ЕСЛИ БЫ ФУТБОЛ ПРАВИЛ МИРОМ

Борис Альтнер

Если бы земной шар имел форму футбольного мяча, очень многих это бы совершенно не удивило. Начиная с 9 июня, любые политические, экономические и культурные новости отошли в сознании болельщиков (а это весьма немалая часть населения Земли) в лучшем случае на второй план. Главное – кто кого победил.

В разных странах реакция на поражение родной сборной, конечно, различна. Россия успела пережить разочарование еще тогда, когда «пролетела» в отборочном турнире, и дело ограничилось предложением Жириновского в следующий раз оперативно наводить ракеты на те страны, откуда родом будут рефери – для обеспечения «справедливого судейства». Однако в «дальнем зарубежье», быть может, проигрыш «своих» разбудит и не такие силы. Стандартные последствия поражений известны давно: тухлые яйца и помидоры, огромные заголовки в газетах, злобные нападки по телевизору и т.д. Для немцев особенно неприятной может оказаться чистая и безоблачная радость соседей-голландцев: если говорить о футболе, то эти две страны находятся в состоянии перманентного вооруженного конфликта уже многие десятилетия. А что может значить психологически, экономически, политически и, скажем, в культурном плане вылет Франции, Аргентины, Португалии? Если бы вдруг пришлось собирать чемоданы бразильцам или англичанам? Давайте помечтаем.

ПОЛИТИКА

Футбольные победы полезны правительству, поражения же – смерти подобны. Где-нибудь в пампасах президентам после проигрыша команд устраивают прехорошенький путч – поэтому владельцам магазинов и ресторанов рекомендуется заваливать окна и двери заведений мешками с песком, как только сборная страны получает первый мяч в свои ворота. Чтобы гнев народный в очередной раз не опустошил закрома, покуда по банановым республикам разъезжают танки и бэтээры. Иногда под обстрел попадает даже дружба народов, что отлично продемонстрировал тот же вечный клоун Жириновский, предложив в ответ на поражение России от Японии (не 1905, а 2002 года, ни в коем случае не путать!) отловить к чертовой бабушке всех японских рыбаков. Еще более ужасными могут быть политические последствия поражений в Европе. Представьте себе: Испания отправляет игроков и тренеров в католический монастырь и закрывает Пиренеи для всех туристов, уличенных в том, что они улыбались во время трансляции. Италия вводит анархию, полуторадневную рабочую неделю и заодно – всеобщую забастовку. В России Дума впадает в кому. Португальцы выгоняют Луиша Фигу на фиг в Виго, а сами эмигрируют в массовом порядке на Фарерские острова. А на Ближнем Востоке иранский президент Ахмадинеджад открыто объявляет, что новым тренером сборной назначен Усама бен Ладен, – и пусть теперь кто-нибудь попробует у них выиграть, голой ногой против «Стингера». В случае поражения иранцы закапываются в землю прямо на поле и грозят оттуда взорвать всех вдребезги и пополам. И нефти не дать – ибо нефиг, аятолла не велел.

ЭКОНОМИКА

Итальянцы не продают больше ни единой спагеттины, потому что никто не верит несчастному Тотти. Та же история происходит в Германии – Михаэль Баллак не в состоянии убедить потребителей покупать картофельные чипсы. Испанская «Сангрия» объявляется снотворным, а французы остаются всего лишь с 370 сортами сыра, потому что 371-й, оказывается, подавали «триколорам» в Германии вместо баварских сосисок. Курс фунта стерлингов летит впервые в послевоенной истории в тартарары: фунт «весит» не больше грамма. Мировой экономический кризис усугубляется, страны и континенты объявляют себя банкротами, а супердержавой становится Монголия, где футболу предпочитают гонки на лошадях Пржевальского.

КУЛЬТУРА

У Англии – Шекспир и Бэкхем. У Франции – Вольтер и Зидан, у Испании – Сервантес и Рауль, а у Италии – Данте и дель Пьеро. Когда подобные гиганты повергнуты в прах, в искусстве появляются дыры шириной в кратер Аризона. И далеко не всегда поражения приводят к созданию эпоса, подобного тому, в котором Хаген твердой рукой ведет Нибелунгов в страну гуннов, к финалу Кубка Кримхильды, где вся команда получает красную карточку за грубое нарушение правил.

ПСИХОЛОГИЯ

После группового турнира размер французских багетов, по сообщениям Франс Пресс, уменьшается на треть. Великая нация сдулась до маленькой порции. Каждое поражение любимцев годами мучает душу народную, что наглядно продемонстрировали немцы, напутствуя своих: «Ну хоть до одной восьмой доползите, чтоб не совсем позорно было-то…». Бразильцы до сих пор не могут унять нервный тик при звуках имени Рубенса Барикелло, вынужденного вечно ловить хвост то Шумахера, то Алонзо: футбол – их последнее прибежище, ultima ratio. Немцы же молчат, несколько обалдев от проезжающих по улицам колонн автомобилей с турецкими флагами и смуглых фанатов, скандирующих что-то по-турецки. Недавно один из спортивных комментаторов телеканала SAT.1 не выдержал и перешел в прямом эфире на свежевыученный турецкий язык – минут десять режиссер не мог привести его в чувство. В Восточной Германии обнаружилась «колония Того», в помощь которой настоящая сборная Того привезла целых двух шаманов – последние вот уже две недели вовсю пляшут свое вуду на стадионах, предназначенных для игр любимой команды. Ирландские пабы в городах и весях страны вообще предлагают бесплатное пиво каждому немцу, болеющему неважно за кого, лишь бы против англичан. Украинские фанаты привезли в Потсдам одну на всех жовто-блакитную футболку – зато самую большую в мире. Немцы соткали самый длинный фанатский шарфик и ткут его до сих пор, никак остановиться не могут – понравилось.

Шутки шутками, а футбол – давно уже не только спорт. Искусство – в Бразилии, бизнес – в Великобритании, повод для свержения очередного правительства – в Аргентине. Многообразен, как сама наша жизнь. И это хорошо весьма, потому что в конечном счете лучше сражаться на футбольных полях, чем на полях брани.