МЕЧТАЮ О СИЛЬНЫХ РОЛЯХ

Ольга Вайнер

В этом сезоне блистательная сопрано Тамар Ивери, дочь знаменитого баритона Автандила Джавахишвили, выступает в Houston Grand Opera в роли Маргариты («Фауст» Ш. Гуно). Для нас большая честь побеседовать с певицей.

Правда ли, что тбилисцы-особенный народ?

– Тбилисцы, не знаю, но вообще грузины – особенные люди. У них огромный потенциал, они очень талантливы. И если этому таланту будет сопутствовать трудолюбие и дисциплина вместе – они могут горы свернуть. Дисциплины иногда грузинам не хватает, они любят вино, праздники. Грузины – народ огромной культуры, и жаль, что в мире не так хорошо знают про Грузию. Знают только Сталина и Шеварнадзе – и все. А ведь у нас огромное наследие, как Вы знаете: в литературе-Шота Руставели, Важа Пшавела, Галактион Табидзе. Грузинский кинематограф, театр Роберта Стуруа, оперные певцы – Зураб Анджапаридзе, Маквала Касрашвили, композиторы – Гия Канчели и другие.

Расскажите, пожалуйста, о Тбилисском оперном театре. Насколько мне известно, он входил в пятерку лучших театров СССР.

Это правда. Мой дед еще рассказывал, что после спектаклей на улицах выставляли конную полицию. Когда певцы выходили, был страшный ажиотаж, все хотели к ним прикоснуться. Спектакли Вахтанга Чабукиани были как инаугурация президента. Давид Гамрекели, Зураб Анджапаридзе, Петри Амиранашвили были настоящие звезды. Их боготворили. Итальянский стиль – бельканто идеально подходит грузинскому голосу. Жаль, что политика вышла на первый план и сейчас не до культуры. Включаешь телевизор и слышишь эстрадные песни, которые звучат как-то не по-грузински и уровень низкий. Тяжелый сейчас период в Грузии. Царит безвкусица. Об этом говорить больно, но я люблю говорить об этом прямо, без косметики.

Наша знаменитая балерина, Нино Ананиашвили создала свою труппу в Грузии и достигла определенных успехов. Но погоду на культурной сцене сейчас создать очень трудно. Одного хорошего проекта мало. Как говорят: «Одна ласточка весну не делает».

Такое впечатление, что самым грандиозным спектаклем в Грузии последних лет была инаугурация президента, куда пригласили грузинских музыкантов со всего мира.

Когда правительство хочет, оно может «устраивать фейерверки» и вложить деньги в какой-нибудь дорогостоящий проект. Но это случается редко. Я пела в Грузии всего 2 раза – на юбилее Паата Бурчуладзе и на инаугурации президента.

Ваша семья живет в Грузии?

Да, моя мама живет в Тбилиси и все родственники. Папа, к сожалению, умер в 91 году. Он был известным баритоном, пел заглавные роли, у него был очень красивый голос. Но ему как-то не повезло с карьерой. В то время в Грузии было 10 ведущих баритонов, и конкуренция была жесткая, интриги в театрах, Госконцерт решал все. Отец занимался больше концертной деятельностью при филармонии.

Он преподавал в консерватории?

Он не занимался официально, но меня он учил. До сих пор на сцене я следую советам моего отца. Как петь в ансамблях, как двигаться, как перевоплощаться, не просто носить костюм героини, а быть ею.

Известно, что Вам присудили Национальную премию Грузии, расскажите о других наградах.

Первая премия была в 1998 году на конкурсе Voci Verdiani («Вердиевские голос») , который проходит в родном городе Джузеппе Верди, Буссето. Проводил конкурс знаменитый тенор Карло Бергоцци. Там я взяла 2-ю премию и считаю, что это было для меня огромной победой.

В 1999 году я победила на конкурсе Моцарта в Зальцбурге. В жюри сидели такие музыканты как Петер Шраер,Илеана Котрубас, Тереза Жилиц-Гара, огромные имена. Конкурс был сложным, и я горжусь, что получла 1 премию.

Грузинскую премию мне присудил губернатор Батуми за мой вклад в культуру. В 2001 году была премия Венской Staаtsоper, Eberhard Wаchter Medal. Эберхард Вэхтер- известный баритон и меценат, который в течение 25 лет был директором венской оперы. Это была его личная премия.

Какая публика принимала Вас теплее всего?

Знаете, как-то провалов не было, везде принимали радушно. В Италии очень горячая публика, они тебе не дадут закончить арию, сразу начинают аплодировать. В Тбилиси замечательная публика, но скажу со всей ответственностью, что больше всего боюсь петь именно в Тбилиси. Там как бы все свои, ты их часть. Они внимательно следят за тем, что ты представляешь из себя на сегодняшний день, лучше или хуже поешь, чем год назад. Говорят, что в Германии холодная публика. Да нет, она тоже теплая, только это другой градус теплоты. Они весь спектакль промолчат, зато в конце устроят настоящую овацию. В Америке, в Метрополитен-опера публика очень знающая, опытная, ее не обманешь.

Встречаете ли Вы своих соотечественников на оперной сцене?

Была одна замечательная встреча в Метрополитен-опера. Говорили, что никогда такого не было, чтобы два грузина пели в одном спактакле. Это был «Дон Жуан» Моцарта, мой дебют. Я пела Донну Анну, а моего отца, Командора, пел Паaтa Бурчуладзе. Во Франции, на фестивале в Оранж мы пели в спектакле «Отелло» с Ноной Джавахидзе. После была пресс-конференция, и нас попросили спеть что-нибудь грузинское. Ну мы встали и в два голоса спели «Сулико». С Бадри Майсурадзе мы поем, в основном, в Грузии, в Европе пока не пели. С русскими певцами приходилось петь – с Галузиным, с Эльдаром Абдразаковым пела “Requiem” Верди.

Вы включаете в свой репертуар грузинские народные песни?

Пока еще не приходилось. Но хочу спеть в каком-нибудь гала-концерте арию Лейлы. И есть идеи познакомить европейскую публику с грузинскими операми. Хотела показать директору Тулузской оперы «Абесалом и Этери» Палиашвили, но не смогла достать запись хорошего качества. Но затею эту не оставила. У нас фантастический репертуар, достойный того, чтобы его исполнять в Европе.

Ваш репертуар преимущественно итальянский. А нынешняя Маргарита – Ваша первая «французская» роль?

Да, я много пою итальянских партий. Считаю, что мой голос больше соответствует Верди, Пуччини, Моцарту. Но я люблю и русских композиторов. Я получила титул «Лучшая певица года» от венской Stats Opera за роль Татьяны Чайковского. Это одна из моих любимых ролей.

Маргарита – моя первая роль на французском языке. Французская манера, конечно, отличается от итальянской, требуется петь все немного в нос. Но могу сказать, что партия подходит к моему голосу. Я люблю партии, где можно показать все краски и оттенки. Например, у Вагнера хватает только форте, никто твоих голосовых прелестей не требует.

Какую роль Вы мечтаете исполнить?

Я люблю спектакли, где главная фигура – женщина., где героиня любит, страдает, умирает на сцене. Есть роли пассивные, как Дездемона, она не раскрывает свой характер, вся опера – это диалог между Отелло и Яго, «мужская» опера, по существу. Там себя не сможешь проявить, как Виолета в «Травиате» или как Мими в «Богеме». Я мечтаю о сильных ролях, таких как Норма, Аида.

А Маргарита в «Фаусте» к какой категории относится?

Я отношу Маргариту к сильным характерам. Ее трансформация от наивной влюбленной девочки до страдающей женщины, мученицы потрясяюща. Опера называется «Фауст», но я считаю, что самая большая личность- Маргарита, и потом Мефистофель. А Фауст –фигура немного марионеточная, слишком уж Мефистофель им манипулирует.

Как Вам репетируется в хьюстонском климате?

Хьюстон, конечно, отличается от других американских городов, где я пела – Нью-Йорка, Чикаго, Вашингтона. Он более тихий, люди передвигаются на машинах, на улицах нет столпотворения. Но сам климат мне нравится, он напоминает грузинский. В театре – прекрасная акустика. Дирижер, Себастьян Ланг-Лессинг очень талантлив, настоящий музукальный гурман, хорошо владеет французским репертуаром и сам великолепно говорит по-французски. Надеюсь, что под его управлением оркестр будет звучать прекрасно. Билл Берден, исполнитель Фауста – прекрасный партнер, особенно в любовных сценах, где важно публике дать поверить, что герои любят друг друга. Я все-таки грузинская певица, у нас темперамент на первом месте, и я ценю, когда партнер хорошо играет, а не стоит, как дерево. Я очень горда, что пою в одном спектакле с Самуэлем Рэмми (Мефистофель). Он настоящий профессионал, человек работоспособный, критически относящийся к каждой фразе. На всех репетициях он поет «в голос», не щадя себя – это редкое качество, что служит всем нам примером.

Что Вы ждете от Вашего дебюта в Houston Grand Opera?

Хочу оставить хорошее впечатление от моего исполнения. Говорят, что нет незаменимых певцов, есть певцы незабываемые. Хочу, чтобы для Хьюстона моя Маргарита стала незабываемой.