НАШ ДОМ – НАША КРЕПОСТЬ

Мир-Теймур Мамедов

Автор этой статьи Мир-Теймур Мамедов – член Союза художников Азербайджана, почетный член Союза художников Грузии. Художник он многоплановый, работающий в самых разных жанрах. Имя Теймура внесено в Международный каталог «Керамисты мира». В этом году Теймур Мамедов удостоен звания «Посол мира». Художник родился и живет в Баку. Этот город – любимая тема Теймура. Русский культурный центр «Наш Техас» готовит выставку работ Мир-Теймур Мамедова в Хьюстоне.


«Не говори много о себе – пусть лучше многие говорят о тебе» – прекрасные слова, они как нельзя лучше подходят к истории нашего дома – нашей Крепости – ведь Баку, как и многие другие города, начинался с крепости. Много авторов из разных стран и времен доносят до нас свои впечатления об этом удивительном крае, об этой благословенной земле.

Л.С. Бретаницкий – человек, посвятивший свою жизнь изучению Переднего востока и, в частности, культуры, быта, искусства Азербайджана, писал, основываясь только на фактическом материале, о том что Апшерона был заселен 35-40 тысяч лет назад. Многочисленные археологические находки как в самой крепости, так и вокруг Баку (Апшерон, Сумгаит, Мараза, Гобустан) в радиусе до 100 км доказывают, что это была довольно оживленная территория, освоенная еще в глубокой древности. Наскальные изображения лова рыбы (белуги) сетями в Гобустане, наличие костных останков рыб (белуги и осетровых) и тюленей в слоях мезолита Гобустана датируются 9-10 тысячелетиями до нашей эры и являются бесспорным свидетельством наиболее раннего развитого морского промысла для всей территории Кавказа.

Флиндерс Петри, исследователь Египта, ученый с мировым именем, признанный специалист-египтолог (таких ученых раз-два и обчелся!), изучая древнейшие тексты «Книги Мертвых» (это своего рода древняя энциклопедия конца 3 тысячелетия до нашей эры), находит в ней упоминание о Баку, о его расположении, о его названии (Бакау) и приводит убедительные доводы о тождестве названия Баку (Бакау) современному. А это мнение человека, который своими открытиями сказал веское слово в науке о древнейшей цивилизации.

Византийский автор первой половины 5 века Приск Панийский отмечал в своем труде Баку, что доказывает неординарность этого места, его значение для Византии на рубеже 4-5 веков нашей эры.

И если я упомянул этот период времени, то, как нельзя кстати, следует привести слова Сары-ханум Ашурбейли: «К наиболее значительным сооружениям рассматриваемого времени принадлежат крепостные и «длинные» стены. Возведенные в связи с борьбой Сасанидского Ирана с кочевниками северного Прикаспия в период с 5 по 7 века, они входили в общую систему оборонной линии, идущей от Каспийского моря у Дербентского прохода в глубь страны. Имея общую длину до 120 км, «длинные» стены в наиболее ответственных местах были укреплены прямоугольными и круглыми различного размера башнями».

Два города на побережье Хазара (Каспий, Бакинское море, Большое Соленое Озеро – топонимика одного места) были ключевыми в прямом значении этого слова. Баку и Дербент очень много значили для всех завоевателей, стремящихся, прежде всего, захватить эти две крепости, такие важные с точки зрения военной стратегии и тактики. Обе крепости были очень надежно защищены тремя рядами крепостных стен.

Изучая самые различные источники, пользуясь богатейшей коллекцией книг в Санкт-Петербургской библиотеке имени М.Е. Салтыкова-Щедрина , я не встретил ни одного города в Западной Европе и в Китае, который был обнесен тремя рядами крепостных стен. Это наводило на определенные размышления…

  1. Важность объекта (Баку – Крепость) – отсюда три ряда стен.
  2. Необходимость привлечения большого количества рабочих рук – «длинные» стены до 120 км, объем производимых работ (основание стены 5-6 метров, верхняя часть до 3-4-х метров, высота до 10-15 метров, а высота башен до 20 метров).
  3. Способы доставки пиленого камня или камня-скола на место стройки.
  4. Количество занятых на каменоломне рабочих.
  5. Количество экспедиторов и грузчиков.
  6. Изготовление извести, как основного связующего раствора, ее количество, доставка и, наконец, приготовление цементирующего состава для кладки (известь в чистом виде не применялась – существовали многие добавки для улучшения ее связующих свойств).
  7. Количество подсобных материалов (песок, щебень, бут, дерево, мазут, нефть, керосин).
  8. Организация руководства ходом строительных работ.
  9. Количество вооруженных людей (охрана стройки, полицейские функции и т.д.).
  10. Организация питания и отдыха исполнителей в соответствии со «штатным расписанием» – иерархия соблюдалась жестко, на всех уровнях общения людей, занятых одним делом.
  11. Количество вьючных животных и проблемы, связанные с их содержанием, использованием и лечением.
  12. Количество людей, прикрепленных к животным.
  13. Организация своего рода «лазаретов» и «медпунктов» для оказания помощи при травмах, отравлениях и т.д.
  14. Организация похоронной службы.
  15. Непрерывность стройки, ее сроки.

Отмечу, что стройка не проходила под безоблачным голубым небом, под щебетанье соловьев при аромате роз. Все было не так пасторально. Были набеги, а значит, надо было останавливать строительные работы и отражать атаки неприятеля. Были эпидемии, уносящие не одну сотню жизней, были другие тысячи причин, по которым стройка не могла, раз начавшись, закончиться в срок, определенный волей повелителя. На это были объективные и субъективные причины.

Я сделал такое отступление, чтобы показать всю трудность строительства крепостной стены. А если их три ряда? Значит и проблем в три раза больше!

«Система укреплений города не ограничивалась созданием замкнутого пояса оборонительных сооружений, лишь в немногих местах прорезанного хорошо защищенными воротами и переходами через ров, прикрытыми предмостными укреплениями. Спускаясь к морю, «крылья»» крепостных стен уходили довольно глубоко в Каспий, образуя стоянку кораблей, контролируемую городом и хорошо укрытую во время непогоды. Система уходящих в море городских стен повторяла, по сути, организацию гавани в Дербенте», -пишет Л.С. Бретаницкий в книге «Баку».

Остановлюсь на морских фортификационных сооружениях, так как это очень важно для понимания роли Баку – портового города-крепости. Начну с главного, с характера Хазара (одно из древних имен Каспийского моря). На протяжении многих тысячелетий Хазар «не довольствовался» постоянной береговой линией. Он то отступал на сотни метров от Девичьей Башни, то вдруг «одумавшись», наступал на крепость, стремясь захватить ее и спрятать на дне, как Сабаильскую крепость, по сей день надежно укрытую волнами Каспия.

Послание из 15 века (1403 г.), отправленное Абд-ар-Рашидом Бакуви и дошедшее до нас, гласит: «Море затопило в Баку много стенных башен и приблизилось к мечети» (речь идет о Джума-мечети, расположенной на улице имени Асафа Зейналлы, вблизи от Девичьей Башни), что доказывает своенравность Хазара, его непредсказуемый характер…

Строительство объектов на море сейчас, в 21 веке, сопряжено с большими затратами и проблемами. Это трудно делать на тихом озере, при нулевом волнении, но неизмеримо трудно и опасно производить такие работы на море с капризным характером, с его штормами при скорости ветра свыше 30 м/сек (на открытых пространствах сила ветра еще больше).

Хазри (северный ветер) и Хазар(Каспийское море), объединившись, могут разнести любое творение рук человеческих за считанные часы, не считаясь ни с какими супернавороченными технологиями (сверхпрочные стали, подводная сварка конструкций, компьютерный расчет инженерных сооружений и т.д.).

Сопромат и теоретическая механика терпят позорное поражение, если разбушевались Хазри и Хазар, а для меня остается загадкой, как выстояла в этой многовековой борьбе Девичья Башня – прекрасный пример дела рук человеческих, не имеющая аналога в мире!

Но вернемся к другой загадке: к двум гидротехническим сооружениям, отходящим от Девичьей Башни далеко в море (около 500 метров каждый выступ-волнорез. Реконструкция этих волнорезов была бы прекрасным подарком будущим поколениям – может, за одно это наши потомки простят многое из того, что мы «натворили» в Крепости).

Итак, была поставлена задача: построить два вала, два выступа в море, в Хазар внедренные! И все это надо было делать, считаясь с буйным нравом Хазара и силой Хазри.

Вот что пишет Абд-ар-Рашид (ал) Бакуви в 1403 году о Хазри: «Особенностью этого города является то, что ветер в нем дует и ночью и днем, так что иногда при сильном ветре невозможно человеку идти против ветра…».

А человек пошел! Пошел против Хазара и Хазри и построил им наперекор Девичью Башню и два выступа, как две ее руки, протянутые к Сабаильской крепости…

Постройка столь грандиозных гидротехнических сооружений для того времени (когда они были возведены) сама по себе является примером, сравнимым разве что с египетскими пирамидами и другими чудесами света, широко известными во всем мире.

Эти и многие другие вопросы ставит перед нами Крепость. Пока вопросов больше, чем ответов.

Наш дом – наша Крепость напоминает мне дом, где осталось так много неизведанных уголков и ожидание встречи с тайной, которая скрыта до поры до времени от безразличных глаз. Дом, ждущий любви и терпеливого хозяина…

Наш дом – наша Крепость…

(В статье использован архив автора, а также авторские работы).