ВЕРЕВКА С МЫЛОМ

Анатолий Гержгорин

Если ложь – всего лишь замаскированная правда, то, наверное, прав мудрый царь Соломон: «Рты лжецов должны быть закрыты». Современный рациональный человек вывел свой закон: «Поскольку лгут все, это не имеет никакого принципиального значения, потому что никто никого не слушает». Это в какой-то мере перекликается с английской поговоркой: «Верь только половине того, что видишь, и ничему из того, что слышишь». Ложь стала визитной карточкой нашего времени. Отрицают не только Холокост. Уже и в крушении Советского Союза обвиняют ЦРУ и его не то советских, не то сионистских наймитов. Как и в трагедии 11 сентября, сотворенной руками все того же ЦРУ и весьма заинтересованного в этом «Мосада». Достаточно послушать президента Венесуэлы Уго Чавеса: «Здания были заминированы и взорваны изнутри. США был необходим повод для последующего вторжения в Ирак и Афганистан».

Летописцы всегда писали историю под диктовку. Точнее под звон монет. Поэтому истории и нет. Есть сборник легенд и мифов, в котором не осталось места для конкретного человека. Недавно специалисты Гарвардского университета пытались подсчитать, сколько людей погибло в XX веке – самом кровавом в истории человечества. И вот что из этого вышло. Первая мировая война унесла от 9 до 15 миллионов человек. Она стала причиной эпидемии “испанки”, вспыхнувшей в 1918 году. Потери от “испанки” оцениваются в 20- 50 миллионов человек. Вторая мировая война обошлась примерно в 59 миллионов жизней. В 46 региональных конфликтах погибло более 25 миллионов человек. А всего жертвами насилия стали от 167 до 200 миллионов человек, то есть каждый 22-й житель Земли.

Комментировать не хочу, потому что приблизительные подсчеты ничего не дают. Б-г не для того создавал человека, чтобы его превратили в материал для унавоживания почвы. Сколько погибло только в той стране, откуда мы приехали, навсегда останется государственной тайной. Сколько братских могил на территории Китая, в Юго-Восточной Азии, Африке тоже никто никогда не узнает. Продажные политики, чиновники и журналисты возвели на их костях храмы мира и дружбы. А те, кто не продался, никому не нужны. Накануне пятой годовщины террористической атаки на Америку CNN провел опрос общественного мнения. Результат? Почти 41% американцев винят в сентябрьской трагедии… Джорджа Буша. Институт Гэллопа назвал другие цифры – 32 %, что тоже, согласитесь, немало.

Народ, не знающий прошлого и не заботящийся о своем будущем, становится легендой. Англичане не зря считают Уинстона Черчилля самым великим британцем, жившем когда-либо в Соединенном королевстве. Это был, действительно, незаурядный человек – политик, оратор, военный стратег (служил офицером на Кубе, в Индии, Египте и Судане, участвовал в англо-бурской войне), писатель и, между прочим, лауреат Нобелевской премии по литературе. Чтобы понять, насколько он был проницателен, приведу лишь малый фрагмент из его парламентской речи в 1899 году. Вот что сказал Черчилль об исламе: «Беды и мучения мусульман поистине ужасны! Помимо фанатического безумия, которое столь же опасно в человеке, как водобоязнь в собаке, ислам формирует полную благоговения и фатализма апатию. Причем повсеместно. Везде, где правят или живут последователи Пророка, бросается в глаза неряшливое ведение сельского хозяйства, вялые методы торговли и птичьи права на собственность.

…Влияние религии парализует социальное развитие. Нет в мире более реакционной, регрессивной силы. Это воинственная религия, вербующая последователей. Мусульманство уже распространилось повсюду по Центральной Африке. И если бы христианство не было защищено оружием, созданным с помощью достижений науки и техники, цивилизация современной Европы могла бы пасть, как пала цивилизация Древнего Рима».

Сто лет спустя уже не спасают ни оружие, ни достижения науки и техники. Тони Блэр, собирающийся в следующем году на покой, напрочь забыл слова своего великого предшественника, решив «окультурить» ислам. В Британии не получилось. Поэтому он попытался это сделать на Ближнем Востоке, где побывал на прошлой неделе. В Ливане и в так называемой Палестинской автономии его встретили враждебно. Зато он отдохнул душой в Израиле, найдя понимающего собеседника в лице Эхуда Ольмерта. Перед поездкой в Рамаллу Блэру надо было заручиться поддержкой израильского премьера для активизации “мирных” переговоров с “палестинцами”. Сделать это было нетрудно.

Еще до визита Тони Блэра израильский министр иностранных дел Ципи Ливни, выступая в Хайфе на конференции «100 самых влиятельных людей 2006 года», инициированной влиятельным экономическим журналом The Marker, сказала в своем выступлении: «Нам придется пожертвовать частью Эрец-Исраэль, чтобы рядом с еврейским государством было создано палестинское». Но при этом «палестинцы обязаны признать Израиль и отказаться от террора». Можно было бы обвинить Ливни в плагиате, но поскольку то же самое не раз говорили ее предшественники, то начинаешь понимать, что горе от ума – еще не горе.

Настоящее горе – тяжелая болезнь, смерть, проблемные дети и плохие политики. Все остальное – неприятности.

Да, я забыл еще о никчемных родителях. Мне искренне жаль израильтян. Им явно не повезло с радетелями о здоровье нации. Они во что бы то ни стало хотят доказать, что если кто-то построил государство, то его с такой же легкостью можно и разрушить. Глядя на Ципи Ливни, невольно ловишь себя на мысли, что если женщина с головой ныряет в политику, значит, больше она ни на что не способна. Плавают разными стилями, но тонут – одним. Поразительно, насколько умен министр через месяц после того, когда надо было быть умным. «Есть цели, которые ни одна армия в мире не в состоянии достигнуть, – объясняет Ципи Ливни. – И мы начали войну в Ливане, заранее зная, что одной армейской операцией нам не удастся вернуть похищенных солдат и тем более уничтожить «Хезболлу». Ну прямо почти по Льву Троцкому: «Войну прекращаем, мира не заключаем, армию демобилизуем».

Учитывая эти особенности израильской национальной политики, Блэру, чтобы не испачкаться, не надо было даже надевать белых перчаток. Но при нынешних политических реалиях, как говаривал Уинстон Черчилль, приходится считаться еще и с чужим мнением. Миротворческий жар британского премьера остудил Исмаил Хания: “Мы не доверяем политике Британии, потому что она основывается на одностороннем видении ситуации на Ближнем Востоке и остается слепой к законным правам палестинского народа”. Большое, говорят, видится на расстоянии, причем, желательно безопасном для наблюдателя. Может быть Блэра действительно ждали великие дела, но так и не дождались.

В созданном совместными усилиями террористическом питомнике по имени Палестинская автономия вы не найдете ни одного еврея. Скоро не будет и христиан. Борцы за чистоту ислама громят офисы христианских организаций, бьют и калечат их активистов. В Калькилии, к примеру, подожгли офис Ассоциации молодых христиан – YMCA. Сами виноваты. Ведь местные власти настоятельно рекомендовали этой гуманитарной организации закрыть свое представительство в городе. Не прислушались. Зато другие христианские миссии, получившие подобные предупреждения, начинают сворачивать дела и уезжать подобру-поздорову. На пятничных молитвах имамы открыто призывают к уничтожению христиан, которых обвиняют в миссионерской деятельности и нарушении моральных норм исламского мира.

Общее правило в таких случаях: ведите себя так, как будто вы культурные люди. Христиане не оплакивают свою горькую судьбу, а пакуют чемоданы и перебираются в Израиль. Тони Блэра и приехавшего в это же время Сергея Лаврова они встречали не демонстрациями протеста, а хлебом и солью. Российский министр иностранных дел тоже не чужд религиозных вопросов. Тем более что Россия кровно заинтересована не в «палестинском» Вифлееме, где якобы родился Иисус Христос, а в израильском Иерусалиме, где некогда было Русское подворье, обмененное Никитой Хрущевым в середине 50-х годов на партию апельсин стоимостью 3 миллиона долларов. Теперь Москва хотела бы выкупить его назад, только апельсин у нее нет. Пока в собственности России лишь Кафедральный собор и южное крыло миссии.

Кстати, вы не замечали одну интересную русскую закономерность? Если какой-то царь или генсек вдруг допускает промашку, для того, чтобы исправить ее, ищут тех, кто за это ответит. Что привез Лавров в Иерусалим? Давно умершую идею о ближневосточной мирной конференции. Что на ней обсуждать? Освобождение захваченных израильских солдат? Разоружение террористических формирований? Нет. Пропахший нафталином план саудовского короля Абдаллы, который опять подняла сейчас на щит Лига арабских государств и даже вынесла на рассмотрение очередной 61-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. В чем суть так называемых арабских мирных инициатив, которые Россия безоговорочно поддерживает? Израиль должен полностью уйти со всех освобожденных в 1967 году территорий. Признать право на возвращение «палестинских беженцев». Естественно, с предоставлением им всех гражданских прав. И только после всеобщих выборов, в ходе которых арабы заметно усилят свои позиции, арабские государства признают то ли Израиль, то ли Исрапалестину. Все остальные варианты отметаются с порога.

На такой «мир» не пойдет даже Ольмерт. Стоит дать арабам волю, и они отнимут у вас все остальное. На что же тогда рассчитывает Кремль? Ни на что. Российская дипломатия живет по принципу: «Ломать – не строить». Это не болезнь, а защитная реакция от нездорового образа мыслей. Отсюда и расхожее выражение: любое дело можно делать тремя способами – правильно, неправильно и по-московски. Путинская Россия умудрилась перессориться не только почти со всеми странами бывшего соцлагеря, но и с ближайшими соседями. Со временем нить дружбы снова удастся связать, но узелок останется. А кто в друзьях? Иран, Северная Корея, Сирия, Венесуэла и «Хезболла» с ХАМАСом. Что они способны предложить? Веревку в придачу с бесплатным мылом?

Все титанические попытки Израиля установить мир со своими арабскими соседями заканчивались крахом. Здравый смысл подсказывает, что если все время топтаться на одном месте, наверняка наступишь на грабли. Но логика, которая всегда железная, призывает смотреть далеко вперед, а не под ноги. И чем дольше страна вынашивает национальную идею, тем труднее её родить. А слабость со временем превращается в силу привычки. Остап Бендер решил бы эту проблему без раздумий: «Утром деньги – вечером стулья. Или вечером деньги – ночью стулья…».

Впрочем, кроме железной, есть еще и женская логика, понять которую я не в силах. Поэтому ограничусь голым фактом. Эвелин Хехт-Галински – дочь президента еврейской общины Германии начала 90-х годов Хайнца Галински – опубликовала статью в газете «Frankfurter Allgemeine Zeitung». “Те, кто управляют в Израиле, злоупотребляют не только моим именем, но и еще имеют наглость прикрываться моими бабушками и дедушками, погибшими в концентрационных лагерях, чтобы оправдать свои злодеяния в Ливане и Палестине”, – пишет она. Не знаю, что побудило ее взяться за перо, но для иной женщины не оказаться в центре внимания все равно, что побывать на собственных похоронах.

Мифы настолько проникли в наше сознание, что уже манипулируют им. Джордж Буш считает, что “тучи войны” рассеются над Ближним Востоком, когда страны региона покончат с деспотизмом: «Настанет день, когда мусульмане осознают, что их величайший ресурс не нефть, а талант и творческий потенциал людей». Не слишком ли упрощенный подход? Если хочешь победить врага на Земле, ищи друзей на Небе. Мир – такая же мечта, как не ветшающая одежда и обувь. Евреи пережили это чудо, когда скитались 40 лет по пустыне. С тех пор не нашлось желающих повторить их путь. Специалисты Гарвардского университета подсчитали число погибших в XX веке. Будет ли кому считать через сто лет?