АТОМНАЯ ФИГА В КАРМАНЕ

Борис Альтнер

Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт посетил Германию со своим первым официальным визитом. Это посещение оказалось, по дипломатическим меркам, несколько запоздавшим: планировалось оно на июль, однако было тогда отменено в связи с событиями ливано-израильского военного конфликта.

Политическая ситуация на Ближнем Востоке с тех пор, увы, не стала спокойнее и израильскому премьеру есть о чем поговорить с лидерами одной из ведущих стран Евросоюза. Однако начало пребывания Ольмерта в Берлине ознаменовалось событием, далеким от привычного дипломатического протокола: руководитель израильского правительства позаботился о небольшой сенсации, впервые открыто поставив свою страну в один ряд с ядерными державами: США, Францией и Россией. Подобное заявлелие произвело эффект разорвавшейся бомбы: пусть и не атомной, но информационной. Финляндия, как председатель Евросовета, потребовала от Израиля подробных разъяснений и заявила, что «Евросоюз должен пристально наблюдать за развитием ситуации». Множество комментаторов выдвигают множество версий, а иранский президент Махмуд Ахмадинеджад, проводящий у себя в Тегеране откровенно неонацистскую «конференцию по Холокосту», разве что не скачет на одной ножке с криками: «Я же говорил! Я же говорил!»…

Речь в беседе с шефом немецкого информационного телеканала N24 Петером Лимбургом шла, собственно, совершенно о другом – а именно, об Иране и попытках этой страны получить в свое распоряжение атомную бомбу. Ольмерт заявил по этому поводу буквально следующее: «Иран открыто угрожает стереть Израиль с карты мира. Можете ли вы утверждать, что в этом случае он добивается права обладать ядерным оружием, опираясь на те же принципы, что и США, Франция, Израиль и Россия?».

Этого хватило. По мнению журналистов, Ольмерт проболтался: говорил о демократии, а получилось – об израильской бомбе. Сам премьер-министр Израиля так вовсе не считает, полагая, что его слова были попросту вырваны из контекста – он всего лишь перечислил ряд стран, чьи демократические принципы не позволят применить ядерное оружие так, как это готов сделать президент Ирана. В конце концов, в данном отрезке интервью с Лимбургом речь шла о другом «проболтавшемся» – а именно, о новом министре обороны США Роберте Гейтсе, который несколькими днями ранее заявил в своем «тронном» выступлении перед Конгрессом о том, что Израиль обладает ядерным оружием. Дословный перевод ответа Ольмерта на вопрос об этом выступлении выглядит следующим образом: «Мне очень жаль, что он (Гейтс – прим. Б.А.) не предупредил меня, откуда он это знает. Тогда я смог бы обменяться с ним информацией. Я не знаю, о чем он говорит. Израиль всегда говорил, что не принесет первым ядерное оружие на Ближний Восток. Это наша позиция и она не изменилась. Так что сходите к американскому министру обороны и потолкуйте с ним».

Этот ответ гораздо более похож на стандартные отповеди многих предшественников Ольмерта на посту израильского премьера, а также на ответы бесчисленных членов израильского кабинета и высокопоставленных военных. За всю историю своего существования Израиль никогда не подтверждал, но при этом никогда и не опровергал возможность наличия у него атомного оружия. Еще в 50-х годах, когда разразился «шпионский кризис» между Израилем и Францией, по миру поползли слухи о том, что израильтяне получили в свое распоряжение ядерное оружие. Исторически подтвержденный факт: агенты Моссада в самом деле выкрали у французов чертежи атомной бомбы, из-за чего легендарный лидер Франции, генерал и президент Шарль де Голль навсегда обиделся на израильтян и прекратил сотрудничество французской армии с израильским ЦАХАЛом. Эта обида, к слову, сохраняется у французов по сей день – и именно поэтому Израиль не был слишком уж обрадован, когда командование миротворческими силами UNIFIL на Ближнем Востоке на полгода было возложено на Францию. Впрочем, в скором времени эти полгода заканчиваются и командование примут на себя, скорее всего, немцы.

Известная история беглого израильтянина Мордехая Вануну также не внесла ясность в вопрос о том – есть у Израиля атомная бомба или ее нет. Напомним, что в 70-е годы Вануну, работавший младшим техником на атомной электростанции в Димоне, отправился в Германию с пачкой сделанных им нелегально фотографий, которые, по его утверждению, должны были доказать факт присутствия на этом объекте атомной бомбы. Он попытался продать эти фото советскому посольству в ФРГ, однако наткнулся на дипработника низкого ранга, который поосторожничал и слишком долго докладывал о «странном еврее» по начальству… а Вануну испугался и сбежал. Во время его пребывания в Австралии и Великобритании газеты, поднявшие шум вокруг его «таинственных фотографий», произвели Мордехая Вануну в физики-ядерщики – немалая честь для эмигранта из Марокко, с грехом пополам окончившего среднюю школу. Он попал в поле зрения все того же Моссада – и как результат, оказался похищенным из Великобритании, переправленным восвояси, где его судили и «закатали» в тюрьму. Интересно, что российские СМИ, писавшие пару лет назад об этом человеке (Вануну как раз отсидел свой срок и был выпущен на свободу), не только оставили его в ранге «физика-ядерщика», но и произвели в «борцы за мир», чем немало порадовали как самого Вануну, так и его сторонников из числа, если так можно выразиться, агрессивно-мирных членов крайне левой израильской организации «Шалом Ахшав» («Мир сейчас»), устраивающих шумные демонстрации на улицах израильских городов, требуя немедленно сложить оружие и сдаться на милость арабов.

Однако это, как писали братья Стругацкие, уже совсем другая история. Факт состоит в том, что и в данном случае вопрос о наличии у израильтян ядерного оружия остался невыясненным. Западные специалисты утверждают, что Израиль может обладать как тактическим, так и стратегическим ракетно-ядерным оружием общей численностью до 400 боеголовок – этого хватило бы, чтобы разнести в радиоактивную пыль не только весь Ближний Восток, но и добрую часть евразиатского континента впридачу. Некоторые подводные лодки израильских ВМС по своим техническим характеристикам вполне в состоянии нести на себе такие ракеты (к примеру, купленные в прошлом году у ФРГ модифицированные «Дельфины»), что делает предполагаемый ядерный арсенал Израиля, по сути, неуязвимым. Однако есть этот арсенал в природе или его не существует – доподлинно никому не известно.

Нежелание израильских высокопоставленных лиц вообще что-либо сообщать по этому вопросу вполне оправдано с тактической точки зрения. Казалось бы: Израиль, подобно Ирану, не присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия, так что юридически ничто не препятствует израильтянам им обладать. Если бы тот же Эхуд Ольмерт открыто заявил: «Да, мол, у нас есть бомба!» – то, с одной стороны, это дало бы воинственным соседям израильтян пищу для весьма невеселых размышлений на тему – а стоит ли вынашивать планы нападения на ненавистное «сионистское образование», если оно, оказывается, в состоянии разнести любую ближневосточную страну вдребезги, с другой же – подарило бы тому же Ирану, той же Сирии вполне легитимный повод устроить гонку ядерных вооружений. И наоборот – если бы израильтяне заявлили, что атомной бомбы у них нет – они бы ослабили свои позиции: убедившись, что опасаться нечего, все та же Сирия тут же начала бы массированные приготовления к войне. Молчание – также не идеальный выход: не имея возможности окончательно определиться с военной стратегией, сирийцы и Иран вынуждены вкладывать немалые средства в террористическую деятельность, направленную против Израиля. Однако израильтяне по-прежнему из многих зол предпочитают выбирать меньшее. Что же касается «проговорившегося» Ольмерта, то лучше всех, пожалуй, по этому поводу высказался известный немецкий эксперт по Ближнему Востоку Фридеманн Бюттнер. В своем интервью информационному агентству Reuters он заявил: «По большому счету, совершенно неважно – есть у Израиля атомная бомба или нет. Сама возможность ее существования не дает разразиться крупномасштабной войне в регионе».