РАССМЕШИТЬ ИЛИ НАПУГАТЬ?

Анатолий Гержгорин

Большинство из нас – оптимисты. Во сне. Но и в основе оптимизма, как метко подметил Оскар Уайльд, лежит чистейший страх. Лучше все-таки быть пессимистом. Тогда жизнь превратится в сплошной поток приятных неожиданностей. Или неприятных. Тут уж каждый определяет сам. На минувшей неделе этих неожиданностей было столько, что и на год бы хватило. Эхуд Ольмерт провел незабываемые дни в Москве. Выслушал казарменные шутки российского президента и сам пошутил или оговорился, назвав Путина Плутиным.

Израильская пресса, оценивая итоги его визита в Москву, пишет, что Ольмерту все же удалось достучаться до кремлевских сердец. Взгляд, надо признать, весьма оптимистический, но ничем не подкрепленный. Потому что комментарии российского министра иностранных дел Сергея Лаврова говорят совсем о другом. В интервью кувейтскому Aгентству новостей он, в частности, сказал, что нельзя требовать от ХАМАСа невозможного. Если под “невозможным” подразумевается признание Израиля и подписанных ранее договоренностей, а также прекращение террора, то Лавров, безусловно, прав. Но тогда ему совершенно нечего делать в “ближневосточном квартете”, который и определил эти “невозможные” требования.

ХАМАС, в свою очередь, делает то, что считает нужным. Пока ООН кричит о невиданной со времен Потопа гуманитарной катастрофе в Газе, ХАМАС открыл собственный спутниковый телеканал “Свет Аль-Аксы”. Как сообщает газета Middle East Times, его программы будут транслироваться на весь Ближний Восток. На это деньги есть. Есть средства и на “подземный город”. Начальник израильского генерального штаба Дан Халуц сообщил, что “палестинцы” строят систему туннелей и бункеров, напоминающих те, которые возвела “Хезболла” в Южном Ливане. Только в районе так называемого “Филадельфийского коридора” вдоль границы Египта и сектора Газы израильские солдаты обнаружили и разрушили 15 туннелей, глубина которых порой доходила до 10-15 метров.

Впрочем, если послушать Сергея Лаврова, то и требования международного сообщества к Ирану тоже нереалистичны. А посему Россия не допустит никаких санкций: «Мы… будем выступать против любых попыток использовать Совет Безопасности ООН для наказания Ирана за осуществление им ядерной программы, или продвижения идеи смены там существующего режима». Чем меньше времени остается до начала обсуждения иранского “ядерного досье”, тем выше поднимается столб словесной пыли. Многолетний ирано-европейский диалог напоминал строительство воздушного замка. Сейчас он рухнул, придавив строителей.

Ультиматумы теперь уже выдвигает Тегеран. «Мы напоминаем европейцам, что Америка далеко, а вы живете с нами по-соседству, – заявил Махмуд Ахмадинеджад на многотысячном митинге в Тегеране. – И если грянет шторм, то он не ограничится пределами Палестины, и вы тоже можете пострадать. В ваших собственных интересах дистанцироваться от преступного Израиля. Это ультиматум». В Европе с опаской прислушиваются к словам “безумного Махмуда”, но доминирующей остается точка зрения, что все его словесные выверты не более чем пропаганда. Какое, мол, нам, в конце концов, дело до его постоянных угроз Израилю. Пусть сами разбираются.

Нравится это кому-то или нет, но это позиция. В Западной Европе почти 20 миллионов мусульман и чуть больше миллиона евреев. Чей голос весомей? К тому же, в отличие от евреев, мусульмане умеют отстаивать свои интересы. И не надо прятать голову в песок. Даже в нашей любимой Америке евреи все еще на положении изгоев. По данным ФБР, из 1314 преступлений, совершенных в этом году на межэтнической и религиозной почве, 68,5% были направлены против евреев. Для сравнения: общее число нападений на мусульман составило лишь 11,1%. Такая вот получается резня по дереву.

Накануне выборов в Конгресс мусульмане дали понять, что будут в большинстве своем голосовать за демократов. Судя по последним опросам, только 17 процентов мусульман называют себя сторонниками Республиканской партии. В Белом доме сигнал услышали. Госдепартамент направил Израилю ноту протеста в связи с использованием в Ливане кассетных бомб американского производства. Такие же боеприпасы использовала и “Хезболла”. Но какой с нее спрос? Конечно, предпочтительней всего, чтобы евреи воевали палками и камнями. Или вообще сразу сдавались в плен. Впрочем, войны ведь сейчас ведут в основном эксперты. Только почему-то политические, а не военные.

Если нечем ответить оппоненту, то хотя бы можно сказать все, что вы о нем думаете. Даже отращивая крылья, не стоит хлопать ушами. Мне совершенно непонятна беззубая реакция еврейского государства на постоянные угрозы и оскорбления в свой адрес. Тебя грозят уничтожить, а ты молчишь в гордом одиночестве. В лучшем случае прислушиваешься к мнению “экспертов”. Но и неисправные часы тоже дважды в сутки показывают точное время. Эксперт, как шутил Нильс Бор, – человек, который совершил все возможные ошибки в очень узкой специальности. Если послушать, скажем, немецких экспертов, то Иран создаст ядерную бомбу не раньше 2015 года. Хотя, как признается директор внешней разведки Германии Эрнст Урлау, «трудно дать точную временную оценку».

И все-таки московский воздух, похоже, отрезвляюще подействовал на Эхуда Ольмерта. Кремль, сам того не подозревая, развязал Израилю руки. Ведь если он открыто говорит, что не допустит никаких санкций, то тем самым дает понять: каждый решает свои проблемы как может. На дипломатическом языке это означает вежливый способ отойти в сторону. На выпад Ахмадинеджада израильский премьер ответил весьма туманно, больше апеллируя к международному сообществу: «Мы никогда не повторим ошибки 60-летней давности, когда еще было время что-то предпринять и спасти ситуацию».

На этот раз слова были, наконец, подкреплены и конкретными делами.

Израильский посол в ООН Дан Гилерман направил письмо Кофи Аннану, в котором обвинил иранского президента в “нарушении устава ООН” и “подстрекательстве к геноциду и расизму”. «Невообразимо, чтобы спустя 61 год после Холокоста, одно государство – член ООН открыто призывало к уничтожению другого государства”, – говорится в письме. Аналогичные послания направлены в Совет Безопасности и Генеральную Ассамблею ООН.

Лучше поздно, чем никогда. Но эпистолярный жанр политики не делает. И если и представляет интерес, то, скорее, для потомков. Или для комиков. Комедия ведь тоже всего лишь забавный способ казаться серьезным.

Мне кажется, постоянно ошибающийся в последнее время Ольмерт сделал, наконец, правильный ход, заручившись поддержкой Авигдора Либермана. Этим он не только укрепил свои шаткие позиции, но и переложил тяжелую ношу на чужие плечи. Для Либермана ввели новую министерскую должность – “пожарника” по локализации стратегических угроз. В его ближайшем окружении считают, что он “становится вторым человеком в государстве”. Сказано, наверное, громко. Но если Либерман и в самом деле нацелен на премьерское кресло, то у него появилась уникальная возможность набрать недостающие очки. Для этого не надо быть Шароном. Вполне достаточно разыгрывать роль “а-ля Жириновский”. Повторять, к примеру, к месту и не к месту, что надо немедленно стереть с лица земли священные иранские города Мешхед и Кум. Этого эпизода вполне хватит, чтобы победить в психологической войне, потому что Ирану стиреть нечего, кроме разве что мечети “Аль-Акса”.

Рассмешить сегодня гораздо легче, чем напугать. Выступая в Европарламенте, иранский диссидент Акбар Ганджи бросил упрек депутатам: «Западный мир, как всегда, озабочен лишь торговыми выгодами, а проще говоря, иранской нефтью. А то что в Иране грубо попираются гражданские права, никого не волнует». Но, ратуя за права человека, он выступает против любого военного вторжения в страну и свержения режима аятолл. Потому что это, дескать, приведет к разрушению Ирана и, в конечном счете, к укреплению власти фундаменталистов. Ох уж эта политкорректность, да еще с восточным налетом! А ведь бездействие, между прочим, тоже преступление. И умная тактика для уходящего от ответственности преступника.

Если словесная пыль застилает глаза, надо чаще их протирать. Северная Корея спутала “евротройке” все карты. Собравшиеся в Люксембурге министры иностранных дел 25 европейских стран решили, что пришло время ввести санкции против Ирана. Но поэтапно. Этот процесс может затянуться на годы или до того момента, когда Иран сбросит маску и начнет действовать открыто.

Единственное, что пугает сейчас европейцев – угроза, что ядерными разработками займутся и другие страны. «Мы обязаны это предотвратить, учитывая, что находимся не на завершающей, а на начальной стадии вырисовывающегося конфликта», – сказал в интервью еженедельнику «Штерн» министр иностранных дел Германии Вальтер Штайнмайер.

Кондолиза Райс тоже предприняла отчаянную попытку спасти положение, отправившись на прошлой неделе в поездку по странам Дальнего Востока. Но и ее ожидало полное разочарование. Надежды на то, что Китай образумит Ким Чен Ира, не оправдались. В этом и не было никаких сомнений, поскольку Джордж Буш уже заявил на весь мир, что Соединенные Штаты не собираются нападать на Северную Корею. И подарил, тем самым, победу Пхеньяну. КНДР присоединилась к “ядерному клубу” без сколько-нибудь серьезного ущерба для себя, за исключением экономических санкций, которые вечно голодающие корейцы даже не заметят. Иран, естественно, обязательно усвоит этот урок.

Ничего не изменил и визит в Москву. Сергей Лавров вновь повторил, что Россия не усматривает в ядерной программе Ирана угрозу миру. И дал понять, что считает закрытым и северокорейский вопрос. Ждавшие сенсаций журналисты были явно разочарованы и принялись гадать на кофейной гуще: решится ли Джордж Буш на удар по Ирану, чтобы остановить сползание мира к ядерной катастрофе? Большинство сходится во мнении, что никаких резких действий Вашингтон предпринимать не будет, особенно если Конгресс перейдет в руки демократов. Комментаторы The Financial Times оказались зорче, обратив внимание, что в Персидском заливе началась концентрация американских войск. Туда направлен флот, авиация и морская пехота. И под видом учений Соединенные Штаты вполне могут нанести превентивный удар.

Все это не более чем спекуляции. В режиме нераспространения ядерного оружия пробита брешь, в которую уже устремились десятки стран. “Мирный атом” становится столь же модным, как бриллиантовое колье. Мир живет не по законам, а по понятиям. И в борьбе с ядерной мафией радует только то, что мафия на нашей стороне. Закат безъядерного мира – еще не конец света. Все относительно. Мэр Вашингтона Мэррион Берри сказал в свое время замечательную фразу: «Если не рассматривать убийства, то в Вашингтоне очень низкая преступность». Теперь вы понимаете, почему оптимист умирает пессимистом?