ЛЮДМИЛА УЛИЦКАЯ НАПИСАЛА НОВУЮ КНИГУ

Анастасия Журавлева

Но в ближайшее время читатели ее не увидят

Авторские вечера с писателем – это почти всегда открытие некой тайны. Рассеиваются чары незримости и неслышимости того или той, кто до недавнего времени были богом в создаваемом мире, куда мы могли попасть только в качестве читателей, хотя и узнавали себя в тамошних обитателях. Происходит приближение к творчеству, но не со стороны книжного прилавка, а со стороны письменного стола, потому как появляется возможность лично спросить, как он пишет, и о чем его следующее произведение. На этот раз с писательского Олимпа в зрительный зал Еврейского Культурного Центра сошла прозаик, сценарист, лауреат премии “Букер” (Россия), “Медичи” (Франция), премии Джузеппе Ацерти (Италия) Людмила Улицкая.

Как и положено олимпийцам, человеческий род для Улицкой представляет, пожалуй, самый большой интерес. Еще с юности она считала, что человек – самое большое чудо. Принимая во внимание тот факт, что по профессии она биолог и генетик, это кажется вполне закономерным. В студенческие годы состоялась важная встреча с современной литературой в обличии самиздата, следствием чего было исключение из Университета. По тем временам самиздатовское дело – это 3- 5 лет, и судьбы тех, кто из ее окружения попали под него, сильно переменились. Десять лет Улицкая не работала. За это время умерла мама, с интервалом в три года родились сыновья, она развелась с мужем и из науки выпала совершенно. Поэтому когда в конце 70-х, она снова вышла на работу, это была не научная лаборатория, а Камерный еврейский театр, играющий на идиш, где она отработала три года завлитом. В советское время театр на идиш был вымученным демонстрационным явлением. В труппе театра под руководством Ю.Шерлинга, где она работала, идиш знал всего один человек, который играл еще с С.Михоэлсом. Она вспоминает, что в театре было очень мало нормальных людей – такая система Станиславского в жизни. Роль завлита требовала делать то, что она не умела. И она ушла. Потом были курсы мультипликационной режиссуры, которые ей очень помогли, переводная литературная работа, написание сценариев программ для телевидения, 15 пьес для любимых ею кукольных театров. Первые рассказы были напечатаны в конце 80-х. С 1993 стали выходить книги: “Бедные родственники”, “Сонечка”, “Медея и ее дети”, “Веселые похороны”, “Казус Кукоцкого”.

Писать книги она начала довольно поздно. Сверстники-писатели ее давно обогнали, а она, по собственным словам, опоздала настолько, что уже можно и не торопиться. Поэтому пишет медленно и считает, что нет ничего хуже той спешки, в которой мы проживаем большую часть жизни. Но не торопиться тоже не может, потому, как время щелкает с устрашающей скоростью. Целый год она писала книгу, основанную на реальных событиях и посвященную удивительному человеку, который произвел на нее очень большое впечатление. Но, как сказала Улицкая, книга не получилась, и поэтому она вынуждена ее отложить. Пока пишутся только малые рассказы. Ее излюбленный размер рассказа – 21-23 страницы, а большие книги – не ее любимый жанр. Несмотря на неудачу, Улицкая безо всякого писательского кокетства и суеверного страха рассказала потрясающую историю, которая легла в основу ее новой книги, чем еще более усилила читательское любопытство и нетерпение. Но при этом честно сказала, что не обещает, что книга выйдет в ближайшее время.