КРОХОТНАЯ СТРАНА С ОГРОМНОЙ ИСТОРИЕЙ

Григорий (Гершон) Трестман

Начало в номере 177

хрестоматия свидетельств
2. ВЕРСАЛЬСКИЙ ДОГОВОР

Союзные государства, одержавшие победу в первой мировой войне, подписали Версальский договор, учредили Лигу наций и de-facto признали право наций на самоопределение, согласно доктрине президента США Вудро Вильсона. В ходе Версальской конференции и последующих международных форумов был выработан план: кому и что требуется отдать.

Надо отметить, что конференций было множество (более тридцати), однако для истории современного Израиля судьбоносными явились три: собственно Версальская (январь 1919 г.), 1-я Лондонская (апрель 1920 г.) и Севрская (август 1920 г.). Решения, принятые на них, назвали Версальским пактом.

Пакт фактически утверждал, что каждая отдельная национальная группа имеет право на создание собственного государства и самостоятельное решение своей судьбы. В соответствии с принципами данного пакта были созданы самостоятельные балтийские государства – Эстония, Латвия и Литва. Обрели государственную независимость Польша (которая более двухсот лет была разделена между Россией, Пруссией и Австрией), и Венгрия (бывшая, как и Чехословакия, под властью Австро-Венгерской империи).

Народы Австралии, Канады и Южной Африки были впервые признаны в качестве суверенных наций. Тогда же и такое же признание получил еще один народ – евреи.

Кроме того, в цивилизованном мире утвердилось почти единодушное согласие относительно того, что еврейская государственность должна быть возрождена на древней родине евреев – в Палестине, находившейся до 1917 года под властью Османской империи. Таким образом, сионизм получил такое же международное право, как иные национальные движения.

Само название «Палестина» до ХХ столетия относилось исключительно к бывшей земле евреев – подобно названиям Иудея, Сион и Израиль. Причем «Палестина» никогда не было названием страны. Это топоним, использовавшийся применительно к району юго-восточного прибережья Средиземного моря. Слово происходит от древнееврейского «пелештим», перекочевавшего в английский в виде «филистайн» (в русской версии «филистимляне»). Филистимляне были народом мореплавателей, происходившим из Малой Азии и Пелопонесса. Они достигали южного побережья Израиля несколькими миграционными волнами. Одна группа появилась в препатриарший период и расселилась южнее Беэр-Шевы в Граре, вступив в конфликт с Авраамом, Ицхаком и Ишмаэлем. Другая группа, будучи вытесненной с Крита в результате интервенции Египта в 1194 году до н.э., захватила южное побережье и основала пять полисов: Газу, Аскалон (ныне Ашкелон), Ашдод, Экрон и Гат. В персидский и греческий период новая волна миграции филистимлян пришла на эти земли. Начиная с Геродота, греки называли восточное средиземноморье «Сирия Палестина». Филистимляне не были арабами или даже семитами; этнически они наиболее близки грекам, в культурном же отношении – крито-микенской и позднемикенской цивилизации. В завершение нашего экскурса добавим, что в течение почти двухсот лет филистимляне доминировали на этой территории, а с возвышением царства Израиль (Х в. до н.э.) стали утрачивать культурную и этническую самобытность, а затем ассимилировались с окрестным населением – населением ханаанейско-израильским, т.е. не арабским. И термин «Фаластин», используемый арабами сегодня, – это слово отнюдь не арабского происхождения. Это арабская транскрипция греко-римского «Палестина», восходящего к многократно встречающемуся в Танахе «плешет» (корневое значение – захватчик, интервент), которое в библейские времена служило для обозначения мигрантов. Использование же термина «палестинцы» для обозначения арабской этнической группы – это политическое новшество, не имевшее никакого международного или академического признания до 1967 года.

Версальским пактом евреям было дано право на создание собственного государства в Палестине, т. е. на обоих берегах реки Иордан. До создания же еврейского государства территория Палестины переходила по мандату Лиги Наций в управление Великобританией.

Сохранил ли Версальский пакт свое значение поныне? В международно-правовом смысле сохранил, ибо формально ни одна из стран-участниц не денонсировала ни одного из документов, касавшихся создания еврейского государства. Однако сегодня многие правительства фактически отвергают решения Версальского договора. Конечно-конечно, большинство стран мира стыдливо признают за евреями право на собственное государство, но в лучшем случае они готовы оставить евреям лишь 15% «обетованной» Версалем территории.

В арабском мире сегодня 21 государство. Территория же, которой владеют арабы, в пятьсот раз превышают площадь еврейского государства .

Предлагаемое ныне «урегулирование» оставит евреев с государством, ширина которого всего 15 км. От обещанного в Версале маленького, но жизнеспособного государства, могущего принять 15 млн. евреев и обеспечить надлежащие условия для проживания их потомкам, останется жалкое приморское гетто.

Лет десять назад я редактировал книгу Б. Нетаниягу, которая вышла в свет на русском языке под названием «Место под солнцем». Некоторые тексты и доказательная база были, на мой взгляд, сформулированы достаточно удачно, чтобы ознакомить с ними читателя. Его свидетельства положены в основу некоторых эпизодов и глав этой книги.

Таким образом, пишет Б. Нетаниягу, «после подписания Версальского пакта, после нацистского геноцида, после войн и интифад, развязанных арабами с целью уничтожить государство Израиль, – евреям говорят, что и пятой части обещанной им территории – слишком много. А желание иметь страну хотя бы в минимально безопасных границах, т. е. не 15, а 65 км шириной – доказательство агрессивности и экспансионизма».

Опять становится актуальной формула «человечество минус евреи». Ну и что останется? Что собой будет представлять пока не овеществленная мечта юдофобов?

Не раз евреев пытались истребить – не вышло. Не раз с ними воевали – даже победы над евреями оказывались Пирровыми победами. Значит ли это, что евреи непобедимы? Нет, не значит.

Что же следует сделать, чтобы победить евреев? Оставить их в покое.

Когда евреям не грозит беда извне, они расслабляются. Стоило им создать безопасное государство, как они перессорились, разделили страну на две – и стали воевать друг с другом за истину и справедливость. Иногда может показаться, что для евреев стремление к истине и справедливости гораздо важнее и того и другого.

Впрочем, я повторяю избитые истины…

Может быть, дело в том, что у евреев неистребимая тяга к творчеству? Особенно к литературному? Цари Давид и Соломон были великими поэтами. Моисей был великим прозаиком.

Можно ли вообще представить человечество без Книги, которую евреи принесли человечеству?

Среди евреев всегда живут пророки, которые видят, когда и откуда их роду грозит опасность. Они четко знают: наступает пора, когда из человечества вновь пытаются вычесть евреев. Обычно пророков принимают за сумасшедших, – но, бывает, и к безумцам прислушиваются…

Продолжение следует