БЕРЛИН. ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Борис Альтнер

В Европе, как известно, День освобождения от нацизма официально празднуют 8 мая, однако Германия в этом отношении составляет исключение: здесь праздник растягивается сразу на два дня.

Официальные немецкие представители, конечно же, предпочитают праздновать День освобождения от нацизма вместе со всей Европой – а именно, 8 мая, когда в немецком Карлсхорсте был подписан Акт о полной и безоговорочной капитуляции Третьего Рейха. В сегодняшней России эту календарную неурядицу предпочитают объяснять тем, что, мол, во время подписания документа в СССР уже было 9 мая – однако это не так. Факт заключается в том, что капитуляцию подписывали два раза – так сказать, «на бис», потому что к первой церемонии не успел приехать маршал Жуков. Так или иначе, но именно 8 мая по всей Германии проходят многочисленные собрания, устраиваемые местными властями, а на крупнейших военных базах США – таких, к примеру, как в Висбадене или Гайленкирхене – частенько устраиваются даже торжественные парады на радость местным жителям.

Тем не менее, примерно треть страны по привычке отмечает День Победы именно тогда, когда это принято делать в странах бывшего Советского Союза – а именно, 9 мая. Это объясняется довольно просто: те, кто празднует сегодня – восточные немцы, жители пяти федеральных земель, входивших ранее в состав социалистической ГДР. Как говорится, привычка – вторая натура, и, пожалуй, долго еще восточные немцы будут называть День освобождения Днем Победы, причем делать это совершенно искренне: для них не вызывает сомнения, что это и их праздник, их победа: историей немецкого антифашистского подполья они привыкли гордиться.

Берлин так долго был разделен на две половины, что многие памятники, госучреждения и прочие объекты оказались в нем построены, так сказать, в двойном комплекте. Так случилось и с мемориалами советским воинам-освободителям: восьмого мая первые лица страны возлагают венки к памятнику в центральном районе Тиргартен, неподалеку от Рейхстага, а девятого мая сотни немцев сами, своей волей и без официальных распоряжений, приходят в Трептовер-парк, к мемориальному кладбищу советских солдат. Несмотря на то что мемориала в столице Германии два, ни один из них немецкие власти не считают «лишним», подлежащим переносу. Вряд ли когда-либо им придет в голову снести один из них и поставить, подобно намерениям польских властей, на его месте памятник «подлинным освободителям Европы»: как известно, именно с такой инициативой выступил мэр Катовице Петр Ушок, желающий убрать с городской площади Свободы мемориал советским воинам и возвести на его месте… памятник Рональду Рейгану. В Варшаве убеждены, что этот президент США внес огромный вклад в освобождение Польши от советского влияния, и вклад этот ценят больше, чем вклад Красной Армии в освобождение страны от нацистов.

Глядя на события, разворачивающиеся вокруг советских памятников в Эстонии и Польше, многие немцы искренне недоумевают, каким образом государства, присоединившиеся к Евросоюзу, могут поступать подобным образом. Поддержали эстонские и польские власти исключительно праворадикальные партии Германии: руководство Национал-демократической партии ФРГ, к примеру, выступило с инициативой поддержать почин польских «товарищей» и принять закон о переносе памятников советской эпохи с глаз долой. Еще более «здравая» идея пришла в головы республиканцев: последние предлагают вернуть памятники вместе с останками солдат России – не разбираясь, кто из павших бойцов – русский, а кто – казах. Впрочем, все эти «политики» в Германии пользуются дурной славой. Стоило бы правительству Эстонии вспомнить известную поговорку: «Скажи мне, кто твой друг – и я скажу тебе, кто ты».

Рейхстаг – средоточие законодательной власти ФРГ, здесь заседает парламент страны. Несущая стена этого здания исписана автографами советских солдат, бравших Берлин и освобождавших Германию от нацистов. Если убрать этот памятник – разрушится все здание, а что будет возведено взамен – никто не знает. Немцы это понимают, пожалуй, лучше других.