ЧЕГО ВЫЖИДАЕТ ГРИНСПЭН?

Юлий Герцман

При всех своих выдающихся талантах, председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспэн никогда не был специалистом по экономическому прогнозированию. Он предпочитает воздерживаться от точных предсказаний, к которым часто прибегают многие другие экономисты. Вместе с тем его успех в области разработки кредитно-денежной политики во многом обусловлен умением заранее предвидеть возможные угрозы экономике, и манипулировать при этом процентными ставками таким образом, чтобы смягчить эффект от реализации этих угроз.

Сегодня Гринспэну в очередной раз приходится сдавать экзамен. Многие эксперты начинают всерьез задаваться вопросом, не утратил ли маэстро свой «нюх». Совсем недавно возглавляемый Гринспэном федеральный Комитет по делам открытого рынка принял решение о сохранении процентных ставок на их нынешнем уровне, несмотря на обвал фондового рынка и рост цен на нефть, способный дополнительно замедлить и без того вялый рост экономики. При этом двое из членов Комитета – президент отделения Федеральной резервной системы в Далласе Роберт МакТир-младший и управляющий Центральным банком Эдвард Грэмлич – рискнули нарушить субординацию и проголосовать за сокращение ставок.

Однако утверждать, что звезда виртуоза кредитно-денежной политики близка к закату, еще слишком рано. Действительно, у шефа ФРС были достаточные причины, чтобы не торопиться с новым сокращением ставок. И, отметив в заявлении, опубликованном по итогам заседания Комитета, свою осведомленность о рисках, угрожающих экономике, Гринспэн тем самым сохранил для себя возможность для сокращения ставок в будущем. По мнению бывшего управляющего ФРС Лайла Грэмли, существует высокая вероятность того, что это сокращение будет осуществлено еще до очередного заседания Комитета, которое должно пройти 6 ноября, на следующий день после выборов в Конгресс.

Чем же объяснить, что хорошо известный своей осторожностью Алан Гринспэн не дал «добро» на сокращение ставок, чтобы подстраховать экономический рост от вероятных рисков? Во-первых, тем, что он по-прежнему считает, что экономика вступила в период восстановления. Потребительский спрос остается устойчивым, причем в последнее время было отмечено даже его увеличение. Несмотря на тяжелое положение корпоративной Америки, объемы инвестиций в бизнес постепенно начинают расти, хотя и не так быстро, как хотелось бы.

По-прежнему сохраняется высокая степень неопределенности. Более того, даже ФРС ожидает заметного замедления темпов роста в четвертом квартале по сравнению с третьим. Однако, по мнению Гринспэна, те взлеты и падения, которые сопровождают рост экономики сегодня, во многом связаны с чрезвычайно мягким характером прошлогодней рецессии. Гринспэн и его коллеги также уверены в том, что высокая производительность труда позволит экономике успешно преодолеть все трудности. Высокая производительность труда позволяет компаниям сокращать расходы на труд, улучшая за счет этой экономии свои финансовые показатели. В свою очередь, улучшение финансовых показателей, в конце концов, должно привести к росту капиталовложений в компании, недостаток которых сегодня остается Ахиллесовой пятой нашей экономики.

Однако что хорошо для корпоративных прибылей, плохо для рынка труда, по крайней мере, в краткосрочном периоде. Высокая производительность труда позволяет компаниям решать свои задачи при меньшей численности персонала. Именно поэтому снизился рост числа новых рабочих мест, и именно это может привести к новому витку повышения уровня безработицы. Тем не менее, по мнению представителей руководства ФРС, в конечном итоге компании все равно будут вынуждены возобновить набор новых работников.

Выступая в Канзасе, Гринспэн предположил, что, с точки зрения экономической теории, котировки на фондовом рынке пришли на более или менее реально обусловленный уровень. Правда, он отдает себе отчет в том, что, помимо собственно экономических факторов, цены на акции зависят от настроений инвесторов и других причин, способных вызвать как их внезапный рост, так и снижение.

Сейчас рынки особенно нервно реагируют на ситуации вокруг Ирака, создавая для директоров компаний, еще не успевших отойти после недавних корпоративных скандалов, дополнительный повод, чтобы не спешить с инвестициями и набором рабочей силы. И ФРС не в силах переломить ситуацию.

Так будут ли новые сокращения ставок? Скорее всего, да. Но Гринспэн пойдет на этот шаг только тогда, когда это может произвести наибольший эффект на доверие инвесторов и состояние деловой среды. Разумеется, добиться этого будет непросто, однако в прошлом шеф ФРС уже неоднократно справлялся с подобными задачами, так что не удивляйтесь, если ему удастся это снова.