с карты мира, должен помнить, что и Иран можно уничтожить”.

Тегеран намеренно раздувает психологическую войну. “Если Америка сделает что-нибудь дьявольское, первым мы нанесем удар по Израилю”, – припугнул контр-адмирал Корпуса стражей исламской революции Мохаммад Ибрахим Дехкани. И добавил, что “Израиль не готов воевать с Исламской республикой”, а иранская армия “готова решительно противостоять американским бомбардировщикам В-52”. “Тегеран ничего не боится, поскольку точно знает, что ни войны, ни санкций не будет, – комментирует его слова агентство Associated Press. – Именно Иран дирижирует игрой, а остальным остается лишь терпеть унижения и надеяться, что ситуация изменится к лучшему”.

Но сама по себе ситуация не изменится. Это понимают и в Иерусалиме, и в Вашингтоне. “Когда Ахмадинеджад говорит, что хочет уничтожить Израиль, эти его слова следует воспринимать всерьез, – заявил Джордж Буш в интервью немецкому еженедельнику Bild am Sonntag. – Но если он готов уничтожить одну страну, значит, не остановится и перед уничтожением других государств”. Что делать с Ираном, будет решаться не в Совете Безопасности ООН, а 23 мая во время встречи Буша с Ольмертом. Выступая перед лидерами еврейской общины страны, президент сказал, что “Израиль и США с годами становятся ближе друг другу”. Он подтвердил, что Америка не откажется от “обязательств в отношении своего израильского партнера”.

Все свои воинственные заявления Тегеран подкрепляет конкретными делами. Как сообщил заместитель директора иранского агентства по атомной энергии Хусейн Пакхиян, Исламская республика поставила на конвейер производство центрифуг для обогащения урана. По его словам, на ядерном реакторе в Исфахане уже произведено более 100 тонн UF6 – чистейшего гексафторида, сделав тем самым еще один шаг к атомной бомбе. А Северная Корея поставила ракеты класса “земля – земля” с радиусом действия 2.500 километров. Они гораздо эффективнее иранских “Шихабов” и способны нести ядерные боеголовки. Ось Пхеньян – Тегеран работает бесперебойно, но это никого не тревожит.

Кофи Аннан занят стратегией борьбы с терроризмом. Он подготовил план, в основе которого… защита прав человека. “Любая политика, которая ставит под угрозу права человека, играет на руку террористам”, – сообщил он опешившим журналистам. Между тем, госдепартамент подготовил очередной ежегодный доклад о терроризме, в котором Тегеран обвиняется в планировании целого ряда терактов, причем, не только на Ближнем Востоке. Это не привлекло внимания Аннана. Перед тем как отправиться в двухнедельный вояж по Юго-Восточной Азии, он, по сообщению Reuters, предложил провести прямые двухсторонние переговоры между Соединенными Штатами и Ираном. В интервью телеканалу ABC генсек сказал, что “вероятнее всего, Тегеран будет более откровенен, если Вашингтон сможет найти подход к иранскому руководству”.

Белый дом даже не успел раскрыть рта, как Иран отверг это предложение.

“Совершенно ясно, что кризис создан искусственно ради того, чтобы лишить Иран независимости. Поэтому никакой необходимости в переговорах с США нет”, – заявил пресс-секретарь иранского министерства иностранных дел Хамид Реза Асефи. А парламент пообещал, что Иран выйдет из Договора по нераспространению ядерного оружия, “если генеральный секретарь и члены Совета Безопасности ООН не выполнят свою основную задачу – разрешать конфликты мирным путем”.

Мне вдруг вспомнились 10 заповедей. Вы знаете, для чего их дал нам Б-г? А чтобы мы могли увидеть в них себя, как в зеркале. Так что, смотритесь в зеркало – и смейтесь от души. Не над Кофи Аннаном, которого можно только пожалеть, а над миропорядком, который он строит. Махмуд Ахмадинеджад даже готов “прибить” генсека к стене: “Мы прибьем к стене любое заявление, которое будет содержать угрозы нашим интересам”. Вся эта ООНовская “возня”, по его мнению, не более чем страх перед тем, что “Исламская республика в скором времени превратится в сверхдержаву”.

Но поскольку пока Иран не “сверхдержава”, то Ахмадинеджад решил написать письмо американскому “султану”, чтобы преподать ему урок жизни. По сообщению France Presse, это письмо передал в швейцарское посольство в Иране, представляющее интересы США, “официальный представитель президента Исламской республики Голям-Хусейн Эльхам”. Комментируя послание, председатель высшего совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани заявил, что США должны изменить свою политику. Помощник Джорджа Буша по национальной безопасности Стивен Хэдли в интервью телекомпании NBC сказал в ответ: “Международное сообщество ясно дало понять, что необходимо сделать Ирану. Только полное прекращение работ по обогащению урана позволит открыть дверь к дипломатическому решению проблемы”.

Почему-то сразу вспомнился Борис Ельцин: “И силой нельзя, и отступать нельзя. Надо, чтобы и победа была, и чтоб без войны. Дипломатия, понимаешь”.

Раньше выдающийся дипломат отличался от просто дипломата, прежде всего, мощью своей страны. Теперь и это различие нивелировали, поскольку самым ходовым элементом международных соглашений стала бумага. Чтобы укротить брыкающийся Иран, Великобритания, США и Франция подготовили совместный проект резолюции, требующей, чтобы Иран приостановил обогащение урана. Шансов на то, что он пройдет, очень мало. Заместитель министра иностранных дел России Сергей Кисляк отметил, что этот проект резолюции, требует “больших корректировок”.

Несмотря на выражение “глубокой озабоченности”, в нем нет призыва к введению санкций. Нет и конкретного срока, к которому Иран должен выполнить требования ООН. Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ) предлагается подготовить новый доклад, чтобы определить, какие принять меры воздействия. По сообщению BBC, американский представитель в ООН Джон Болтон и его французский коллега Жан-Марк де ла Сабльер считают, что резолюция Совета Безопасности должна содержать ссылку на главу 7 Устава Объединенных наций, которая предусматривает, в случае ее невыполнения, использование принудительных мер, включая силу. Такая редакция резолюции не устраивают Россию и Китай. Глава китайской миссии при ООН Вань Гуанъя заявил в интервью BBC: “Камнем преткновения стали седьмая статья и пункт об иранской угрозе международному миру и безопасности”.

Вы ждете прогнозов? Каких – верных, неверных или научных? Всегда найдутся

те, кто радовались бы даже концу света, если бы сумели его предсказать. Нынешняя жизнь – это те же вчерашние предсказания, но попробуй найди теперь тех провидцев. Тони Блэр чуть ли не мамой клянется, что ядерного удара по Ирану не будет. Махмуд Ахмадинеджад, в свою очередь, клянется, что доведет “мирный атом” до кипения. ООН с интересом наблюдает за всем этим со стороны, забыв мудрое изречение Шолом-Алейхема: “Никакого ответа – тоже ответ”. В общем, каждый сам формирует свою похоронную процессию.