КРОХОТНАЯ СТРАНА С ОГРОМНОЙ ИСТОРИЕЙ

Григорий (Гершон) Трестман

хрестоматия свидетельств
Начало в #177, 178, 179
4. ПОД ТУРКАМИ

Четыреста лет Эрец Исраэль была под турками. К середине XIX века эта земля уже долгие годы почти не обрабатывалась, и даже плодородные долины лежали нетронутыми. Изредка можно было наблюдать, как местные жители собирают оливки под узловатыми стволами кряжистых деревьев. Впрочем, земледельцы могли выращивать и пшеницу, и некоторые соевые культуры, и хлопок, чем и занимались – с невеликим, правда, успехом. А еще здесь делались ткани, и ими даже торговали, но торговля была вялой, напоминавшей возню осенних мух.

Хорошо, если в Эрец Исраэль в это время жило около трехсот тысяч человек. Да откуда! Пожалуй, меньше. Из них тысяч двадцать пять христиан, тысяч пять евреев, остальные – йеменские арабы да бедуины. Однако Оттоманская империя во времена расцвета была необъятна и многонациональна. Если бы сквозь христианство и ислам можно было всмотреться в этническое прошлое этих народов, мы бы различили кровь греков, албанцев, европейцев-крестоносцев, монголов, боспорцев, узбеков, туркмен…Черкесы, армяне и друзы жили здесь не намного меньше столетий, чем ев¬реи. Издалека поднимались и текли паломники к святым местам – и иудеи, и христиане.

Но хозяевами были турки… Турки, а не арабы… А хозяином турков – как мы уже знаем – султан Абдул-Хамид.

XIX век неспешно тащился к собственному концу. Оттоманская империя тащилась к собственному концу вслед за веком. Казалось, что даже воспоминания о прошлом величии уже не могли поднять ее с предуготовленного погоста. Вконец обнаглевшая и обленившаяся бюрократия готова была распродать страну по ошметкам. Армия давно походила на оборванную толпу. Народ болел тифом, малярией, трахомой. Более половины новорожденных умирали. Кто позарится на такую страну? На такую землю? Евреи! Именно в это время евреи начали выкупать землю в Эрец Исраэль.

Жизнь на этой земле в это время, по свидетельству Марка Твена, была такой: «Никаких волнующих событий… В долине Израэль невозможно встретить даже захудалую деревушку на протяжении тридцати миль в любом направлении. Имеются только два-три бедуинских кочевья, но ни одного постоянного поселения. Можно проехать десятки миль, так и не увидав живого человека.

В Галилее – еще безотрадней, еще горше: «Эти безлюдные пустыни, эти рыжие бесплодные долины – ничто, ничто не нарушает покой сверкающих суровых холмов… Печальные руины Капернаума, оцепеневшая деревенька Тверия, дремлющая под сенью своих шести траурных пальм… Заброшенность и запустение здесь настолько велики, что никакому воображению нельзя представить, чтобы здесь могла кипеть жизнь… Мы достигли горы Тавор… За всю дорогу так и не встретили ни одного живого существа…»

Горы Иудеи одарили любопытного писателя не более радостной картиной:

«Проклятый Богом, Иерихон поражает своим запустением, в котором оставил его Иисус Навин более трех тысячелетий назад. В Вифлееме, священном месте, где по ночам пастухи стерегли стада, а ангелы пели «мир на земле и в человецех благоволение», теперь нет никого…»

Экспедиция Марка Твена подошла к Иерусалиму: «Чем дальше мы продвигались…, тем чаще встречали голые скалы; ландшафт стал отталкивающим и пугающим. Даже если бы здесь веками селились одни только каменотесы, им не удалось бы набросать столько камней. Едва-едва попадается дерево или куст. Даже оливы и кактусы, эти последние друзья бесплотной земли, почти покинули страну… Сам Великий Иерусалим, чье имя высечено в веках, потерял свое древнее великолепие и стал нищей деревушкой…»

А вот общее впечатление Марка Твена: «Палестина словно в рубище и с головой, посыпанной пеплом. Над ней тяготеет проклятие, опустошившее ее поля и лишившее ее воли к жизни. Палестина покинута и несчастна. Унылая, безнадежная страна – страна с разбитым сердцем…»

Через полтора десятилетия после Марка Твена Эрец Исраэль посетил Артур Пенхрин Стенли – знаменитый картограф Великобритании. Вот его «вердикт»: «Едва ли будет преувеличением сказать, что в Иудее на протяжении многих миль нет никакой жизни, никакого человеческого присутствия».

Беспристрастное свидетельство Стенли относится к 1881 году – именно этот год Ясир Арафат назвал началом «сионистского вторжения» и вытеснения коренного населения из цветущей, плодородной страны. Ложь совершенно, вроде бы, очевидная, но от того не менее в арабском мире популярная. Б. Нетаниягу пишет в связи с этим: «Не так уж важно, что Арафата в очередной раз поймали на лжи. Важно то, что эта бесконечно повторяемая, тщательно сфабрикованная ложь подменила истину, которая была известна каждому цивилизованному человеку в конце XIX столетия: Эрец Исраэль, действительно, пребывала в запустении и безлюдности; она вполне могла дать приют миллионам евреев, которые жили в невыносимых условиях в европейских гетто, подвергаясь там постоянной опасности и мечтая вернуться на родную землю, дабы возродить ее к жизни».

Итак, именно в это время именно эту землю начали выкупать евреи в Эрец Исраэль. Основными землевладельцами были, естественно, турки. Но были и арабы – мусульмане и христиане. И армяне. Земля продавалась охотно, особенно невозделанная. Петах-Тиква (Порог Надежды) стал первым ишувом, который создали местные евреи. Ришон Ле-Цион (Первенец Сиона) стал первым ишувом, который создали российские евреи. Здесь построили первый детский сад и первую ивритоязычную школу.

К 1880 году более тысячи евреев занимались крестьянским трудом. В Иерусалиме во второй половине XIX века евреев было больше половины населения. Цфат, Хеврон, Тверия, Яффо – вот места, где, в основном, жили евреи.

Многие из местных евреев были глубоко верующими людьми. Они молились, учили Тору, а жили на пожертвования из-за границы.

Время шло. Евреи продолжали скупать землю. В 1890 году недалеко от Ришон Ле-Циона возник ишув Реховот. Тогда же основали поселение Хедеру. Построился ишув Мишмар-ха-Ярден.

Как-то барону Ротшильду пришла мысль выкупить Стену Плача и всю близлежащую землю: пора, в конце концов, придать национальной еврейской святыне подобающий вид. Он сделал предложение градоначальнику Иерусалима, и тот не смог отказать (750 тысяч франков – попробуй, откажи!) Бизнесмены уже было ударили по рукам, но главный раввин Иерусалима поднял такой скандал, что сделка рухнула. Каковы были причины, вызвавшие гнев уважаемого рава, – мне (и никому, наверное) сегодня не понять.

Шло время. Евреи скупали землю. Однако как ни бойко шла торговля израильской землей, евреи наткнулись на конкурентов. Ими оказались… христианские церкви. У христиан в не меньшей мере наличествовали и напор, и деньги. В Хайфе поселились сектанты из Вюртемберга, взвалившие на себя миссию новых тамплиеров. В Иерусалиме обосновалась американская колония маргинальных христиан. Католики и православные не отставали от своих собратьев во Христе.

Евреи скупали землю. Христианские церкви скупали землю. Иерусалим, Вифлеем, Яффо, Назарет, сельские угодья. Появились христианские школы, христианские больницы, христианские сиротские приюты.

В списке покупателей Русская православная церковь была не из последних. Русская миссия создала школы в Лоде, Рамле, Яффо, Иерусалиме. К концу XIX века в Эрец Исраэль было создано более полусотни русских школ. Русские подворья открылись в Хайфе, Назарете, Иерусалиме.

Подворье – серьезное заведение. Это и церковь, и администрация. При них гостиничные службы: спальни, харчевня, прачечная. А кладовые, а цистерны для дождевой воды, а водогрейня, баня, хлебопекарня и прочее, всего не упомнишь. Эти гостиничные институты пропускали через себя тысячи и тысячи паломников.

А протестанты? Мы бы могли еще о них забыть, но сами они себя не забывали. Они тоже скупали земли, строили церкви, основывали школы и приюты.

К началу ХХ века в Палестине было более тысячи школ различных языко¬вых и религиозных направлений.

Хотелось бы отметить один нюанс: евреи приезжали сюда навсегда. Они строились и оставались здесь жить. Христиане приезжали и уезжали, несмотря на то что церкви скупали земли и оставляли свои представительства. Тысяча-другая людей, работающих в христианских миссиях, вместе с монахами и монахинями никоим образом не меняли демографическую картину так называемой Палестины.

И вот какая ситуация возникла к началу ХХ века. Еврейская алия и христианское проникновение стали менять лик Эрец Исраэль. Возникло множество рабочих мест. Именно по этой причине и началась мусульманская иммиграция в эти края. Здесь любой араб мог найти работу. Не носильщиком, так погонщиком. Не проводником, так кучером. Не прислугой, так поваром. Не гидом, так массажистом. Не охранником, так попросту вором (вполне уважаемое на Востоке занятие). Строительные и дорожные рабочие не знали, что такое простой. А чистильщиков обуви развелось намного больше, чем носильщиков обуви, и не намного меньше, нежели побирушек.

Запущенная, заброшенная окраина империи стала оживать. Но именно по этой причине и христианские, и мусульманские землевладельцы подняли волну протеста против въезда евреев в страну. И христиане, и мусульмане боялись еврейской конкуренции.

А бояться было чего. С 1880 по 1914 год около 65 тысяч евреев репатриировались в Эрец Исраэль. Они жили уже не только в Иерусалиме, Цфате, Хевроне и Тверии, но и в Хайфе, в Яффо. В 1909 году евреи начали строить Тель-Авив. К первой мировой войне в Тель-Авиве жило более двух тысяч человек. Строились новые ишувы: Рош Пина, Зейтим, Мигдал, Дегания, Седжера, Явниэль, Зихрон Яков, Нахлиель, Кфар Саба, Эйн Ганим, Беэр Яков, Нес Циона и др.

В марте 1914 года Артур Руппин, ответственный за земельные сделки, купил у англичанина сэра Джона Грея Хилла поместье на холме недалеко от Иеруса¬лима, гору «Скопус» (Хар ха Цофим), – впоследствии здесь будет открыт Еврейский университет.

Абдул-Хамид более тридцати лет царствовал над Оттоманской империей и был достаточно мудр, чтобы установить официальные ограничения на еврейскую репатриацию (и тем успокоить подданных) и в то же время вести себя с евреями таким образом, чтобы не испортить отношения с банковским домом Ротшильдов.

Сионизм – великая сила, но в то время, как и сейчас, были силы и помощнее, и попривлекательней для еврейского сердца. Вот несколько цифр.

С 1905 по 1914 год в Америку иммигрировало около 1 млн. 90 тыс. евреев, а в Эрец Исраэль поднялось менее 25 тыс. репатриантов. Думаю, если бы в начале алии 1990-х гг. не закрылись американские ворота, статистика была бы идентичной.

Но мы отвлеклись. Иммиграция арабов в Эрец Исраэль продолжала расти. Они селились в ос¬новном вокруг еврейских ишувов. И вместе с ишувами рос уровень их жизни. И чем легче жилось арабам, тем большую зависть они испытывали к жителям ев¬рейских поселений. Зависть и ненависть.

Турецкой администрации еврейская община виделась спокойным и доходным предприятием. Налоги платят вовремя, произвола не допускают, – пусть себе живут. Тем более, что живут на виду, можно всегда предпринять подушную ревизию (ибо налоги берутся с каждой души). Это тебе не то, что бедуины: лгут на каждом шагу, сколько детей в семье – не поймешь. Утром он тебе улыбается, а вечером встретит на дороге – хорошо, если ограбит, а то еще и всадит нож в спину.

Европейские евреи, с точки зрения мусульманских аборигенов и арабов-иммигрантов, люди, возможно, и грамотные, но уж больно из себя господ строят. Нет, не похожи они на своих восточных братьев, не похожи… Восточные их родичи – люди презренные, но хоть привычные. А эти… Арабского не знают, по-турецки говорят через пень-колоду, а высокомерия столько, что рука сама за кинжалом тянется. Да кто они, собственно, такие?! Разговаривают свысока, и это не только с арабами, но и с самими турками! Мы, мол, не с феллахом каким-то договариваемся, а с самим султаном. Послушать их, так им и земля по обе стороны Иордана принадлежит. Что-то не видно, чтобы у них землю покупали. Они у нас землю покупают, – значит, мы хозяева.

А как о сионизме своем начнут говорить, и вовсе с ума сходят. Что такое сионизм? Что, они имеют право здесь жить, хотят иметь свое государство? Что-то не видно, чтобы султан им дал хотя бы автономию. Да и сколько у них этих сионизмов? И политический, и духовный, и трудовой, еще этот – как его? – религиозный… Сами-то они друг с другом договориться в состоянии?..Арабское недовольство еврейским присутствием росло.

Как-то президент США Джон Адамс заметил: «Я, действительно, хочу, чтобы еврейский народ вернулся в Иудею в качестве независимой нации, ибо я верю, что, как только евреи восстановят независимость в вопросах правления и освободятся от угнетения, они очень скоро избавятся от некоторых неприятных особенностей своего характера».

К началу первой мировой войны евреи основали 43 ишува. В них трудились более 12 тыс. человек. Всего в Эрец Исраэль к тому времени жило 90 тыс. евреев. Важно отметить, что к этому времени в Оттоманской империи сменилась власть. Победили «младотурки» во главе с их лидером Энвер-пашой.

Наступил август четырнадцатого года. Турки заключили союз с Германией и Австро-Венгрией. Это была роковая ошибка Энвер-паши, которая стоила ему империи. Англия, Франция и Россия оказались в лагере его врагов. И евреи, и арабы в Эрец Исраэль сразу же заявили о своей лояльности к Турции, о верности и стране, и Энвер-паше лично.

Турецкие власти предложили иностранным подданным, гражданам враждебных государств, оставить страну и выехать за ее пределы. 6000 российских граждан, русских и евреев, отправились на пароходе в Александрию. Туда же отправились почти все православные монахи.

Сионисты стали разбираться, как русский сионист должен относиться к немецкому, австрийский – к французскому, все – друг к другу, и каждый – к каждому…

А перед евреями Палестины встал вечный вопрос вопросов: ехать или не ехать? Если евреи покинут Эрец Исраэль, создание еврейского государства, скорее всего, не состоится. Для того чтобы остаться, – необходимо принять турецкое гражданство. В этом случае мужчины будут призваны в турецкую армию…

Каждый еврей – самый умный.

Элиезер Бен-Йехуда вместе с Давидом Бен-Гурионом призвали евреев организовать еврейский батальон в турецкой армии. Зеев Жаботинский вместе с Иосифом Трумпельдорфом призвали евреев организовать еврейский батальон в английской армии. Воистину, сионисты всех стран, разъединяйтесь! И разъединились.

В турецкой армии сотни евреев дослужились до офицерских по¬гон и до высших воинских наград. Сотни тысяч евреев служили в вооруженных силах стран Антанты. А в составе британской армии в военных действиях принимали участие и прекрасно себя проявили специальные еврейские батальоны. Этими батальонами командовал полковник Джон Генри Паттерсон. Паттерсон был сионистом, хотя не был евреем. Этот офицер вначале возглавил первое за многие столетия еврейское воинское формирование «Полк погонщиков мулов», основанный Иосифом Трумпельдорфом, затем Еврейский легион, созданный Зеевом Жаботинским.

Продолжение следует.