МНОГОТОЧИЕ В ЭПОПЕЕ

Анатолий Гержгорин

Вы не верите в воскрешение мёртвых? Тогда взгляните на нынешних израильских политиков. Почему именно на израильских? А потому что, дойдя до развилки дорог, они норовят пойти по обеим дорогам сразу. Вы помните, как еще пару недель назад грозно сотрясал маленьким кулачком Эхуд Ольмерт? Если бы его спросили в тот момент о политическом кредо, он наверняка бы выпалил: «Насралла!». Не смейтесь над этим именем. Насралла в переводе с арабского означает «победа Всевышнего», и это имя, между прочим, весьма популярно среди мусульман-шиитов. В то время как Эхуд в переводе с иврита всего лишь – признанный. Кем, почему и зачем – остается под вопросом. Не потому ли, как только к власти в Израиле приходят Эхуды, становится худо?

На прошлой неделе Израиль, приняв резолюцию Совета Безопасности ООН №1701, поставил многоточие в ливанской военной эпопее. А победная точка осталась за “Хезболлой”. Но израильские политики, отличающиеся умением предлагать вчерашние ответы на сегодняшние вопросы, понятно, с этим не согласны. Их аргументы можно свести к реплике шахматиста Роберта Фишера: “Когда я проигрываю партию, то чувствую себя королем, который подает нищему”. Но, как говаривал известный американский генерал Дуглас Макартур, перед которым капитулировали японцы, победу в войне ничем не заменишь. Когда Израиль полагался только на себя, он выигрывал. А теперь жадно ждал, что скажет Совет Безопасности ООН. Но война не то место, где победителя определяет фотофиниш.

“Это самое лучшее из всего, что мы можем для вас сделать”, – сухо сказала, позвонив Эхуду Ольмерту, Кондолиза Райс, после того как была принята резолюция, призывающая к прекращению огня в Ливане. Ольмерт поблагодарил Джорджа Буша, впервые позвонив ему со времени начала военных действий. Можно предположить, что у него был вид побитой собаки. Узи Ландау, бывший министр внутренней безопасности и председатель комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, анализируя сложившуюся ситуацию, пишет в газете “Гаарец”: «Буш рассчитывал, что Израиль, быстро разделавшись с “Хезболлой”, нанесет удар и по сирийско-иранской коалиции, претендующей на ведущую роль в регионе». Соединенные Штаты тянули до последнего и дали согласие на прекращение огня, только когда стало понятно, что Израиль не сумеет довести дело до конца.

Уже не первый год в США идет спор, как относиться к еврейскому государству: либо это важный стратегический союзник, либо – бремя, от которого следует избавиться. После “странной” войны в Ливане Белый дом неизбежно задастся вопросом: стоит ли вообще полагаться на Израиль? И в самом деле. Сирия не только снабжала “Хезболлу” ракетами, которые градом падали на израильские города и населенные пункты, но и открыто призывала к войне арабские страны.

Издающаяся в Лондоне газета “Аш-Шарк аль-Аусат” опубликовала выдержки из речи сирийского министра иностранных дел Валида Муалема на саммите в Бейруте, организованном Лигой арабских государств. “Пришло время объединить усилия и готовиться к окончательной войне с Израилем, – заявил он. – А заодно объявить Западу нефтяной бойкот”. Израильская верхушка заткнула уши, и это было расценено как слабость. А слабых не уважают.

В Израиле резолюцию Совета Безопасности ООН восприняли с облегчением и даже поспешили объявить о неслыханной дипломатической победе. Пресс-секретарь израильского МИДа Марк Регев заявил, что Израиль пришел к прекращению огня с явным преимуществом как на военном, так и на дипломатическом фронте. По его мнению, военный и политический потенциал “Хезболлы” подорваны настолько, что боевики уже никогда больше не смогут вести себя как государство в государстве. И тем более обстреливать ракетами Израиль. У эмоционального ливанского премьер-министра Фуада Синьоры настроение не столь радужное. “Эта резолюция отстаивает, скорее, интересы «Хезболлы», чем наши”, – пожаловался он заместителю госсекретаря Дэвиду Уолшу.

Один из ведущих ливанских политических обозревателей, главный редактор и издатель газеты “Ас-Сафир” Таляль Сальман пишет о том, что думают сегодня в арабском мире. Война, по его мнению, только укрепила позиции “Хезболлы”, добившейся безоговорочной победы: “Если Израиль и США в течение месяца не смогли сломить ее воли к сопротивлению, то какой ливанский политик в состоянии выступить против этого патриотического движения, защищающего страну от агрессии?”

Именно это бралось в расчет и при подготовке резолюции №1701. Она отражает четыре пункта, на которых настаивал Хасан Насралла. Во-первых, 15-тысячный миротворческий контингент не получит права на применение военной силы. Во-вторых, эмбарго на поставки вооружений “Хезболле” из Ирана, Сирии или любой другой страны носит чисто декларативный характер. В-третьих, не выработан механизм и условия по разоружению этой террористической группировки. И, наконец, ничем не подкреплен голый призыв к “безусловному освобождению” двоих захваченных израильских солдат. Об этом говорится лишь в преамбуле резолюции, что можно расценивать не как требование, а необязательную к исполнению рекомендацию.

Кроме того, резолюция требует, чтобы израильские войска ушли из Ливана до ввода международного миротворческого контингента, который еще надо сформировать. А через месяц Кофи Аннан займется вопросом отторжения ферм Шебаа. Не все знают, что этот западный склон горы Хермон имеет важное стратегическое значение. С его вершин просматривается вся территория Израиля. Что касается освобождения израильских солдат, ради чего вроде бы и началась эта война, то, как заявил Эхуд Ольмерт, вопрос будет обсужден на переговорах с “Хезболлой”. С чего начали, к тому и пришли.

Все-таки римляне были умнее нынешних израильских руководителей, утверждая, что не следует начинать сражения, если нет уверенности, что в случае победы выиграешь больше, чем потеряешь при поражении. Прямые расходы Израиля за месяц боевых действий превысили 5 с половиной миллиардов долларов, а косвенные, по прогнозу специалистов минфина, вырастут, как минимум до девяти. Если учесть, что в ходе войны погибло 870 ливанцев (530 из них, по израильским данным, боевики “Хезболлы”), то один труп обошелся более чем в 9 миллионов долларов. Десятой части этих средств хватило бы на отстрел всей “хезболлинской” верхушки и еще осталось бы на выкуп пропавших без вести солдат, начиная с 1948 года.

Ливану помогут залечить раны всем миром. Израиль будет преодолевать трудности самостоятельно. Теперь посмотрим, чем обернулась война для Израиля. 158 погибших, в том числе 117 военнослужащих. Эта цифра, безусловно, возрастет, потому что сейчас идет борьба за жизнь 34 тяжело раненных. Сотни останутся инвалидами на всю жизнь. 4.230 ракет врага обезобразили улицы многих городов и населенных пунктов. Больше всех досталось городу Кирьят Шмона, “принявшему” свыше 1000 ракет, и Нагарии, в окрестностях которой разорвалось около 900 смертоносных “подарков”. Леса и заповедники Верхней Галилеи превратились в груды углей и пепла. Чтобы все это восстановить, потребуется не один десяток лет.

Естественно, напрашивается вопрос, почему так бездарно воевала армия? “Разбор полетов” еще предстоит, но некоторые выводы напрашиваются уже сейчас. Комментаторы новостного канала Foxnews обратили внимание, что Ольмерт поддерживал связь в основном только с Кондолизой Райс. И не шел ни на какие контакты с вице-президентом Диком Чейни и министром обороны Дональдом Рамсфелдом, настаивавшими на войне до полного разгрома врага.

И это, конечно, не случайно. Вашингтон дал понять, что “Хезболла” слишком мелкая сошка. Атаковать надо Сирию. Дамаск был в курсе, потому и ввел повышенную боевую готовность. Разгромить сирийскую армию с ее устаревшим оружием особой проблемы не составляло.

Это вынудило бы Дамаск обратиться за помощью к Ирану, с которым заключен пакт о взаимной обороне. Тегеран был бы поставлен перед выбором – воевать с Израилем и США или бросить сирийского союзника на произвол судьбы, что на Востоке не прощается. Израиль, по сути, не рисковал ничем. Зато мог поставить на место обнаглевшего Ахмадинеджада. Но Ольмерт струсил и поспешил заявить, что не собирается воевать с Сирией. Асад быстро пришел в себя и начал корректировать ракетный огонь по Израилю. Если кто-то думает, что Вашингтон быстро забудет этот израильский плевок, то глубоко ошибается. Такие вещи не прощаются. Не случайно конгресс вдруг совсем неожиданно выступил против отправки в Израиль ракет типа М-26, несмотря на то что госдепартамент одобрил эту сделку еще несколько месяцев назад. Эти ракеты, начиненные металлическими шариками, обладают повышенной площадью поражения.

Не атаковав Сирию, Израиль ничего не смог добиться и в Ливане. Военные утверждают, что у генштаба был детальный план операции, в ходе которой можно было уничтожить “Хезболлу” в течение максимум двух недель.

Война должна была начаться с воздушного удара по штабу “Хезболлы” в Бейруте, чтобы не дать возможность террористической головке перебраться в подземные бункеры. Затем предполагалось высадить массированный десант в районе реки Литани, который отрезал бы укрепленные районы боевиков от тыловых баз, лишив боеприпасов и продовольствия, что быстро вынудило бы их к унизительной капитуляции. Но Ольмерт отверг и этот план, решив ограничиться только авиаударами по южному Ливану, а затем, потеряв фактор внезапности, и по Бейруту.

Как бы то ни было, после драки кулаками не машут. Произошло то, что произошло. Более того, именно это и должно было произойти. Каждый народ заслуживает то правительство, какое избирает. Все прекрасно видели, что в отстойнике по имени “Кадима” собрался отработанный политический шлак.

Во время предвыборной кампании Эхуд Ольмерт открытым текстом заявил, что «мы слишком устали и нам надоело побеждать». Но за него голосовали, как за спасителя Израиля. Голосовал Север, не испытавший ни малейшего сочувствия к изгнанникам Гуш-Катифа, не содрогнувшийся после погрома в Амоне. И долго еще придется мыкаться невольным беженцам, потому что денег на благоустройство у государства нет. Их профукали Ольмерт и просидевший всю войну в Америке почетный пенсионер международного значения Шимон Перес, который, выступая в Вашингтоне, опять рассказывал небылицы о “новом Ближнем Востоке”, создании совместных с Сирией промышленных зон на Голанских высотах и “мирном процессе”.

Армия, которую готовили к войне с собственным народом, не способна воевать с настоящим врагом. Даже верховный комиссар Евросоюза по иностранным делам и обороне Хавьер Солана, которого никак не отнесешь к большим друзьям еврейского государства, отметил в интервью информационному агентству NRG: “Опыт этой войны показывает, что односторонний уход с территорий создает вакуум, который занимают террористы, и в результате туда вновь приходится возвращаться. Поэтому израильскому премьер-министру стоит пересмотреть свою дальнейшую “программу консолидации”.

Виновным в военном провале сделают по традиции начальника генштаба Дана Халуца – выдвиженца, кстати, Ариэля Шарона. В свое время Голда Меир с подачи Моше Даяна тоже пыталась возложить всю ответственность за фиаско войны Судного дня на тогдашнего начальника генштаба Давида Элиазара. Но у нее хватило совести уйти. Ольмерт – не Голда и даже не ее тень. Совесть в нем проснется не скоро. А поскольку почти все израильские политики давным-давно повязаны общими интересами, то, в конце концов, сойдутся в цене. И если сам народ не найдет в себе сил сбросить со своих плеч “прокадимцев”, то уповать придется лишь на Небеса.