8 МАРТА В ГЕРМАНИИ: ПРАЗДНИК КАНЦЛЕРА И ЦВЕТОЧНИЦ

Борис Альтнер

Как известно, Родина «праздника весны и любви» 8 марта – Германия, причем с 1910 года этот день отмечался по инициативе немецкой социалистки Клары Цеткин как день сопротивления рабоче-крестьянских женщин буржуазному угнетению. Соответственным был и антураж: никаких цветов-подарков, одни митинги и демонстрации. Сегодня эта боевая пролетарская традиция оказалась забыта – впрочем, как и сам праздник. Большая часть населения ФРГ даже не догадывается, что 8 марта – Международный женский день, об этом вскользь упоминается в новостях, но и не более того.

Впрочем, если быть точным, то это не совсем так. Пять немецких федеральных земель, составлявших ранее ГДР, еще не настолько далеко ушли от своего социалистического прошлого, чтобы забыть старые добрые советские праздники. Конечно, государственными «красными датами» и, уж тем более, выходными днями они более не являются, однако те, кто еще помнит Стену и немецкую народную демократию, по привычке отмечают 8 марта – причем так же, как и в других странах распавшегося Восточного блока, отмечают без всякой пролетарской атрибутики: цветами, подарками любимым и даже совершенно буржуазными походами в рестораны.

Что же касается остальной территории Германии, то полностью и окончательно забыть об этом празднике ей не дают цветочницы. Если примерно с конца января витрины любого цветочного магазина ФРГ оказываются украшенными письменными напоминаниями о Дне святого Валентина, то уже 15 февраля на их месте появляются плакаты и объявления, общий смысл которых можно выразить примерно так: «А ты не забыл о 8 марта?!». Примечательно, что еще несколько лет назад ничего подобного в немецких городах и весях не наблюдалось: владельцы подобных магазинов вместе со всем остальным населением страны благополучно позабыли о 8 марта и лишь удивлялись, почему в этот день к ним приходит огромное количество мужчин с ярко выраженным «рычащим» русским акцентом и покупает множество букетов, отдавая предпочтение тюльпанам. Однако на сегодняшний день они уже оказались «в курсе»: дело в том, что за последние пять лет немецким цветочникам весьма ощутимую конкуренцию составили… китайцы. Великое множество китайских цветочных лавок открылось по всей стране, а уж их владельцы отлично знают, что такое 8 марта.

Еще одна категория населения Германии, не дающая родине Международного женского дня забыть об этом празднике – помянутые уже эмигранты из экс-СССР и стран Варшавского договора. Причем, что интересно – если в Польше, Чехии, странах Прибалтики и других государствах, входивших ранее в сферу влияния СССР, а теперь благополучно обретающихся в ЕС, жители вспоминают о 8 марта все реже (к примеру, социологический опрос в Латвии, проведенный накануне праздника, показал, что отмечают его в основном нелатыши – 71%, а вот среди латышей таких лишь 35%), то в Германии выходцы из этих стран отмечают 8 марта едва ли не поголовно. Трудно сказать, чем это обусловлено – привычкой, ностальгией или тем, что их матери и жены составили тайный заговор и не дают «новым немцам» позабыть о столь важном для себя дне. Впрочем, вся эта статистика относится исключительно к эмигрантам средних лет. Их сыновья и дочери, приехавшие в Германию в нежном возрасте либо вообще родившиеся уже здесь, подобными ностальгическими приступами не страдают и лишь удивляются, что «предки» так упорно цепляются за свое славное советское прошлое. Что не мешает, кстати, отпрыскам женского пола с удовольствием принимать знаки внимания от отцов.

Однако не все потеряно в Германии для праздника весны и любви. Удивительно, но на выручку позабытому дню 8 марта опять, как и в 1910 году, вновь пришла женщина-политик. Причем политик самого высокого полета: канцлер Германии Ангела Меркель. Она тоже из ГДР. Она тоже с Востока. Наверное, именно поэтому некоторые ее «советские» привычки настолько прочно угнездились в подсознании, что она просто не в состоянии от них избавиться. 8 марта 2006 года она взяла да и поздравила всех немецких женщин с «негосударственным» праздником. Этот жест был по достоинству оценен левыми партиями: в этом году в адрес «железной фрау» пришло поздравление с Международным женским днем, подписанное лидером Партии демократического социализма (которая во времена ГДР называлась Социалистической Единой Партией Германии) Грегором Гизи, а ее собственный вице-канцлер, социал-демократ Франц Мюнтеферинг, вручил своей непосредственной начальнице огромный букет красных тюльпанов под аплодисменты всего Бундестага.

Воодушевленные примером канцлера, другие немецкие женщины-политики также стали наперебой напоминать своим коллегам-мужчинам о Международном женском дне – особенно постаралась сопредседательница партии «зеленых» Клаудиа Ротт, заявившая, что в этот день она намерена устроить забастовку, если не получит от коллег-мужчин хоть одного букета. Коллеги-мужчины немедленно исполнили свой долг, забросав ее цветами чуть ли не по пояс – даже экс-министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер прислал букет из далекой Америки, где теперь читает лекции по политологии в Йельском университете.

И лишь одна женщина во всей стране осталась недовольна возрождением 8 марта. Парадоксальным образом, ею оказалась самая знаменитая в Германии феминистка, главный редактор и владелица популярнейшего журнала «Эмма» Алиса Шварцер. По ее мнению, если уж возрождать этот праздник – то в его первоначальном значении: как день борьбы женщин против угнетения. А «весна и любовь» – вещи, конечно, хорошие, но совершенно не отражают тех идей, которые вкладывала в Международный женский день Клара Цеткин. Получила ли сердитая дама хоть один букетик на 8 марта – об этом история умалчивает.