КОЛУМБИЯ

Юрий Пронко

Сижу я как-то в своем хьюстонском офисе, чай пью, над очередным проектом кумекаю, и приходит ко мне Майк, – наш менеджер по Латинской Америке. Хитро так смотрит на меня и говорит:

– Юра, не в службу, а в дружбу, слетай в Боготу и проведи там презентацию на русском языке для своих братьев из Лукойла. Я уверен, что тебе понравится. Богота, – мечтательно так говорит, – это мой самый любимый город.

– А чего же тогда сам не летишь? – спрашиваю я его.

– Не могу, – отвечает он, – важные дела заедают.

– Переходишь на полный пансион, – заверяет меня Майк. – Будешь, как сыр в масле кататься. Деньги тебе понадобятся только для сувениров да еще чтобы назад вернуться.

– Не понял, – говорю, – это что выкуп надо будет платить?

– Да нет, – отвечает, – просто небольшой таможенный сбор в аэропорту надо будет заплатить на обратном пути.

– Хорошо, нет проблем, – говорю. – Раз надо слетать, слетаю.

Ударили мы с Майком по рукам, и через несколько дней я отправился в путешествие на авиалайнере компании Континентал по маршруту Хьюстон – Богота.

Страна Колумбия названа в честь Христофора Колумба и завоевала независимость от Испании 20 июля 1810 года. Главный праздник страны – это День Независимости. Главный национальный герой – Симон Боливар – Освободитель. Население Колумбии составляет 47 миллионов человек. Столица Колумбии – Санта-Фе-де Богота расположилась в живописной долине у подножия восточной гряды Анд на высоте 2600 метров над уровнем моря. Население составляет примерно 7 миллионов человек. Город был основан в 1538 году испанцем Гонзало Хименесом де Кесада. Ранее город был центром цивилизации индейцев муиска и назывался Баката. Чтобы не выдумывать новых имен, Гонзало назвал город Санта-Фе-де Богота. В старом и новом свете ходили слухи о том, что эти индейцы без всякого аудита швыряют груды золота в прорву земную. Со временем слухи переросли в легенду об Эльдорадо, и косвенно или напрямую способствовали ускоренной колонизации тех земель. Государственным языком является испанский. Главным экспортом страны является нефть, кофе, бананы, изумруды, цветы и сельскохозяйственные продукты. Главными рынками и одновременно поставщиками являются США и Венесуэла. Крупнейшими национальными иконами и источниками национальной гордости являются: освободитель Симон Боливар, писатель Габриэль Гарсия Маркес, певица Шакира и художник Ботеро.

Во время прямого рейса Хьюстон – Богота нам продемонстрировали художественный фильм «Посейдон». Тема такая. Плывет корабль по океану, пассажиры гуляют, веселятся, отношения налаживают, и вдруг налетает цунами. Корабль переворачивается и начинает медленно погружаться, унося с собой в пучину всех пассажиров и членов экикажа. Но не таковы наши главные герои, чтобы просто так пойти ко дну. На протяжении всего фильма они проявляют чудеса находчивости и прыти, борются со стихией, прыгают с высоты, плавают под водой, выбирают верные маршруты и принимают правильные решения. В конце концов они спасаются, благодаря удивительным навыкам, вероятно приобретенным в секретных армейских спецподразделениях.

Такой выбор фильма меня немало удивил. Есть ведь люди, которые боятся летать. Сидят они, вцепившись руками в ручки кресел, побелевшими губами шепчут молитвы, а на экране страсти-мордасти крутят. «Интересно, какие фильмы показывают на океанских лайнерах?» – подумал я и представил себе корабль, на котором позеленевшие от качки пассажиры смотрят фильм “Аэропорт”. Ей богу, смешно.

Рейс длился пять часов, кормили так себе, выпивку предлагали за свой счет, но общее впечатление от полета осталось хорошее. У одной из стюардесс на жилетке красовался значок с шутливой надписью «Пожалуйста без нытья». На салфетках синим по белому была выведена фраза «Business rule #1 – Сover your AtlaSS». Очень по-техасски, не правда ли? За окном чернела зияющая пустота. Лишь Канкун, выплывший из темноты, подмигнул мне тысячами мерцающих огней.

– Ты зачем к нам пожаловал, – спросил меня пограничник в аэропорту Эльдорадо. – Сой туриста, – ответил я, и в тот же миг в моем новом хрустящем паспорте появился первый штамп.

Кстати, для тех кто не знает испанский, знаменитая фраза «Руссо Туристо» в фильме «Бриллиантовая Рука» была произнесена с ошибкой. Турист на испанском – это слово женского рода и оканчивается на букву А.

Водителя нашего по имени Хернандо я нашел сразу. Он был как две капли воды похож на фото, которое я держал в руках. Вообще я заметил, что колумбийские грузчики и таксисты выглядят очень респектабельно и интеллигентно. Хернандо загрузил меня в желтый автомобиль, замаскированный под такси, и помчал по вечерним улицам прочь из аэропорта в гостиницу «Космос». Первое впечатление от города было такое, как будто я прилетел в Москву. Очертания зданий, люди на улицах, состояние дорог – все мне показалось до боли знакомым. Уже позднее я понял, что именно в городской архитектуре Боготы вызывало у меня легкую ностальгию. Высотные дома из красного кирпича – именно они придавали окраинам города такие знакомые черты.

В гостинице «Космос Кайе Сьен» мне очень понравились лифты. Для того чтобы подняться на свой этаж, постояльцам необходимо сканировать пластиковую ключ-карту. Такого я еще не видел. Удивленно цокая языком, я забросил свои манатки в двухкомнатный номер с видом на величественные Анды. На холодильнике-минибаре, ломившемся от спиртного, были аккуратно разложены дополнительные предметы первой необходимости туриста: расческа, щетка для обуви, иголка с ниткой и презерватив.

На следующий день мы с нашим колумбийским генеральным директором Рафаэлем отправились в офис компании Lukoil Overseas Columbia. Офис располагался в одном из небоскребов в центре города. Прежде чем мы были допущены в подземную парковку, весь наш автомобиль был осмотрен и обнюхан полицейскими собаками. Для Колумбии это дело обычное. На улицах, в музеях и учреждениях Боготы несут дежурство тысячи военных, спецназовцев, полицейских с собаками и работников частных охранных агентств. Существует множество различных подразделений полиции на любой вкус. Есть, например, туристская полиция, дорожная полиция, аэропортовская полиция, муниципальная полиция, президентская гвардия, спецназ и много других замечательных служб, которые помогают местным жителям и гостям столицы чувствовать себя в относительной безопасности. По крайней мере, я был в полной уверенности, что со мной ничего не может произойти.

Презентация прошла отлично, и руководители Лукойл остались премного довольны нашими показателями и техническими возможностями. Они также были приятно удивлены тем, что презентация была проведена на великом и могучем русском языке. Клиенты оценили, что специально для них был сделан дополнительный рывок.

Рафаэль, колумбиец испанских кровей и директор нашего местного отделения, оказался радушным хозяином, шутником, любителем жизни, эпикурейцем и интересным собеседником. Он не только организовал для меня замечательную культурную программу с посещением музеев и выставочных залов, но и сам сопровождал меня повсюду, рассказывая много интересного. Чем дальше живу в Америке, тем больше убеждаюсь в том, что с иностранцами, откуда бы они ни были, общаться намного легче, чем с американцами. Американцы тоже ребята хорошие, но чего-то им не хватает. Как-то с ними не так. Хотя не бывает скучных американцев, бывает мало виски.

В первый вечер мы с Рафаэлем прогулялись по вечерним улицам города, украшенного рождественскими гирляндами, и поужинали в респектабельном ресторане Клуб Колумбия. Когда мы шли на стоянку, уличный торговец пытался продать мне фальшивые часы Омега или Ролекс, но я скромно отказался.

По пестрым улицам Боготы ездят автобусы различных моделей и раскрасок. Многие из них такие старые, что, кажется, могут развалиться в любой момент на куски. Но даже на самых захудалых развалюхах обязательно красуется девиз, который радует глаз: «Королевский сервис – мы берем пассажиров только на сидячие места». Каково? Сядешь, должно быть, в такой автобус и чувствуешь себя человеком.

Маленькие желтые такси, как резвые коралловые рыбки, стаями мечутся по улицам. За 5-10 долларов можно легко уехать в любой конец города. На крышах у такси нарисованы номерные знаки, для того чтобы их всегда можно было опознать с вертолета.

Мотоциклистов в Боготе очень много. Они снуют по улицам, лавируя между автомобилями, автобусами и пешеходами. Каждому мотоциклисту положено иметь целый набор номерных знаков: два – на транспортном средстве, один – на шлеме и еще один – на специальной оранжевой жилетке, которая всегда должна быть надета поверх остальной одежды. Рафаэль, как выяснилось, был заядлым мотоциклистом и в душе глубоко страдал, от того что чертова жилетка мешает ему гарцевать и красоваться в новой кожанке из фирменного магазина БМВ.

Как и в любом латино-американском городе, в Боготе имеется свой стадион для корриды «Плаза де Торос де Санта Мария», выстроенный из красного кирпича. Мы проезжали мимо него несколько раз, и я заметил, что у центрального входа тусовались одни и те же подозрительные личности.

– Что это за люди? – спросил я у Рафаэля. – Подпольный тотализатор?

– Да нет, – ответил он мне, – просто любители корриды, которым нечего делать. Стоят здесь день-деньской да лясы точат. Бездельники, одним словом!

На следующее утро мы отправились на центральную площадь города. Когда зашли в главную церковь, я был так заворожен высокими сводчатыми потолками, витражами и закомарами, что не удержался сделал несколько фото. Через некоторое время к нам подошел солдат и сказал: «Сеньоры, здесь не положено фотографировать, мой долг уничтожить ваши снимки, но я не буду этого делать и вы можете идти». Хороший, наверное, был человек, этот добрый солдатик.

Мы прошлись вокруг президентского дворца, зашли в пару древних соборов и церквей, поклонились засиженному голубями памятнику Симону Боливару и отправились в музей Ботеро. Ботеро – это очень популярный художник. Он так же любим колумбийцами, как, скажем, Диего Ривера любим мексиканцами или как Репин любим россиянами. Полнота – вот девиз этого замечательного художника. На его картинах толстые люди ездят на толстых лошадках, толстые кошки смотрят из окон на толстых голубей, и толстые обнаженные девушки мечтательно отдыхают на толстых диванах с толстыми ножками. Я не удивлюсь, если Ботеро по вечерам зачитывается произведениями Льва Толстого, постоянно носит толстовку и обожает книгу «Три толстяка».

Следующим пунктом нашего путешествия стал замечательный Музей золота при центральном банке Колумбии. Тысячи золотых фигурок, статуэток, украшений, безделушек и предметов непонятного назначения отражались в зрачках моих горящих глаз и гипнотизировали меня своим блеском. Это был просто праздник.

Пообедали мы на высоте 3100 метров над уровнем моря в ресторане колумбийской кухни «Санта Клара». Сидели мы у окна и нам, как на ладони, была видна вся центральная часть Боготы. Завораживающее зрелище, скажу я вам. Видимо от недостатка кислорода в высокогорье я кое-как докостылял до церкви Мон Серрате, что стоит на вершине горы и видна практически из любой точки города. На паперти церкви сидел очень миленький мохнатый песик и приветливо вилял хвостом. Мы спустились вниз по канатной дороге в комфортабельной люльке швейцарского производства.

Во второй половине дня мы посетили дом-музей Симона Боливара и Национальный музей. Симон Боливар был освободителем Колумбии и других стран Южной Америки от испанской зависимости. Вскоре после освободительной войны Боливар был отстранен от большой политики и, по некоторым сведениям, умер в нищете. Говорят, что он сказал незадолго до смерти замечательную фразу: «До сих пор в мире было три дурака: Иисус, Дон-Кихот и я». Не знаю насчет нищеты, но домишко у Боливара был не хилый.

После музея мы с Рафаэлем зашли в супермаркет, где он показал мне несколько диковинных фруктов и настоятельно посоветовал купить национальный деликатес – вареную сгущенку с фигами.

– Отберут ведь на границе, – пытался возразить я.

– Не отберут, – настаивал Рафаэль, я всегда вожу и ничего.

В аэропорту Эльдорадо я купил кое-какие сувениры и, что самое главное, пару бутылочек восемнадцатилетнего Золотого Лэйбла от Джонни Уокера и лучший в мире кофе Хуан Вальдес. На границе мой чемодан обыскивал солдатик, который сам нюхал все мои вещи на предмет присутствия кокаина. Видимо собак на его смену не хватило.

– Это что такое? – строго спросил он, указывая на банку сгущенки с фигами.

– Так это…., – говорю, – национальный деликатес, друг очень рекомендовал.

– Не положено, – сказал солдат и поставил банку в коробку для конфискованных предметов.

Рейс задержали на пару часов, и я перекусил в закусочной. Надо отметить, что за все время пребывания в Колумбии самое большое количество красивых женщин я увидел именно в аэропорту. Наверное, поэтому он и получил свое название – Эльдорадо.

Когда я прилетел домой, сразу с головой окунулся в предрождественскую атмосферу. Елочные базары, мандарины, поиски подарков и корпоративные рождественские вечеринки вскружили мне голову так, что я и сам не заметил как декабрь уже почти пролетел.

И вот я снова сижу в своем хьюстонском офисе, пью кофе, смету на тендер готовлю, а за окном с дерева слетают последние желтые листья. Вот такая вот зима у нас в Техасе.

Всех поздравляю с наступившим Новым Годом и всеми другими праздниками, какие кому больше по душе!!!!!