А ЗОРИ ТУТ НЕ ТИХИЕ…

Анатолий ГЕРЖГОРИН

Война – тот же психоанализ: ничего достоверного, кроме разве что преувеличений. Чешский еврей Карл Краус, получивший известность в 1919 году, когда была опубликована его драма “Последние дни человечества”, не без иронии писал, что психоанализ – это болезнь эмансипированных евреев, поскольку религиозные евреи довольствуются диабетом. Современник Франца Кафки большую часть жизни провел в Вене, где и скончался в 1936 году, избавив себя от обременительной поездки в Освенцим.

Я не большой знаток психоанализа, поскольку не сторонник платить 35 долларов в час за беседу с потолком. Но должен признать: Иран -великая держава, потому что у него все, как в России – ракеты, нефть, террористы и даже президент, хотя и говорят, что он потомственный сумасшедший. Впрочем, это вопрос к хирургам: если они научились менять человеку пол, то почему бы не поменять и мозги. На прошлой неделе Махмуд Ахмадинеджад издал декрет, согласно которому иранцы отныне должны назвать вертолеты “вращающимися крыльями”, а пиццу – “гибкими лепешками”.

Вот и решайте, умер Советский Союз или нет. Ахмадинеджад взасос пока со всеми не целуется. Но ведь и Брежнев не сразу к этому пришел. Зато страсть к наградам у Махмуда точно такая же, как у Леонида Ильича. Любит и сам получать, и других награждать. Высший отличительный знак Исламской республики получил на этот раз президент Венесуэлы Уго Чавес, прилетевший в Тегеран из Москвы. За “вклад в становление мира и поддержку свободы и независимости венесуэльского народа”, как отметил на церемонии награждения иранский президент.

Теперь на очереди “победитель израильтян” шейх Хасан Насралла. Он, правда, пока еще не победил, но мусульмане мастера превращать поражения в победы. Да и сам Израиль хорошо им подыгрывает. Чего стоит, к примеру, операция в столице “Хезболлы” Бинт-Джбейле. Независимые военные эксперты дали однозначную оценку: гибель девятерых израильских военнослужащих – результат “чрезмерных моральных принципов их командиров”. Как сообщила газета “Маарив”, солдатам запрещалось стрелять по домам и мечетям, оттуда боевики вели огонь фугасами и противотанковыми снарядами. Вместо того чтобы сравнять этот гадючник с землей, армию отвели на прежние позиции, объяснив, что это не отступление, а наступление, только в другом направлении.

Всю неделю авиация бомбила объекты “Хезболлы”, мосты и дороги. В ответ на израильские города и населенные пункты непрерывно лил ракетный дождь. На него уже не обращают внимания и относятся, как к «кассамам»: плохо, конечно, но не смертельно. Зато генералы потирают руки. Мол, “Хезболле” понадобится 20 лет, чтобы восстановить свою инфраструктуру и военную мощь. На самом деле ничего восстанавливать не надо. У “Хезболлы” нет ни дорог, ни мостов, ни лесов, гор и морей. Есть боевики и ракеты, которые Иран с Сирией готовы поставить в любую минуту. Еще неделю назад нам внушали, что половина ракетного арсенала уже уничтожена. Теперь говорят о двух третьих.

Израильтяне, на чьи головы падает смертоносный металл, этого не замечают. Эту войну когда-нибудь назовут странной. Ведь силу обычно используют для того, чтобы продемонстрировать мощь. Но мощи израильской армии мы так и не увидели. Вспомним, какие цели преследовал Израиль, начиная военные действия. Во-первых, возвращение двух захваченных солдат. Во-вторых, разоружение “Хезболлы”. И, в-третьих, ввод в приграничную зону ливанских подразделений. О скором возвращении солдат, видимо, придется забыть.

По сообщению издающейся в Лондоне арабской газеты “Аль-Хайят”,

Германия отрядила своих дипломатов для тайных переговоров с эмиссарами Насраллы об обмене “военнопленными”. Чтобы это не выглядело слишком демонстративно, приглашены и представители Красного Креста, который так и не получил согласия боевиков встретиться с захваченными израильскими солдатами.

“Аль-Хайят” также утверждает, что в ходе переговоров с ливанским руководством Кондолиза Райс якобы поддержала идею вывода израильских войск с горы Дов (Хават-Шабаа), на чем настаивала Саудовская Аравия. На эту территорию претендует Сирия. Но Бейрут уверен, что как только Израиль отдаст фермы, Сирия тут же откажется от своих претензий. Эту процедуру планируется провести в два этапа: сначала Хават-Шабаа передадут под контроль международных сил, а затем непосредственно Ливану. Следовательно, вопрос о разоружении “Хезболлы” переводится в разряд внутриливанских, то бишь замораживается. А израильских солдат, мол, придется обменять на Самира Кунтара, который осужден в 1979 году на пожизненное заключение за убийство в Нагарии четырех евреев, включая ребенка. Если это так, то Израиль потерпел самое сокрушительное поражение со времени своего возрождения. Ибо, как говаривал Генри Киссинджер, для армии не победить – значит потерпеть поражение.

Конечно, к публикациям арабских газет, даже если они называют себя “независимыми”, надо относиться весьма осторожно. Тем не менее, в конце недели Кондолиза Райс начала очередной раунд челночной дипломатии между Иерусалимом и Бейрутом. После встречи с Эхудом Ольмертом она сообщила на брифинге для журналистов в Иерусалиме, что на юге Ливана планируется разместить “международные стабилизационные силы”, насчитывающие от 10.000 до 30.000 военнослужащих. Взамен Израиль оставит территорию ферм Шебаа, то есть уйдет с западных склонов горы Хермон. А “международные силы” возьмут под контроль участок сирийско-ливанской границы, пресекая контрабанду оружия. Ливан выступает против, Сирия тоже.

Кондолиза Райс не настаивала, чтобы Израиль прекратил боевые действия, но министерство обороны получило четкий сигнал: для завершения операции времени осталось немного. И как по мановению волшебной палочки, Генштаб получил приказ ускорить наступление в районах, прилегающих к границе, чтобы как можно скорей “уничтожить все следы присутствия боевиков в полосе шириной километр-полтора”. А израильский МИД, как сообщает агентство Reuters, дал понять, что правительство Ольмерта не будет требовать разоружения “Хезболлы”.

Итак, повторим вслед за Биллом Клинтоном: “Американский народ сказал свое слово. Но чтобы понять, что он сказал, потребуется некоторое время”. Не спешите обвинять Америку. Она делала все для того, чтобы дать возможность израильской армии победить. Дважды наложила вето в Совете Безопасности. Отмела требование Кофи Аннана осудить Израиль за бомбардировку поста военных наблюдателей, в результате чего погибло четверо офицеров. Вашингтон давно изучил подлую арабскую тактику – прикрываться живым щитом. В интервью одной из канадских радиостанций генерал Луи Маккензи сказал, что получил электронное послание от майора Петы Хесс фон Круденера, служившего военным наблюдателем на этом посту. Он пишет, что боевики “Хезболлы” и раньше прикрывались военнослужащими ООН. Израиль никогда не наносил ударов (тем более, предумышленных) по местам расположения миротворцев. И на этот раз огонь велся по террористам.

На войне собственные правила. Одно из них: наказывай не только за действие, но и за намерение. Израиль им пренебрег. Поэтому кто бы что ни говорил, а прислушиваются к Насралле, который не устает повторять, что “сионистский враг не достиг ничего в военном плане, ибо разрушение мостов, домов и дорог нельзя назвать военным достижением”. Вид у него, правда, уже не такой бравый, как еще совсем недавно. Израильская авиация поотшибла почки “Хезболле”, но передышки террористы все-таки добились.

Вообще-то парашют во время прыжка не меняют. Но политические самоубийцы и не на такое способны. Все минувшее воскресенье Кофи Аннан убеждал Совет Безопасности осудить атаку израильской авиации на ливанскую деревню Кана и добиться немедленного прекращения огня. Но поскольку призывы генсека были основаны на голых эмоциях, то ему предложили выступить с повторным докладом о разыгравшейся там драме после того, как прояснится ситуация. На Израиль, тем не менее, надавили, и вконец деморализованное правительство Ольмерта согласилось приостановить воздушные удары на 48 часов, чтобы провести расследование обстоятельств гибели “мирных жителей”.

Так что же случилось в Кане? Все до банальности просто. На брифинге для журналистов начальник штаба военно-воздушных сил бригадный генерал Амир Эшель показал кадры видеосъемки, на которых отчетливо видно, как мобильная пусковая установка въезжает в подземную стоянку под трехэтажным домом. Преследовавшие ее летчики нанесли по зданию ракетный удар. Произошло это в полночь. Но здание почему-то обрушилось в восемь утра. В результате еще одного мощного взрыва – скорее всего, сдетонировали хранившиеся в нем боеприпасы. “Хезболлинская” пропаганда раструбила о гибели десятков “мирных жителей”, включая детей. Но израильский эксперт по арабским странам Эхуд Яари утверждает, что под развалинами погибли боевики “Хезболлы” и их родственники. “Они представляют два клана, – сказал он, выступая на Втором канале израильского ТВ. – Уничтоженного на днях Мухаммада Шальхуба, который отвечал за доставку ракет из Сирии и Ирана, и депутата ливанского парламента от “Хезболлы” Ашема”. Теперь вы понимает, почему поднялся такой истошный визг? Еще бы! Боевикам наступили на горло.

Израиль, объявив, что воюет с террористами, а не с Ливаном, сам связал себе руки. Ставленник Сирии президент Эмиль Лахуд, конституционные полномочия которого давно истекли, и якобы прозападно настроенный премьер-министр Фуад Синьора ничем не лучше того же Башара Асада. Незадолго до начала боевых действий Синьора заявил в интервью информационному агентству Associated Press, что “Ливан будет последней арабской страной, которая заключит мир с Израилем”. Интересно, что и Хасан Насралла, выступая по телеканалу “Аль-Джазира, сказал, что ливанское правительство заранее знало о готовящемся похищении израильских солдат: “Я говорил о нашем намерении с ведущими политиками страны. Не хочу теперь называть их имена, но когда настанет время сводить счеты, я это сделаю”.

Пока Кофи Аннан пытался надеть на Израиль наручники, в Дамаске прошло заседание военного совета, на котором председательствовал Башар Асад. Помимо Хасана Насраллы и председателя иранского совета национальной безопасности Али Лариджани в нем участвовали ХАМАСовцы Халед Машаль и Мусса Абу Марзук, а также главнокомандующий «Исламского джихада» Абдулла Рамадан Шелах. Говорили они, понятно, не о мире.

Победная тактика “Хезболлы” будет использована в мировой войне, развернувшейся под знаменами джихада, пишет итальянская газета La Stampa.

Израиль судорожно ищет способы, как сохранить лицо. Ольмерт убеждает сам себя, что ни о каком прекращении огня не может быть и речи. Но возобновившееся сухопутное наступление в южном Ливане – отчаянная попытка наверстать упущенное. Любая война предполагает тотальное уничтожение врага до полной его капитуляции. А с кем воюет Израиль – с Ираном, Ливаном или босяками из “Хезболлы” и ХАМАСа? Ради чего страдают еврейские беженцы? Ливанцам помогает весь мир, а евреи, как и во все времена, должны позаботиться о себе сами.

Тоже своего рода психоанализ. Это опять Карл Краус. Сегодня знатоком психоанализа можно смело назвать Махмуда Ахмадинеджада, который заявил, что кризис в Ливане вынудил Тегеран переоценить пакет предложений западных стран. Иными словами, израильская угроза заставляет Тегеран всерьез подумать о собственном ядерном оружии. Пока это, пожалуй, единственный реальный результат так называемой войны в Ливане.