КАННИБАЛ У ВОРОТ!

Анатолий Гержгорин

В любой войне важна победа, а не участие. Но и поражение можно рассматривать, как навоз для будущих побед. В конце концов, они одинаково солены на вкус: у поражения вкус слез, а у победы – вкус пота. Когда я встречаю на улице вьетнамца, он напоминает мне о войне, которая из врагов не сделала друзей, а друзей превратила во врагов. Бежав из Вьетнама, Америка подарила победу Советскому Союзу. Потом были Ангола, Мозамбик, Афганистан, Никарагуа… Лагеря “перевоспитания”, в которых сгинули миллионы человек. Но кого волнует чужое горе?

30 лет назад моряки израильского торгового судна подобрали в открытом море 66 вьетнамцев, которые бежали на утлых лодчонках из Южного Вьетнама. Они были обречены на гибель, потому что ни одна страна не пожелала предоставить им убежища. Дрогнуло сердце только у “фашиста” и “расиста” Менахема Бегина. Те спасенные вьетнамцы и их потомки и сейчас живут в Израиле. А о тех, кто не доплыл, не убежал, сгинув неведомо где, никто никогда и не вспомнит. На той антивоенной эйфории, расколовшей страну, многие сделали политическую карьеру. Но основной закон нашего “мира действий” – мера за меру. Смалодушничал – рано или поздно придет расплата. Та война была лишь пробным шаром.

Теперь, после 11 сентября 2001 года, ситуация изменилась кардинальным образом. Американская мощь уже не пугает. Страна, уставшая воевать, где нет единства и сплоченности, напоминает бумажного тигра. Джордж Буш весьма энергично возражал против параллелей между вьетнамской и иракской войнами. Но аналогию все-таки можно провести. И тогда, и сейчас Соединенные Штаты не стремились к победе. Нет у них для этого ни желания, ни воли. Если бы была возможность откупиться – откупились бы без раздумий. Толстый кошелек на войне, безусловно, весомый аргумент, но не главный. Одним только кошельком не победить.

Самый опасный противник у Джорджа Буша не Ирак и даже не Иран, а Конгресс. На прошлой неделе Палата представителей проголосовала за установление графика вывода войск из Ирака. Этот пункт включен в законопроект о военных расходах, предусматривающий дополнительное финансирование операций в Ираке и Афганистане в размере 124 миллиардов долларов. Демократы, имеющие незначительное большинство в обеих палатах, настаивают на том, чтобы основная часть войск была выведена к августу следующего года. Сенат пошел еще дальше, одобрив законопроект, требующий завершить вывод войск до 31 марта 2008 года. Президент пообещал воспользоваться правом вето. Чтобы его преодолеть, потребуется две трети голосов сенаторов и конгрессменов. Маловероятно, что их удастся собрать.

Тенденция, однако, наметилась, и она не сулит Джорджу Бушу ничего хорошего. Бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, выставивший свою кандидатуру на пост президента, не скрывал эмоций: «Назовите мне хоть одну войну в истории, когда бы объявлялся срок ее завершения и график вывода войск. Это все равно, что объявить войну и почти тут же выбросить белый флаг. Вместо того чтобы превратить Ирак в заслон против террора, нам предлагают сделать его штаб-квартирой международного терроризма». Политики тоже страдают от одиночества, попав в замкнутый круг коллег и знакомых. Для того чтобы довести начатое до конца, нужно время и непрерывные усилия.

«И маленькая вошь способна до смерти загрызть большую собаку», – говорят на Востоке. В отличие от Вьетнама в Ираке идет не идеологическая, а религиозная война. И теперь уже не только в Ираке, а везде, где появляется вакуум власти. Если мы не признаем это, то обречены на поражение. Пока Запад спасает лишь непримиримая вражда между суннитами и шиитами, заставляющая их распылять свои силы. Они будут и дальше методично уничтожать друг друга, а заодно и тех, кто случайно или неслучайно попадет под руку. Посетивший Багдад генсек ООН Пан Ги Мун уже получил сигнал. Мощный взрыв прогремел рядом со зданием, где он выступал перед иракскими политиками. Возвращавшемуся с этой встречи премьер-министру Саламу Зубаи повезло меньше – он был ранен отправившимся “в рай” шахидом.

От сводок с “иракского фронта” веет такой безнадегой, что завоешь полневоле. На днях разъяренные шииты устроили погром в суннитском городке Таль-Афар. Они врывались в дома и убивали всех подряд. Конец беспределу положили армейские части. Результат – свыше 60 трупов и несколько сот раненых. Причем большинство было убито выстрелами в затылок. Расправу учинили… полицейские, которых поддержали военизированные группировки. Это была месть за теракт: накануне сунниты взорвали на городском рынке два начиненных взрывчаткой автомобиля.

Войну “всех против всех” может остановить только естественный распад страны. Но Вашингтон не хочет быть “могильщиком” Ирака.

Арабские соседи тоже. Вам не кажется это странным? Все дружно борются за независимое палестинское государство, которое, если и будет провозглашено, все равно распадется на ХАМАСстан и Арафатию, но отказывают в праве на самоопределение тем же курдам.

Кондолиза Райс почти безостановочно колесит по странам Ближнего Востока, старательно объезжая Багдад стороной. И то верно – зачем лишний раз рисковать?

А может, это просто такая политическая игра: «Убей время»? Джордж Буш делает вид, что хочет что-то сделать, а Конгресс, в свою очередь, имитирует, что хочет ему помешать. Надо протянуть время до конца года, а там, глядишь, и президентская гонка выйдет на финишную прямую. И все глобальные проекты придется отложить в долгий ящик.

На такую мысль натолкнула пресс-конференция для журналистов, которую Кондолиза Райс провела в Иерусалиме. Она сообщила, что отныне Эхуд Ольмерт и Махмуд Аббас будут встречаться каждые две недели и обсуждать “политические горизонты”. А поскольку эти “политические горизонты” весьма туманны, ибо ХАМАС блокирует мирный процесс своим «упорным нежеланием подчиниться требованиям международного сообщества», то госсекретарь предложила взять на вооружение “саудовскую инициативу”, которую она назвала «примером нового мышления».

Не знаю, почему вдруг “повелись” некоторые израильские политики.

Юваль Штайниц, к примеру, предложил с порога отмести американо-арабский план, предлагающий Израилю мир без каких либо гарантий. «Госсекретарь хочет, чтобы мы отступили, создали палестинское государство без гарантий мира и безопасности, – сказал он. – Для нас это неприемлемо». Стоит ли так нервничать? Кондолиза Райс каждый день говорит что-то новое. Это такая дипломатическая манера, вводящая оппонентов в заблуждение. Вот что, к примеру, она сказала на пресс-конференции в Иерусалиме: «Я призвала арабские страны активно участвовать в мирном процессе, чтобы убедить Израиль, что его безопасность только укрепится после прекращения оккупации и создания палестинского государства».

Если не обращать внимания на реверанс в арабскую сторону насчет “оккупации”, то это всего лишь сигнал, что палестино-израильские переговоры столь же нелепы, как колхозы в Техасе или совхозы во Флориде. Не верит Райс и в вечную палестино-американскую дружбу. Крест на ней поставил не Ясер Арафат, как думают многие, а Сирхан Сирхан. И не где-нибудь, а на лбу Роберта Кеннеди. Можете не сомневаться, Райс тоже читает газеты, в том числе и русские, да еще на языке оригинала. И знает не хуже социологов университета аль-Наджа в Шхеме, которые проводили последний опрос, что, как минимум, 52% “палестинцев” выступают против каких-либо требований “ближневосточного квартета”, в том числе о признании права Израиля на существование. При этом треть готова бежать из автономии, куда глаза глядят. Поэтому Райс и предлагает вполне разумную схему – вести переговоры не с мифическими “палестинцами”, а с Лигой арабских государств.

Вся прелесть этого предложения в том, что результаты и этих переговоров вполне предсказуемы: либо не начнутся, либо закончатся, не успев начаться. Потому что Лига арабских государств создавалась не для переговоров, а для удушения Израиля. Судя по первым сообщениям из Эр-Рияда, так оно и будет. “Саудовскую инициативу” на арабском саммите приняли единогласно и в том виде, в каком она была предложена 5 лет назад. То есть в обмен на фигу с маком Израиль должен вернуться в 1967 год, принять всех беженцев, в том числе и тех, кто родился только вчера, вернуть землю со всем, что в ней и над ней. И, наконец, проследить, чтобы прах умерших в скитаниях арабов был перевезен и перезахоронен у Стены Плача.

Говорят, самые “умеренные из умеренных” – саудовцы – предлагали единоверцам ограничиться денежной компенсацией, а чтобы не было очень обидно, потребовать от Израиля отменить еврейскую иммиграцию. Но их и слушать не пожелали. Тогда министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал решил не дразнить гусей и с металлом в голосе заявил в интервью британской газете Daily Telegraph, что если Израиль отклонит арабскую инициативу, то это будет равнозначно объявлению войны. Хватит, мол, идти на уступки, потому что это не приносит результата. «Египет признал Израиль, и что? – спросил принц. – Стремление Израиля к миру не возросло ни на йоту».

Впавшим от старости в маразм саудовским принцам простительно путать Б-жий дар с яичницей. Египет получил Суэцкий канал, облагороженный евреями Синайский полуостров и свыше ста миллиардов долларов в качестве американской помощи. А “принципиальная” Сирия, поддержанная той же Саудовской Аравией, осталась с дыркой от бублика. Не менее “приципиальному” ХАМАСу

“беженцы” нужны, как мертвому припарки. Он предпочитает за все брать предоплату. Просит “окэшить” и “саудовскую инициативу”, иначе, дескать, придется обращаться к Ирану. Это работает безукоризненно. Король Абдалла лично обещал Исмаилу Ханийе, что

арабские страны не только перечислят “положенные” 750 миллионов долларов, но и добавят в качестве “бонуса” еще 100 миллионов.

Пожуем – увидим. Обещания сыплются, как из рога изобилия, с 2001 года. О деньгах этого не скажешь. Пока автономия больше напоминает бедуинскую деревню Умм Насер, полностью смытую на днях нечистотами из пришедшего в негодность хранилища, расположенного неподалеку. Несколько человек захлебнулось в зловонной жиже, еще 200 пропали без вести. 3000 арабов было срочно эвакуировано. Когда в деревню прибыл министр внутренних дел Палестинской автономии Хани аль-Кавасми, его встретили “спасатели” из ХАМАСа и начали стрелять поверх головы. Пришлось министру срочно ретироваться.

А мы что-то там говорим об Ираке.

…Когда римляне кричали: «Ганнибал у ворот!», в вольном переводе на иврит это означало: «За нами Иерусалим – отступать некуда!». Но когда пришли варвары, уже никто не кричал: «Каннибал у ворот!». На этом история Римской империи и кончилась. И если современная западная цивилизация не начнет кричать: «Каннибал у дверей!», ее история тоже кончится. Эта аналогия точней, чем параллели между вьетнамской и иракской войнами. И страшнее, потому что варвары никуда не исчезли.