ЕВРОПА В НЕМЕЦКОМ ГЕШТАЛЬТЕ

Борис Альтнер

В воскресенье, 21 января, в Сочи президент России Владимир Путин официально передал канцлеру Германии Ангеле Меркель бразды правления «Большой Восьмеркой». Сама эта встреча не является чем-либо из ряда вон выходящим: она была загодя запланирована и не несла в себе ничего неожиданного. Тем не менее, она приобрела в данном случае особое значение: в Россию приехала не просто руководительница одной из ведущих европейских стран, но и председатель Евросовета. Этот титул Ангеле Меркель предстоит носить всего лишь полгода, однако в реальности Германия, чьи позиции в Европе изрядно пошатнулись за семь лет правления Герхарда Шредера, за последний год не только вернула себе лидерство – она укрепилась в неофициальном качестве «локомотива Евросоюза» и потеснила с трона своих давних соперниц – Великобританию и Францию.

Помимо известных всему миру автомобилей, цейсовской оптики и прочих признанных в мире немецких предметов экспорта, немалый доход Германии, согласно статистике, приносит так называемый «экспорт шефов»: в данный момент четверть позиций в правлениях крупнейших международных банков и концернов в любой отрасли экономики занимают именно немецкие менеджеры. По этому показателю они отстают разве что от ирландцев. Одним из наиболее распространенных в мире стереотипов, бытующих в отношении немцев, является представление о том, что никто лучше них не в состоянии рационально организовать работу той или иной фирмы. Похоже, что этот стереотип оказал свое воздействие и на европейских политиков: за прошедший год немцы как-то исподволь, незаметно попали в состав всех руководящих органов Евросоюза.

Еще до того как Ангела Меркель стала канцлером ФРГ, она успела одним лишь ловким политическим ходом посадить «своего человека» в кресло председателя Еврокомиссии: Жозе Мануэль Дурау Барросу возглавил «правительство Европы», после того как лидер немецких христианских демократов сделала один-единственный телефонный звонок французскому президенту Жаку Шираку. Так что неудивительно, что бывший премьер-министр Португалии зачастил в Берлин, при любом удобном случае выказывая искреннейшее дружелюбие по отношению к «железной фрау»: она – его опора на скользком брюссельском паркете. Несколько дней назад в Страсбурге Ангела Меркель официально представляла свою программу председательства Германии в Евросовете депутатам Европарламента. Жозе Мануэль Барросу, предварявший ее выступление, обратился к собравшимся с трибуны по-немецки. Сам по себе этот факт нельзя назвать из ряда вон выходящим: председатель Еврокомиссии оказывал честь руководительнице ФРГ. Однако, по традиции, ему достаточно было бы произнести на немецком языке вступительную фразу: «Уважаемая госпожа канцлер, уважаемые депутаты» – и все. Барросу же на этом не остановился и всю свою 20-минутную речь прочел на чистом «хохдойч». Подобные жесты имеют в «дипломатическом языке» Европы весьма важное значение – подобно тому, как Владимир Путин обратился с немецкой речью к депутатам Бундестага несколько лет назад. Брюссельские юмористы уже успели запустить в обиход шутку о том, что Барросу попросту вынужден был прочесть речь по-немецки, так как написал ее не он, а его заместитель, вице-председатель Евросоюза Гюнтер Ферхойген, еврокомиссар по индустрии и предпринимательству, немец. Впрочем, с тем же успехом в качестве автора речи могла фигурировать и шведская еврокомиссар и первая заместительница Барросу, Маргот Вальстрём – немка, родившаяся в Швеции и предпочитающая общаться в официальной обстановке Брюсселя именно по-немецки.

Еще один немец занял на прошлой неделе ключевой пост в Евросоюзе: абсолютным большинством голосов европарламентарии избрали нового спикера: председателем Европарламента в первом же туре голосования стал 61-летний Ханс-Герт Поттеринг – юрист, уроженец Нижней Саксонии, член Христианско-демократического союза Германии. Поттеринг – евродепутат с огромным стажем: он заседает в Европарламенте с 1979 года. В 1999 году он возглавил парламентскую фракцию объединенной Европейской народной партии, которая насчитывает в данный момент 277 депутатов и является, таким образом, крупнейшей фракцией Европарламента.

Ханс-Герт Поттеринг сменил в кресле председателя Европарламента испанского социалиста Хосе Борреля – как известно, консерваторы и социал-демократы договорились в 2004 году о том, что поделят между собой пятилетний срок председательства. Теперь он будет председательствовать в Европарламенте до самых новых европейских парламентских выборов, которые должны состояться в 2009 году. В своей речи по поводу избрания он заявил, что намерен всеми силами добиваться принятия Евроконституции, а также собирается развивать «диалог культур» с исламским миром, в особенности с его арабской частью. По обоим этим направлениям он предполагает тесно сотрудничать со своей коллегой по партии, канцлером Германии Ангелой Меркель.

«Возвышение» ФРГ в Европе объясняется не только тем, что страна, наконец-то, вышла из затяжного экономического кризиса и начала стремительно набирать обороты: только в 2006 году рост немецкого ВНП составил 2,9 процента, а на 2007 год официальный прогноз обещает «прибавку» в 3,1 процента (не стоит особо презрительно улыбаться этим цифрам в России – в относительных цифрах этот прирост, конечно же, куда меньше российского, а вот в абсолютных, то есть, в миллиардах евро – на порядок больше). Дело еще и в политической обстановке, сложившейся к данному моменту в странах «евротройки» (ФРГ, Великобритания, Франция): британский кабинет министров буквально не вылезает из внутренних склок и увлекательного процесса борения кандидатов за кресло готового подать в отставку Тони Блэра, во Франции на полных оборотах идет предвыборное президентское ралли. В таких условиях трудно успевать вести еще и «битву за Европу». В то же время позиции канцлера Меркель внутри страны – надежнее не бывает: ее рейтинг, несмотря на введение с началом года ряда непопулярных мер, вновь вырос и составляет недосягаемые для любого европейского руководителя 78 процентов. Правительство ее, успешно пережив осенний кризис, обрело стабильность, и теперь ни один политолог не предскажет его скорого падения, как это было всего лишь несколько месяцев назад. Обеспечив себе таким образом надежный тыл, канцлер Германии оказалась вполне в состоянии уделить необходимое внимание европейской политике, а также своему любимому хобби – политическому посредничеству. Сейчас она, к примеру, прочно перехватила дипломатическую инициативу на Ближнем Востоке: именно к ней, а не к собственному президенту, летит после своего ближневосточного вояжа Госсекретарь США Кондолиза Райс, именно она оказывается посредником между Ираном и ООН и именно с ее помощью медленно и осторожно выкристаллизовывается вдруг ставший осязаемым мир между, казалось бы, непримиримыми противниками – Израилем и Сирией… Более того, даже сложнейшая проблема Северной Кореи, к которой немецкие дипломаты совершенно официально не желали иметь ни малейшего отношения, вдруг оказалась в их поле деятельности: переговоры между американскими и северокорейскими представителями, о которых западная пресса сообщила на прошлой неделе лишь туманными намеками, прошли не где-нибудь, а в Берлине.

В такой ситуации российскому президенту, пожалуй, могло быть особенно интересно послушать, с чем приехала к нему в Сочи берлинская гостья. Если вспомнить недавнее программное выступление Ангелы Меркель в Страсбурге, то бросится в глаза следующее: канцлер Германии предложила Европарламенту обратить внимание на тот факт, что подвижек в переговорах по новому соглашению об энергетическом партнерстве между ЕС и Россией давно нет. Точнее, переговорный процесс в настоящее время вообще остановлен, и его, по словам Меркель, нужно срочно возобновить. Важнейшим разделом предполагаемого соглашения является пункт об организации энергетических поставок. Первое заседание Совета Европы состоится ориентировочно 8-9 марта и будет посвящено именно возобновлению и развитию «энергетического диалога» между РФ как поставщиком ресурсов и ЕС как их пользователем. Сначала совет определит план дальнейших действий в этом направлении, который позволит добиться безопасности поставок топлива из России – именно так звучит повестка дня будущего заседания. Следует признать, что последняя «нефтяная война» с Белоруссией не прошла бесследно ни для Европы, ни для России, так что теперь обеим сторонам предстоит осторожно и неспешно сглаживать острые углы в отношениях и пытаться определить направление их развития. Сломать их легко, однако в этом случае значительные потери понесут как европейцы, так и россияне, так что лучше договориться. И в процессе переговоров с Европой Владимиру Путину вполне может пригодиться знание немецкого языка – в ЕС он становится все более популярен.