НАТО: ПРОТИВ КОГО ДРУЖИМ?

Борис Альтнер

Итак, завершился очередной саммит НАТО, который впервые принимало государство, не только являющееся «новичком» в этой организации, но и совсем недавно находившееся по другую сторону баррикад – Латвия. Бывшая советская социалистическая республика, а теперь – вполне независимая страна, новоиспеченный член Евросоюза и НАТО. Место проведения встречи в верхах было выбрано не случайно.

Во-первых, пример прибалтийских стран должен был вдохновить другие экс-республики СССР (такие, к примеру, как Грузия и Украина, чьи делегации были приглашены в Ригу) на дальнейшие шаги, направленные на вступление в Альянс.

Во-вторых, «новая кровь» была призвана символизировать обновление, задуманное руководством НАТО. Выступая на открытии саммита, генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил: «Положа руку на сердце, следует признать, что во времена «холодной войны» нам было легче. Мы знали, кто наш враг, мы могли с большой долей вероятности предугадать его действия. Сегодняшний враг невидим, он прячется и действует совсем иными методами. У него нет армии, у него нет территории. В таких условиях нам обязательно нужно изменить стратегию, если мы хотим победить в этой борьбе».

Таким образом, по замыслу организаторов, саммит должен был стать судьбоносным, на нем должны были быть приняты важнейшие решения. Однако он со всей очевидностью продемонстрировал лишь то, что «в товарищах согласья нет». Из всех запланированных результатов был с грехом пополам достигнут лишь один: принято принципиальное решение о создании международных сил быстрого реагирования.

7 тысяч солдат разных стран должны постоянно находиться в полной готовности быть по первому требованию переброшенными в любую точку планеты и продержаться там минимум месяц. Задачи, которые они смогут выполнять, охватывают широчайший спектр: от участия в прямых боевых действиях с тяжелым вооружением, артиллерийской и воздушной поддержкой, до оказания помощи жертвам природных катаклизмов. Учитывая принцип ротации, страны НАТО должны будут обеспечивать 50-тысячный воинский контингент всем необходимым.

Эта идея, попутно лишившая смысла существование 6-тысячного Еврокорпуса (сил быстрого реагирования Евросоюза, неплохо зарекомендовавших себя в Конго), была принята в общих чертах и является, по мнению многих экспертов, еще достаточно сырой. Дело в том, что у стран НАТО нет четкой общей позиции по поводу того, кто кем должен командовать. До сих пор всегда получалось так, что «первую скрипку» в НАТО играли США – да это, собственно, и неудивительно: львиную долю всего бюджета Североатлантического альянса «тянут» на себе именно американские налогоплательщики. Однако за прошедшие годы Штатам надоело нести подобный груз в одиночку, им стало казаться, что другие представители Альянса могли бы и помочь.

Такая точка зрения не слишком нравится некоторым «старым» европейцам. К примеру, французы готовы взять на себя дополнительные расходы, но при этом принять командование той или иной операцией – так, как они сделали это в Ливане. С другой стороны, Польша, сообщившая о своей готовности предоставить войска для нового НАТОвского проекта, готова либо подчиниться американскому командованию, либо взять командование на себя – но не подчиняться никому другому. Ухудшившиеся в последнее время отношения между двумя членами НАТО — Турцией и Грецией — также не способствуют миру и согласию между союзниками.

Именно вопрос изменения стратегии стал камнем преткновения нынешнего саммита. На второй план отошли разговоры о Грузии и Украине, и даже проблемы стратегического взаимодействия с Россией не вызвали того интереса, на который все рассчитывали. Оказалось, что главное – это решить вопрос перераспределения обязанностей внутри самого НАТО.

Еще в преддверии саммита давление на Германию со стороны союзников по Альянсу стало усиливаться. США, Великобритания и Канада полагают, что немецкие солдаты могли бы быть в Афганистане поактивнее, и афганское правительство, похоже, с ними согласно. Применяется испытанный метод кнута и пряника. С одной стороны, на недавней встрече парламентариев стран НАТО в канадском Квебеке из уст члена британской делегации прозвучало обвинение в том, что именно бездействие немецких солдат привело к гибели 12-ти канадских военнослужащих летом этого года (Минобороны ФРГ решительно отвергает подобные «инсинуации»). С другой же, посол Афганистана в ФРГ Малиа Зульфакар обратилась к немецкому правительству с просьбой усилить количество солдат Бундесвера в ее стране и распространить сферу их влияния на южные районы. Этого руководство Германии также делать не намерено. Оно предпочитает оставить своих бойцов на относительно спокойном афганском севере и не желает отправлять их в мясорубку стычек с талибами.

Как у США, так и у ФРГ в этом вопросе, а также в целом во всем, что касается изменения стратегии Альянса, существуют союзники. Так что вряд ли стоит ожидать, что проблемы эти будут разрешены быстро. Увы, но судьбоносным рижский саммит для НАТО не стал. О провале речи не идет, но предстоит еще долгий путь реформ и переговоров, прежде чем мир увидит обновленное НАТО.