ИСЛАМИСТЫ ПРОТИВ МОЦАРТА

Борис Альтнер

Один из старейших оперных театров Европы, берлинская Deutsche Oper, вынуждена была объявить сегодня об отмене одной из своих постановок. 11 ноября здесь должны были давать современную интерпретацию известной оперы Вольфганга Амадея Моцарта «Идоменео», однако, как сообщил сегодня немецкий информационный телеканал N24, против этого неожиданно возразило… берлинское криминальное управление. По сведениям немецких спецслужб, во время премьеры можно было ожидать теракта со стороны исламских радикальных организаций.

Чем же насолил Моцарт исламистам? На самом деле, проблема не в нем и не в его трехактной опере, впервые представленной на сцене мюнхенского Резиденц-театра почти 250 лет назад – 29 января 1781 года. Либретто повествует о печальной истории древнегреческого критского короля, который по возвращении с Троянской войны оказывается вынужден принести в жертву собственного сына. Ни сюжет, ни музыка не вызывают у «воинов Аллаха» никаких особых чувств, однако современная интерпретация оперы им весьма не понравилась. Дело в том, что в последнем, третьем акте, в котором либреттист Джованни Батиста Вареско дает своему повествованию классический «хэппи-энд» в стиле «deus ex machina» – вместо сына короля Идуменео головы отрубают у кровожадных древнегреческих богов. Режиссер Ханс Нойенфельс решил подразнить мировые религии и вместо греческого пантеона выставил на четырех стульях головы Христа, Посейдона, Будды и Магомета. Христиане и буддисты (и уж конечно, древние греки, если таковые еще остались) проигнорировали это, а вот мусульмане возмутились. Они организовали несколько акций протеста еще в декабре 2003 года, когда в Deutsche Oper давалась премьера этой постановки, а во время спектакля они учинили даже драку в зале. Однако теперь за дело, похоже, взялись исламисты-радикалы. Узнав, что через три года после премьеры театр вновь собирается ставить неугодную им оперу, они пригрозили взорвать здание, если руководство посмеет оставить ее в плане. Руководство не посмело – и «Идоменео» была заменена «Волшебной флейтой».

Эта история вызвала в немецком обществе оживленную дискуссию о том, где проходит граница, до которой можно отступать перед гневом исламских клерикалов. Ханс Нойенфельс давно считается любителем провоцировать как публику, так и политиков и использовать довольно нестандартные ходы: к примеру, в его постановке «Бориса Годунова» царь Борис появляется на сцене в двубортном пиджаке и с пятью Золотыми звездами Героя Социалистического Труда – а бояре изображают некую пародию на Политбюро. Однако мнение большинства критиков сходится на том, что искусство имеет право на провокацию и даже на эпатаж – на то оно и искусство. В данном же случае эта дискуссия оказалась лишь продолжением событий последних месяцев: выступлениями мусульман против Папы Римского Бенедикта XVI, а также пресловутой «карикатурной войной», причиной которой послужили изображения пророка Магомета в датской газете «Йулаандс Постен». Немецкие СМИ в один голос сегодня спрашивают: как это так получилось, что в своей стране, живущей вовсе не по законам шариата, немцы вынуждены бояться терактов даже по таким ничтожным поводам? Ведь причиной предотвращенных недавно взрывов бомб в двух немецких региональных поездах, как известно сегодня, стали те самые карикатуры на Магомета, перепечатанные немецкой газетой «Die Welt». «До каких пор мы будем уступать и отступать перед воинствующими религиозными мракобесами, которых мы сами же пустили к нам жить?» – этот вопрос задают уже даже не праворадикальные газеты вроде «Die junge Freiheit», а вполне солидные «Süddeutsche Zeitung» и «Frankfurter Allgemeine».

Своеобразный ответ на этот вопрос дал министр внутренних дел ФРГ Вольфганг Шойбле. Как верховный блюститель порядка в стране, он заявил: «Меня в данном случае не интересует ничья оскорбленная гордость. Меня интересует безопасность зрителей, актеров и исторического здания Deutsche Oper. Исходя из этих соображений, я считаю решение дирекции об отмене постановки правильным. Дайте нам сначала обезвредить террористов – а тогда ставьте себе на здоровье что угодно и когда угодно».