УМЕНИЕ ЧИТАТЬ МЕССЕДЖИ

Георгий Трубников

10 мая 2006 года отзвучало очередное ежегодное послание президента России к Федеральному Собранию. Оно ждет своих исследователей и комментаторов. Делать выводы о степени внимания, с которым законодательная и исполнительная власть России относится к директивам главы государства, будет иметь смысл по прошествии какого-то времени — например, года. Поэтому сегодня мы попытаемся поразмышлять о том, к каким изменениям в жизни страны привело выступление президента России от 2005 года, а поговорить о нынешнем послании еще будет время.

Среди интеллектуальных развлечений ИТР (инженерно-технических работников) хрущевской и брежневской поры, живших дружными трудовыми коллективами по принципу «они делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем», было и изучение постановлений партии и правительства, а также докладов Первого Лица. Это было действительно хорошее упражнение для ума: найти в огромном тексте, специально написанном для сокрытия смысла, некое «петушиное слово», предназначенное лишь для посвященных, некую ранее не встречавшуюся формулировку, указывающую новый ориентир на неизведанном пути в светлое будущее. Например, наступающий год могли назвать «решающим годом пятилетки», а еще через год – «определяющим». В принципе из такого документа или, как теперь говорят, месседжа, можно было догадаться, снимут или не снимут главного редактора какого-то журнала. Упражнения эти имели смысл хотя бы в том, что они выявляли в коллективе пессимистов и оптимистов. Оптимистов всегда бывало значительно меньше, но лично мне именно они всегда больше нравились.

Нынешние послания Президента Федеральному Собранию Российской Федерации существенно отличаются от посланий той поры хотя бы объемом. Их можно прочесть без особого труда. Написаны они от первого лица, а это совсем другое чтение. И, конечно же, нынешние оптимисты и пессимисты читают их с увлечением. Евгений Ясин, чрезвычайно симпатичный мне человек, принадлежит к неисправимым оптимистам. Да простит меня читатель за слишком, наверное, длинную цитату из его интервью годичной давности.

“Тон этого послания серьезно отличается от предыдущих – было заявлено, что государственная политика должна повернуться в сторону демократизации и более либерального экономического курса. Президент заявил о мерах, которые должны способствовать возврату капиталов из-за рубежа… Все это говорит о том, что он обеспокоен падением деловой активности из-за того давления на бизнес, которое продолжается последние два года. Рост инфляции, снижение темпов экономического роста – прямое следствие этого. Я думаю, что советники Путина с либеральной стороны смогли донести до него опасность беспардонных действий силового блока в отношении бизнеса. Второе, что меня поразило, чего я не ожидал от президента, – заявления о демократизации, о свободе слова, о предоставлении времени на федеральных каналах для оппозиционных партий (правда, пока только для представленных в Госдуме). Это заявлено впервые. Я оцениваю послание позитивно. Если слова равны делам, то я бы с удовольствием подписался под каждым словом. Послание явно отличается в лучшую сторону от того, что мы слышали в предыдущие годы. Например, в прошлом году президент говорил о том, что надо разобраться с неправительственными организациями, которые получают западные деньги и не будут кусать руку хозяина. В этом году таких негативных заявлений уже не было”.

Знал бы Евгений Григорьевич о том что произойдет позже… С некоммерческими и негосударственными организациями разобрались таки. Во всем мире НКО контролируют власть, у нас по новому закону будет точно наоборот: общественные организации будут под жесточайшим контролем государства находиться в таких рамках, что контролировать государство не смогут. А самых неудобных, самых «шпионских» НКО попросту придушат.

Много ответов на президентское послание, посвященное «ряду принципиальных идеологических и политических вопросов» получили мы за прошедший год. Оглашение приговора Ходорковскому и Лебедеву специально оттягивали, чтобы произнести его после послания президента и после праздника Победы. Одного в Сибирь, другого на крайний Север. «Никаких поблажек! Вор должен сидеть!» Вертухаям всех рангов невдомек, что лишение свободы – это и есть наказание. Им этого мало. Осужденного еще надо ежечасно унижать. Нужно, чтобы «социально близкий» придурок визжал на одного из умнейших людей России: «Па-а-режу, жидовское падло!»

Насчет праздника 9 мая, будем объективны, Путин ничего нового и не обещал. Надежда на то, что мы не победу в почти спортивном поединке будем праздновать, а отмечать день окончания величайшей трагедии, в которую нас вверг сталинизм, остается надеждой. Употребив в одном из интервью выражение «многие называют Сталина преступником», Путин, в сущности, подверг сомнению истинность этой оценки, а это неприемлемо для тех россиян, которые обладают исторической памятью.

С Общественной палатой получилась полная невнятица. В послании Путин сказал: «Предлагаю усилить полномочия Общественной палаты в части обеспечения гражданского контроля за соблюдением телеканалами принципов свободы слова». Серебряные слова. Золотыми они были бы, если бы контроль за телевидением стал одной из главных функций палаты. Но через несколько месяцев выяснилось, что создается общественный институт по вопросам государства, а эта идея, на мой взгляд, порочна в своей основе. Для того чтобы «обеспечивать взаимодействие граждан с органами государственной власти», в мире уже несколько веков существуют парламенты и такой институт гражданского общества, как политические партии. Если бы у нас была монархия, то тогда было бы ясно: просвещенному правителю не нравится парламент, избираемый плебсом. И поэтому он создает общественную палату из просвещенных людей и дает им трибуну для критики парламента. Но у нас президент и парламент избираются одним и тем же электоратом, и ничем качественно Общественная палата от парламента не может отличаться, в чем мы и убедились, ознакомившись со списком. А общественное сознание от этой новации только помутнело.

Еще цитата из послания: «Необходимым условием развития в стране демократии является создание эффективной правовой и политической системы…». В этой плоскости сделан серьезный шаг. Принятое прошедшим летом избирательное законодательство, хотя и содержит важное и несомненно прогрессивное новшество, а именно отмену одномандатных округов при выборах в Госдуму, тем не менее в целом оказалось петлей на шее демократии, а пропорциональная система лишь мылом для смазывания веревки. Самое опасное – поднятие проходного барьера с 5 до 7%. Только что, два года назад, две партии, представляющие два крыла интеллигенции, не набрали и прежних пяти процентов, и вот теперь нужно их обязательно добить. Так сказать, контрольный выстрел в затылок. И ведь никто внятно не объясняет, для чьего удобства вообще нужен этот барьер. Если к этому добавить запрет политических блоков и регламентацию организации и деятельности партий, то становится ясным, что власть прицельно убивает партии как институты гражданского общества.

Вяжется ли это с посланием? Можете себе представить, вяжется. Предыдущая цитата насчет эффективной политической систем имеет продолжение: «Но ценой развития демократических процедур не может быть ни правопорядок, ни столь трудно достигнутая стабильность, ни устойчивое проведение взятого экономического курса». Либеральные партии правопорядок не нарушают, но вот взятый экономический курс на огосударствление экономики наверняка помешали бы проводить.

Так что не нужно упрекать президента в обмане. Нужно просто учиться читать месседжи. А быть оптимистом или пессимистом – это личный выбор каждого.