ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ВОЙНА ЗА БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Борис Альтнер

На Ближнем Востоке вот уже третью неделю длится военный конфликт так называемого «нового типа» – конфликт, ставший своеобразной, страшной визитной карточкой начала XXI века: не страна воюет со страной, не военный блок с военным блоком, а государство против аморфного, непризнанного образования под названием «террористическая организация». Конечно, сама «Хезболла» предпочитает именовать себя политической партией (собственно, само название означает «Партия Аллаха»), однако суть от этого не меняется: вряд ли можно представить себе где-нибудь в Европе, России или Америке легитимную политическую партию, обладающую собственными, не подчиненными государству, войсками, вооружением вплоть до ракетного и влиянием большим, нежели собственно правительство этой страны. Однако не зря Макиавелли утверждал, что «война – это продолжение политики». Между Израилем и «Хезболлой» идет война, льется кровь как комбатантов, так и невинных жертв с обеих сторон, а вокруг нее разворачивается политическая битва – битва за лавры миротворцев и посредников. В ней есть свои победители и свои побежденные, свои стремительные атаки и позиционные бои. Нет, по крайней мере, пока лишь одного: мира. Решения ближневосточных проблем.

Первое поражение в битве за место посредника и миротворца пришлось на долю России. Еще в последний день саммита G8 в Санкт-Петербурге министр иностранных дел Лавров, отвечая на вопрос израильской журналистки, со снисходительной уверенностью в голосе заявил, что «наши люди позаботятся о ваших солдатах (имеются в виду военнослужащие ЦАХАЛа, похищенные боевиками – с чего и начался конфликт) и постараются их вернуть семьям». Как именно заботились эти «наши люди» – до сих пор неизвестно, однако результата этой заботы нет до сих пор. Мало того, российские дипломаты явно переоценили свои возможности влияния на арабских лидеров – что и продемонстрировал далекий от дипломатии «политик», шейх Насралла, с небольшой долей вежливости послав «любых посредников – из России или из Европы» по известному адресу. Увы, но в данный момент Россия вряд ли в состоянии хоть как-то повлиять на развитие событий в регионе. Собственно, Насралла вряд ли позволил бы себе подобные эскапады, если бы немного раньше точно такое же пренебрежение к российским дипломатическим усилиям не продемонстрировал его хозяин – иранский президент Махмуд Ахмадинеджад, в продолжающемся конфликте вокруг ядерной программы Ирана. Сегодня «Хезболла» вооружена иранскими ракетами и РПГ, сделанными еще по советским чертежам, а единственное, чего ожидают лидеры этой «партии нового типа» от России – это безоговорочной поддержки, осуждения Израиля и, может быть, по старой советской памяти, вооружений посовременнее, чем могут им дать Иран и Сирия. Отпущенных, как говаривала сборная КВН Минска, «в кредит и отдавать не надо». Россия, более желающая укрепить свою репутацию миротворца, вряд ли согласится с подобной ролью – а ничего другого «Хезболла» от нее иметь не желает. Точно так же, как не согласится с российским посредничеством и Израиль: трудно воспринимать какие-либо предложения от страны, давшей противнику, пусть и опосредованно, те самые ракеты, которыми год за годом обстреливаются северные города Израиля. Как ни крути, а эмоции по-прежнему играют в политике важную роль.

Подобные же эмоции привели к дипломатическому поражению и США. Госсекретарь Кондолиза Райс вынуждена была отменить свою вторую поездку в Бейрут по одной простой причине: после первой поездки у нее больше нет там собеседников. Америка так или иначе расценивается «Хезболлой» в качестве врага, а ливанское правительство в последние недели показало себя слишком слабым и слишком зависимым от желаний лидеров экстремистов. Официальные лидеры Ливана постоянно обращаются к международному сообществу с просьбой остановить Израиль, одновременно открыто признавая, что ничего не могут поделать с «Хезболлой». Просить международной помощи в исполнении резолюции ООН 1559 от 2 сентября 2004 года, предусматривающей разоружение всех неправительственных группировок Ливана, они не собираются – таким образом, руки у «Хезболлы» остаются развязанными. Влияние этой организации в Ливане сейчас таково, что единственная сила, способная ее если не уничтожить, то существенно ослабить – это, парадоксальным образом, Израиль – чем он, собственно, и занят, ведя эту достаточно бессмысленную для себя войну. В такой ситуации трудно представить себе, что американцы в состоянии взять на себя роль посредника в этом конфликте: опять же, Иран и Сирия считают США «врагом номер один», а «Хезболла», как ни старается представить себя независимой и самостоятельной, не раз на деле доказывала, что является всего лишь инструментом влияния этих двух стран. То есть переговоры, по большому счету, нужно вести не с «куклами», а с «кукловодами», а те общаться не расположены.

Все это хорошо осознают европейцы, однако и они вряд ли в состоянии хоть как-то повлиять на обстановку – уже хотя бы потому что, как это все чаще можно наблюдать в Евросоюзе, общей внешней политики у ЕС как не было, так и нет. Франция, еще со времен президента де Голля возглавляющая лагерь европейских политических противников Израиля, на свой страх и риск подготовила проект резолюции по урегулированию израильско-ливанского конфликта и распространила документ среди 15 членов Совета Безопасности ООН. Как сообщает агентство “Рейтер”, предполагается направить до 20 тысяч миротворцев в район границы Ливана с Израилем и Сирией – однако только при условии прекращения огня, на что не согласны израильтяне, требующие вернуть похищенных солдат, а тогда уже прекратить боевые действия. Французский проект предусматривает освобождение захваченных израильских солдат и разоружение боевиков “Хезболлы” – однако после прекращения огня. На это не согласны сами боевики – причем все чаще в среде специалистов звучит мнение о том, что их несогласие обусловлено одной простой причиной: похищенные солдаты убиты и «Хизбалле» попросту некого освобождать. Вряд ли Израиль, как это случилось пару лет назад, позволит вернуть себе трупы своих бойцов вместо живых заложников в обмен на какие-либо уступки.

Тем не менее, как минимум с одним пунктом предложенной резолюции уже сейчас согласны все стороны – впрочем, по различным причинам. Речь идет о вводе миротворческого воинского контингента. Проблема заключается в том, что «Хезболла» согласна с таким вводом потому, что не без оснований полагает, что «голубые каски» не станут мешать им продолжать ракетные обстрелы израильской территории – в конце концов, немногочисленные ООНовские посты до сих пор в эти дела не вмешивались, а боевики «Хезболлы» ухитрялись даже время от времени перевозить свои ракеты в ООНовских конвоях. Израильтяне же, требуя, с одной стороны, чтобы подобный миротворческий контингент был действенным, то есть реально обеспечивал безопасность от обстрелов северного Израиля, с другой, добиваются от него активных действий против «Хезболлы» – в рамках исполнения все той же резолюции ООН за номером 1559. Учитывая тот факт, что добровольно «Хезболла» вряд ли захочет разоружаться, такое требование означает не что иное, как желание заставить 20-тысячный контингент международных сил делать то, что делает сейчас ЦАХАЛ – воевать против «Хезболлы». Кроме того, что вряд ли ООН позволит своим солдатам участвовать в войне, они попросту не могут этого делать: согласно статуту ООН, «голубые каски» не имеют права использовать тяжелое вооружение.

Подобное право есть еще у одной международной военной организации, а именно – недавно созданного Еврокорпуса или EUFO. Он также может с мандатом ООН проводить операции за пределами Евросоюза, а вооружение у него куда более впечатляющее. Однако численный состав всего Еврокорпуса не достигает 20 тыс. солдат, да и вообще – идея о том, что европейцы станут воевать на Ближнем Востоке, абсурдна. Тем не менее, какое-то время правительства Франции и ФРГ пытались делить шкуру неубитого медведя и оспаривали друг у друга честь возглавить эту предполагаемую миротворческую миссию. В заочном споре поражение потерпели немцы: канцлер Германии Ангела Меркель, уступив как внешнему давлению, так и давлению со стороны оппозиции, официально заявила о том, что немецкое руководство не намерено посылать солдат Бундесвера в Ливан. До сих пор Германия находится в весьма двусмысленном положении из-за своих военных поставок: с одной стороны, она отправляет в Израиль двигатели для танков «Меркава-2», с другой же – поставляет Сирии свою, хотя и несколько устаревшую, но все же вполне пригодную бронетехнику и артиллерийские системы – те самые, которые частенько оказываются потом на вооружении у «Хезболлы».

Вместо немецких военнослужащих на Ближний Восток отправляется экс-глава немецкого внешнеполитического ведомства Йошка Фишер – человек, в свое время стяжавший лавры лучшего после Генри Киссинджера посредника в израильско-палестинском конфликте. Ему доверяют как израильтяне, так и ливанцы, однако Фишер, не успев приступить к своим новым обязанностям профессора политологии в США, направил свои стопы вовсе не в Израиль и даже не в Ливан. Подобно хорошему врачу, лечащему причину болезни, а не ее симптомы, он полетел в Иран. Его ожидает обширная программа: он должен выступить в Тегеране, в Центре стратегических исследований (CIS), с лекцией на тему «европейско-иранские взаимоотношения», а также встретиться с министром иностранных дел Ирана Манучером Моттаки. Это новейшая попытка со стороны Европы хотя бы неофициально разрешить текущий конфликт. Не стоит возлагать на нее слишком большие надежды, однако в ситуации, когда шансов на мирное урегулирование становится все меньше, приходится хвататься и за соломинку.