НЕМЦЫ ПУТИНУ БОЛЬШЕ НЕ РАДЫ

Борис Альтнер

Завершился двухдневный визит Владимира Путина в Германию. Первые выводы можно сделать уже сейчас и будут они неутешительными: приходится признать, что поездка не увенчалась тем успехом, на который, очевидно, рассчитывала российская сторона. Блестящее знание немецкого языка и репутация «дрезденца» не спасают больше от критики и сомнений. А общение со свободной прессой оказалось гораздо более затруднительным, чем кремлевские встречи с журналистами.

Владимира Путина вряд ли кто-нибудь в Дрездене назовет «гостем саксонской столицы» – этот город для него почти что родной. В конце концов, именно здесь российский президент еще во времена ГДР провел пять лет в качестве резидента КГБ. В конце девяностых по приказу советских «компетентных органов» Владимир Путин искал среди восточных немцев «классовых врагов», сегодня он приехал в Дрезден, чтобы вдохнуть новые силы в основанный еще в 2001 году «Петербургский диалог» – форум, призванный дать возможность российским и немецким представителям интеллигенции, бизнеса, общественных структур поближе узнать друг друга, можно даже сказать – подружиться. Впрочем, на этот раз форум начался с антипутинской демонстрации: российского президента встречали криками «Убийцы, вам здесь больше не рады», плакат такого же содержания был развернут на самом видном месте – немецкая общественность очень болезненно реагирует на убийство Анны Политковской. В Европе она куда более известна, чем в России, где ее публикации ограничивались одной-единственной оппозиционной газетой и одним-единственным оппозиционным телеканалом. Кроме того, российский президент совершил тактическую ошибку, дав волю эмоциям на пресс-конференции: многих немецких журналистов шокировало высказывание Путина о том, что «смерть Анны Политковской нанесла России больше вреда, чем ее публикации» – увы, президент, очевидно, забыл, что не только он прекрасно говорит по-немецки, но и многие его слушатели-немцы, в свою очередь, отлично говорят по-русски. Подобные фразы, по их мнению, показываю истинное отношение российского президента к независимой прессе – именно такими, весьма нелицеприятными комментариями переполнены сегодня немецкие СМИ.

У самого Путина дружбы с Ангелой Меркель как-то не получается. По крайней мере, тех отношений, которые были у российского президента с Герхардом Шредером, ожидать более не приходится: канцлер ФРГ слишком любит задавать неудобные вопросы, а уж «безукоризненным демократом», каковым называл экс-канцлер друга Владимира, пожалуй, российского президента никто в Германии, кроме Шредера, не считает. Вот и на этот раз переговоры пошли не совсем так, как хотелось бы российской стороне. Единственный положительный эффект в области политики – это, пожалуй, совместное заявление руководителей двух государств по Северной Корее. В иных вопросах, интересующих обе стороны, никакого прогресса не наблюдается: иранская ядерная проблема, Ближний Восток – все эти вопросы остались на том же уровне обсуждения, что и месяц, и два месяца назад. Основной упор на переговорах был сделан на билатеральные отношения, а это значит – на экономику.

Немецкие СМИ в последнее время постоянно обращают внимание на то, что российских инвесторов стало на немецком рынке очень много. С одной стороны, это замечательно, – пишет, к примеру, газета «Handelsblatt»: прошли те времена, когда России требовался кредит за кредитом, теперь российские бизнесмены сами готовы вкладывать деньги в немецкую экономику. С другой же стороны, это создает немалую опасность для свободной конкуренции в ФРГ: к примеру, шеф «Газпрома» Алексей Миллер выступил с заявлением о том, что если, мол, немцы не дадут его компании доступ к конечному немецкому потребителю, то российская сторона вынуждена будет «пересмотреть объемы поставляемого в Германию газа. Многие немецкие эксперты полагают, что начинается то, чего немцы всерьез опасались и раньше: Россия начинает продавливать свои интересы весьма нерыночными методами. Президент Путин обосновывает это правилами свободной конкуренции, однако немецкие финансисты не забывают, что «Газпром» – концерн, за которым стоит государство. А это значит, что исходные шансы у него куда сильнее, чем у любой западной частной компании. Алексей Миллер также ухитрился «подергать за усы» немцев, заявив, что «Германия похожа на невесту, которая не в состоянии выбрать себе жениха» – имея в виду, что ФРГ не знает, к кому «прислониться» – к России либо к США. Очень неосмотрительное заявление: Германия – не Белоруссия, на которую можно давить без проблем, не выбирая выражений. Современные немцы очень гордятся своим «новым патриотизмом» и не считают, что им так уж обязательно к кому-нибудь прислоняться. Даже тот факт, что «Газпром» отныне становится главным спонсором одной из старейших немецких футбольных команд, «Шальке 04» из Гельзенкирхена, не может полностью удалить неприятный осадок от неосторожных слов Миллера.

Что касается футбольного спонсорства – обошлось это «Газпрому» в 100 миллионов евро. Сделка стала возможной благодаря усилиям босса наблюдательного совета «Шальке-04» Клеменса Тенниза все того же «русского немца» Герхарда Шредера. Так что теперь, если «Шальке» в их традиционной синей форме придется встретиться на поле с питерским «Зенитом» – команды недолго будет и перепутать. В конце концов, и у тех, и у других игроков на майках будет написано «Газпром».

На второй день своего визита в Германию президент России Владимир Путин отправился в Баварию, чтобы встретиться с баварским премьер-министром Эдмундом Штойбером и внушительной делегацией «капитанов» немецкого бизнеса. Этот день оказался для российского президента гораздо более легким и приятным, чем посещение Дрездена. Никто не встречал Владимира Путина дверей лимузина с плакатами «Убийцы», никто не задавал неудобных вопросов об убийстве Анны Политковской и об отношениях с Грузией. Президент России приехал в Мюнхен встретиться с немецкими топ-менеджерами, договориться о новых путях экономического взаимодействия.

В этой области Владимиру Путину нет равных. Он вновь нарисовал перед немцами радужные перспективы, впечатлил обещаниями и предсказал, что ФРГ может стать центральным европейским распределителем для российского газа. Впрочем, президент вынужден был повториться – то же самое он уже рассказывал Ангеле Меркель неделю назад, на встрече с нею и президентом Франции Жаком Шираком в Компьенне. Тогда Путин намекнул, что Россия вполне может переориентировать на Европу поставки газа из знаменитого Штокманновского месторождения. Для этого Германии нужно сделать, по его мнению, не так уж и много: открыть «Газпрому» неограниченный доступ на немецкий рынок и прекратить «атаки на Россию» – именно так Путин назвал в интервью газете «Süddeutsche Zeitung» обвинения российских властей в нарушении прав человека, звучащие в немецкой прессе. И тогда, по мнению президента, «Германия сохранит лидирующие позиции в отношениях между Россией и Европой». Ангеле Меркель Путин в этом же интервью посоветовал «уделить больше внимания идее свободной экономической зоны между Россией и Европой». Опять же – ошибка, с точки зрения немцев: связывать решение экономических вопросов с политическими проблемами.

Впрочем, далеко не все немцы – как простые жители страны, так и большие боссы – восхитились перспективами экономического сотрудничества. Это можно видеть даже по составу немецкой делегации на переговорах: в основном с немецкой стороны в ней участвовали руководители тех концернов, которые так или иначе уже тесно сотрудничают с Россией. Среди них такие гиганты, как «Сименс» и «Рургаз», однако новых лиц видно не было. К этому следует добавить, что хозяин сегодняшней встречи, баварский премьер-министр Эдмунд Штойбер, известен своим скептическим отношением к России – именно он, в бытность Герхарда Шредера канцлером Германии, нередко критиковал того за излишнее панибратство с Путиным. Сама Ангела Меркель в Мюнхен не приехала, отговорившись необходимостью встретиться с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Барросу. Ей, оказывается, непременно нужно было лично поблагодарить его за то, что Германии теперь не придется опасаться санкций со стороны ЕС за многолетнее превышение допустимого 3%-го дефицита госбюджета – накануне Еврокомиссия сообщила, что приняла решение не применять эти санкции к Германии. Тем не менее, Владимир Путин оценил свой визит в Германию, как плодотворный и лишний раз подтвердивший силу и необходимость стратегического партнерства между ФРГ и Россией. Что ж, на этот раз он, похоже, нашел в себе силы быть сдержанным.