ГЕРМАНИЯ ГОТОВИТСЯ К ВОЙНЕ

Борис Альтнер

«Si vis pacem, para bellum» – «Хочешь мира – готовься к войне»: эту чеканную фразу, выработанную древними римлянами, весь мир знает уже тысячи лет – похожая формулировка была использована еще Платоном («Законы», VIII, 829 А). Во все века и времена, после каждой войны человек мечтал о мире – и всегда вслед приходила новая война. Нынешнюю войну с терроризмом многие называют Третьей мировой – и в этом есть определенный смысл, так как ведется она по всему миру: от Ближнего Востока до Чечни, от Афганистана до Австралии. Не осталась в стороне и Европа: взрывы в Мадриде и Лондоне показали, что европейцы находятся под прицелом террористов так же, как русские, американцы или израильтяне.

Однако парадоксальным образом, до сих пор многие европейские народы этого факта, похоже, просто не осознали. И добро бы речь шла о странах Балтики, Чехии или Польше, где обстановка в этом смысле и впрямь совершенно спокойна – до такой степени, что порой это выглядит даже курьезно. К примеру, всего несколько месяцев назад в польском обществе всерьез обсуждалась проблема: почему в Польше исламисты не пытаются ничего взорвать? Мы что, рыжие – везде взрывают, а у нас тихо? Что за пренебрежение, пся крев? Вывод из дискуссии оказался не менее парадоксален: мы настолько страшны, – решили польские политики и общественные деятели, – что нас попросту боятся задевать. А не то так ответим – мало не покажется. Впрочем, не стоит полагать, что все поляки так уж всерьез верят в это: по крайней мере, некоторые польские СМИ отреагировали на подобное резюме с изрядной долей юмора, а иные попросту не обратили на нее внимания.

Тем не менее, причины относительного спокойствия в странах-новичках Евросоюза можно понять: для исламистов здесь попросту нет точки опоры. Если в этих странах и встречаются какие-нибудь оседлые мусульмане, то уж террористов среди них днем с огнем не сыщешь. Даже неудавшееся покушение на президента Израиля Моше Кацава в Венгрии в прошлом году устроили два приехавших специально для этого «туриста». Другое дело – та же Германия: до недавних пор невозмутимости немцев можно было только удивляться. Казалось бы, огромное количество радикализированных элементов в среде немецких мусульман (по последним оценкам Федерального ведомства по защите Конституции Германии, их число составляет от 10 до 15 тысяч человек – почти вдвое больше, чем неонацистов), легально действующие на территории страны организации вроде «Хезболлы» и «Миллигёренг» (турецкая исламская организация, провозгласившая своей окончательной целью построение на территории Германии «республики Аллаха» – впрочем, официально политическими методами) дают все поводы хотя бы для волнения. Ан нет: в среде бундесбюргеров почему-то выработался весьма стойкий «стереотип безопасности». Идея его заключается в следующем: мы – «спальный вагон» террористов. Мы без разговоров предоставляем убежище политбеженцам, не разбираясь, от кого именно они бегут, и кто их преследует. Мы терпимы, толерантны, у нас хорошие связи в арабских странах – значит, нас не тронут. Известно ведь, что «волк не охотится там, где живет» – а мы гостеприимно пустили волка жить к себе.

К сожалению, подобная философия, как показывает опыт, не срабатывает. Как весьма верно заметил (правда, по другому поводу) В.В.Путин: «товарищ волк слушает, да кушает». Показной нейтралитет Германии и ее готовность посредничать по любому вопросу кажутся радикальным исламистским организациям похвальными, но недостаточными. «Вы протестовали против вторжения в Ирак – замечательно. Вы снабжаете видами на жительство и возможностью беспрепятственно передвигаться по Евросоюзу наших людей – прекрасно. Сделайте теперь следующий шаг. Публично порвите с США, а еще лучше – объявите войну Израилю. А не то мы вас…».

Что происходит «не то», если Германия настаивает на праве вести собственную политику, действовать не под диктовку очередного шейха, аятоллы и «духовного лидера» – немцам наглядно демонстрируют в последний год. Вы думали, вас в Ираке никто не тронет? Получите свои похищения – платите денежки за ваших драгоценных граждан. Вы принимаете у себя беженцев из Ливана? Вот вам в подарок пара десятков активных боевиков «Хезболлы» – по последним сведениям немецкой разведки BND (Bundesnachrichtendienst), во время эвакуации граждан Германии из Ливана в связи с вооруженным конфликтом между «Хезболлой» и Израилем, с ливанской территории, пользуясь тем, что особо документов у эвакуируемых никто не проверял, в ФРГ попали до сотни прошедших боевое обучение членов этой радикальной организации. Зачем эти герои-воины в самый разгар боевых действий против ненавистного сионистского врага покинули Родину и отправились в Европу – можно лишь гадать, причем догадки эти будут не слишком веселыми.

Последние события настолько наглядно показали немцам, что они давно уже находятся под прицелом и никаким-таким особым статусом в глазах исламистов не пользуются, что не увидел бы опасности лишь слепой. 1 августа в двух региональных поездах, в Дортмунде и Кобленце, были обнаружены две газовые бомбы: чемоданы, содержавшие 30-килограммовые баллоны с пропаном, а также запалы, часовые механизмы и некоторое количество «шрапнели» – обрезки гвоздей, битое стекло и т.д. Подложены они были в Кельне – одна из видеокамер зафиксировала злоумышленников, как выяснилось позже. Страшно подумать, что бы произошло, если бы эти адские устройства в самом деле взорвались – и слава Богу, что этого не произошло: обе бомбы содержали одну и ту же техническую ошибку, которая не только не дала произойти взрыву, но и позволила полиции довольно быстро выйти на след их создателей. Кроме того, в «дортмундской» бомбе были обнаружены обрывки пластикового пакета, который, как установили криминалисты, продается в одном-единственном супермаркете в Бейруте. В чемодане же, обезвреженном в Кобленце, террорист вообще ухитрился забыть записную книжку с бейрутскими телефонами. Когда об этом узнала немецкая пресса, некоторые любители триллеров даже предположили, что это была такая особо хитрая провокация израильских спецслужб, чтобы восстановить немецкое общественное мнение против «Хезболлы». Однако, во-первых, делать этого нет смысла – в отличие от абсолютного большинства европейцев, немцы на протяжении всего конфликта поддерживали Израиль не только официально, но и на уровне общества в целом; во вторых же, быстро выяснилось, что злоумышленники – и в самом деле ливанцы, но не профессионалы-террористы, а студенты-троечники.

Один из них, 20-летний Юсуф Мохаммед, изучал электронику в Кильском университете – он был арестован 19 августа и заявил, что решил устроить теракт из-за того, что «его брат был убит израильской бомбой в Бейруте» – впрочем, он не смог пояснить, почему мстить собрался не израильтянам, а непричастным немцам. Впоследствии выяснилось, что сделать заявление о погибшем брате ему посоветовал адвокат, чтобы потом на суде можно было сослаться на состояние аффекта – на самом деле, как выяснилось, у Юсуфа брата нет вообще, только две, слава Богу, вполне живые сестры. Сейчас он несколько перестроил свои показания, сообщив, что «все мусульмане – братья, и многие из них погибли под израильскими бомбами» – то есть, возможность сослаться на состояние аффекта остается. Другой, 23-летний Джихад Хамад, изучал машиностроение в университете Кельна: сразу после неудавшейся попытки теракта он срочно отправился через Турцию в Ливан. Большинство экспертов полагали, что он там и «ляжет на дно», но тут сработали и в самом деле неплохие связи Германии с ливанским правительством: обычно пассивные в отношении всякого рода террористов власти Ливана оперативно провели розыск и готовы были арестовать неудавшегося бомбиста (как только досконально выяснили, что он не член «Хезболлы»)… но дали ему возможность явиться с повинной – что тот и сделал в надежде, что его прикроют и не выдадут Германии. Договора об экстрадиции преступников между ФРГ и Ливаном не существует, однако немецкие дипломаты полагают, что Джихад Хамад все же предстанет перед немецким судом.

Казалось бы – мелкое происшествие, дилетантская попытка двух неудавшихся ливанских Винтика и Шпунтика сделать большой «бум» и прославиться. Куда этому происшествию до страшных взрывов в мадридских электричках или до «огненного креста» Лондона. Тем не менее, не все так просто. «Бедные студенты» действовали вовсе не по наитию свыше – их умело направили на теракт. Оба они состояли в молодежной ливанской исламистской организации «Хизб ут-Тахрир» (ее деятельность в Германии, как и деятельность «Хезболлы», хотя и находится под пристальным наблюдением служб охраны правопорядка, но официально не запрещена), в одном из отделений которых они и познакомились с 23-летним сирийцем Фади А.С. Он и подбросил им идею устроить взрывы. А сам Фади, арестованный чуть позже обоих горе-террористов, как это доказали немецкие следователи, является активным членом «Аль-Каиды».

Этот случай, похоже, все-таки пробудил жителей Германии от спячки. Немцы, непривычные к подобным перипетиям у себя дома, переполошились не на шутку: в аэропортах из-за усиленных досмотров образовываются длиннейшие очереди (впрочем, никто не жалуется – жизнь дороже), на вокзалах повсюду видны полицейские патрули, проходят избирательные досмотры, а многие пассажиры пригородных поездов и общественного транспорта в последние дни могут слышать постоянно повторяющиеся призывы не стесняться звать полицию, если увидели подозрительных людей или бесхозные сумки либо чемоданы. Государственная железнодорожная компания Deutsche Bahn объявила о том, что оснастит все вокзалы и станции дополнительными охранными видеокамерами, а в одной только мюнхенской подземке таких камер будет дополнительно установлено 600 штук. Руководство крупнейшего в Европе аэропорта Франкфурта-на-Майне сообщило, что пригласило израильских специалистов, чтобы те наладили новую систему безопасности, отвечающую новым условиям – в конце концов, для израильтян они не новы.

Все эти события и сообщения вызвали в немецком обществе бурную, но довольно короткую дискуссию на тему: «А не слишком ли пристально Большой Брат начинает в нас вглядываться?». Впрочем, в данный момент она, похоже, уже почти затихла, а итог ей подвел один из комментаторов информационного телеканала N24, заявивший: «Пусть меня лучше тоталитарно просветят в аэропорту насквозь, чем я стану свободным трупом».