МАКСИМ ГАЛКИН: “Я-ЧЕЛОВЕК-ОРКЕСТР”

Денис Лобков

В 18 лет он начал выступать на эстраде, пародируя известных политиков. В 25 спел дуэтом с Аллой Пугачевой и выпустил совместный музыкальный диск. Он пишет научную диссертацию. И останавливаться на достигнутом Максим Галкин не собирается.

– Максим, не в обиду будь сказано, но о таких, как вы, говорят: “Каждой бочки затычка”. Как вы успеваете опробовать себя во всех ролях и главное – зачем все это нужно?

– А вы хотите, чтобы я чем-нибудь одним занимался? Нет уж, дудки! Знаете, как говорится: если человек талантлив, то талантлив во всем. И если, по оценкам критиков, зрителей и директоров, у меня много чего получается, зачем себя ограничивать? Кстати, я бы всему этому подобрал другую, менее обидную формулировку: человек-оркестр. Да, это про меня, но что в этом плохого? Уверяю вас, есть люди более занятые, чем я. Я не могу замыкаться на чем-то одном. Постоянно разрываюсь на части и считаю, что в этом весь смысл жизни. Если буду делать что-то одно, мне это очень быстро наскучит. А я то диссертацию попишу, то для эстрады посочиняю.

– Да вы же сами себе уже не принадлежите!

– Наоборот – я принадлежу исключительно самому себе. Конечно, если раньше я был просто никому неизвестным, то сейчас у меня группа директоров, администраторов, импресарио. Каждый занимается своим делом. Один ответственный за телевидение, другой еще за что-то. Если бы не было их, я просто про все бы забывал и всюду опаздывал. Но это болезнь всех творческих людей. У нас же планов – выше крыши. Я сам планирую очень много всего. Сидя на диване-то легко говорить, что завтра выступлю с концертом, послезавтра полечу на гастроли, дам несколько интервью, проведу встречу со зрителями, снимусь в рекламе. А наступает завтра, и я оказываюсь в запарке.

– Кстати, о рекламе. Насколько мне известно, вы успели засветиться только в имиджевых роликах программы “Кто хочет стать миллионером”. Неужели вам, человеку узнаваемому и популярному, не предлагают стать торговой маркой колбасы или натянуть подгузники?

– На самом деле сейчас сознание людей изменилось. Если раньше считалось, что рекламируют обязательно залежалый и плохой товар, то сейчас хорошо продуманная пиар-компания действительно стала имиджем торговли. А для артиста участие в рекламе продукта – это не позор, а наоборот свидетельство его популярности. Я не снимался ранее в подобном скорее потому, что не было подходящих вариантов. Таких, чтобы меня устроило все: сюжет, партнеры по кадру, работа режиссера, сумма гонорара. Обычно предлагают или бесплатно рекламировать что-то неизвестное, или чувствуется, что люди просто хотят тебя использовать.

– Выходит, если я предложу полмиллиона долларов за рекламу подгузников, а в режиссеры приглашу кого-нибудь из ваших друзей – вы согласитесь?

– Я рассмотрю ваше предложение. А что рекламировать, на самом деле, не так важно: хоть женские прокладки. Главное – относиться ко всему профессионально. В последнее время кругом, и на телевидении в частности, полным-полно случайных людей. А качество получается только в результате грамотной работы профессионалов.

– Полностью согласен. Кстати, вас, когда вы только начали вести телеигру, все как раз называли “случайным человеком”, ставя в пример Дмитрия Диброва. Мол, он – профессионал… Говорят даже, что вы успели стать с ним злейшими врагами.

– Да ну бросьте вы. Во-первых, Дибров на меня никогда не обижался. Он нормально ко мне относится. Как и я к нему.

– Когда вы поняли, почем фунт лиха, не хотелось все бросить?

– Мне предлагали разные передачи, всех футболил. Поэтому и в случае с “Миллионером” имел наглость сказать: “Надо подумать…” До цикловой юмористической передачи еще не дорос, а обычным ведущим быть не хотел. И вот как-то сижу перед телевизором, смотрю “О, счастливчик!” и вдруг ловлю себя на мысли, что единственная передача, достойная меня, – эта. Вот, думаю, Дибров какую хорошую передачу ведет! На такую и я бы согласился. А через полтора месяца мне позвонили: “Не хотите попробовать?”

– Максим, проведите “краткий курс молодого пародиста”. Как рождаются ваши пародии?

– По-разному. Сначала проходит процесс зачатия: “объект” записывается на видео, по несколько раз прокручиваю пленку… Потом репетирую “на слух”. Когда голос персонажа звучит в голове, донести его до слушателя несложно. По-моему, пародия – это не простая имитация, а отображение образа, характера, энергетики пародируемого. Его философии, если хотите. Поэтому я никогда не репетирую перед зеркалом. Изначально выбирал в качестве объектов только политиков (в основном из-за их узнаваемости). Затем включил в свою программу деятелей культуры – Урмаса Отта, Эдварда Радзинского, Беллу Ахмадулину…

– А кто был первой “жертвой”?

– Горбачев. Я посмотрел по телевизору замечательный номер Геннадия Хазанова “Волки и овцы”, в котором он изображал Горбачева, и неожиданно для себя обнаружил, что тоже могу пародировать первого президента СССР. Это было, наверное, в 1989-м.

– Вам же тогда было всего 13 лет? А до этого вы за собой не замечали таланта пародиста?

– В школе я, разумеется, говорил голосами учителей, директора. Но на большую сцену вышел именно с Горбачевым и к моменту августовского путча был уже титулованным пародистом Горбачева. Когда его сместили, меня все спрашивали, чем я теперь буду заниматься. “Мемуары писать”, – отшучивался я. А потом поступил в университет на филологический факультет и было уже не до этого. Сейчас заканчиваю аспирантуру, веду семинары по лингвистике, пишу диссертацию на тему: “Соотношение стилистических систем оригинального и переводного текста”.

– Зачем вам это надо?

– Во-первых, когда я поступал в аспирантуру, не был уверен, что всерьез займусь эстрадой. А во-вторых, работа над диссертацией способствует развитию логики и языка, которые мне необходимы, так как я сам сочиняю свои номера. К тому же надо поддерживать свой уровень, потому что при всем моем уважении к нашей эстраде долгое пребывание на ней повышению интеллекта не способствует.

– Актерского образования у вас, значит, нет?

– Я никогда и не думал становиться актером. Хотя выступать начал еще в детском саду. Первый раз на сцену вышел в роли цыпленка. В школе получал уже более серьезные задания – сначала просто изображал собаку, потом – со словами. А вообще до того, как я стал выступать, у меня было много увлечений. Ходил в детскую изостудию, обожал географию. Когда мы еще жили в Забайкалье – у меня папа военный, и мы объехали почти всю страну, – в моей комнате висела большая “Политическая карта мира”. Так я наизусть выучил названия всех стран, их столиц и посреди ночи мог проснуться и ответить на любой географический вопрос. Потом увлекся зоологией, вырезал фигурки животных и наклеивал их на те страны, где они обитали. Но когда на уроке биологии нам показали голубя в разрезе и стали объяснять систему пищеварения, я понял, что это не для меня. И решил стать писателем. Из всех жанров больше всего любил фантастику и сказки. Рисовал карты сказочных королевств, придумывал героев, костюмы для них, красивые имена. А потом начал писать роман ужасов под очень оригинальным, как мне казалось, названием “Сила мрака”. Глав десять, кажется, написал, действие которых происходило в загадочном замке. Я довел своих героев до новогоднего бала, а потом забросил.

– Неужели вы сами придумываете все свои номера?

– Все тексты – и сами пародии, и связки между ними – я пишу сам. Может, поэтому их пока не очень много. Но я считаю, что не в объемах дело. Бориса Сичкина спросили однажды: “Сколько вы будете выступать?” Он ответил: “Пять минут, с аплодисментами – час”. Вот и у меня выступление длится от пяти минут до часа (с аплодисментами).

– Из российских знаменитостей кто вам больше всего нравится? Ну, кроме Аллы Пугачевой, естественно…

– Больше никто. Вот еще Клаудиа Шиффер и Наоми Кэмпбелл симпатичны. Только не пишите, что меня возбуждают дамы в возрасте… Просто это очень симпатичные, приятные люди.

– Кстати, про Аллу Борисовну. Всем понятно, что ваш якобы роман был хорошо продуманным рекламным шагом. А ведь Пугачева называла вас своим новым увлечением…

– Было такое пару раз, когда набегали папарацци, она шутила: “Давайте, снимайте меня с новой пассией!” Ну что ж теперь – и не выйди никуда, и не пошути? Неужели теперь надо жить с оглядкой?

– А какие у вас были впечатления от знакомства с Аллой Пугачевой?

– Я был удивлен, потому что она в моем понимании – абсолютная звезда. Я не ожидал, что такая знаменитая женщина может быть настолько простой и открытой в общении. Я рад, что у нас с ней дружеские отношения. Это не знакомство, а именно дружба.

– Назовите свои положительные и отрицательные черты.

– Я жуткий зануда! Все время сомневаюсь: не так сделал, не то сказал, что теперь будет… В общем, пессимист, с которым близким очень тяжело. Я же достаю их своим самоедством. Из положительного: не курю, не колюсь…

– На что обычно тратите заработанные деньги?

– Никуда не трачу. Коплю. Что-то на счет в банке, что-то на подарки друзьям и родственникам.

– Сами-то уже стали миллионером?

– Только если считать в белорусских рублях или в монгольских тугриках. А вообще цели стать миллионером я перед собой не ставил. Хотя, думаю, это было бы неплохо… Но это не самоцель. Сначала я хотел стать архитектором, потом – зоологом. Я как-то сдуру сказал, что пишу диссертацию, теперь у меня все время спрашивают: ты уже защитился? Я защищу ее не скоро, но бросать не хочу