ИДЕОЛОГИЯ РАКОВОЙ КЛЕТКИ

Анатолий Гержгорин

Британский философ Карл Поппер прожил 92 года. Пройдя через синяки и ссадины коммунизма, он отказался от “доктрины Маркса” и поставил диагноз западному образу жизни: «Наша западная цивилизация была рождена греками. Греки, начав величайшую революцию, вернулись к зачаточному состоянию и все еще находятся на промежуточной стадии перехода от демократии к псевдодемократии. Как, впрочем, и все остальные». Если бы Поппер дожил до наших дней, то, наверняка, понял бы, что всякая цивилизация зависит от величия или ничножности личностей, которых она производит.

В основе любой цивилизации целый арсенал ритуалов. Это тот материал, который идет на строительство моста, соединяющего разные цивилизации. Мост между американской и арабской цивилизациями построен, но движение идет в одну сторону. Ричард Чейни решил исправить этот перекос, отправившись в вояж по странам Ближнего Востока. Джордж Буш поставил ему конкретную задачу – не только обеспечить максимальную поддержку иракскому правительству, но и создать антииранский фронт из Египта, Иордании, Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии. Хотя, думаю, президент и сам не верит, что из этой задумки выйдет что-нибудь дельное.

Антисаддамовский и антитеррористический фронт уже пытались создавать, но, увы, тщетно. И не потому что арабы настолько толстокожи и пассивны, что с ними невозможно договориться. Беда Вашингтона в том, что у него две разные головы – Белый дом и госдепартамент. И каждая сама по себе всему голова. Вице-президент поехал по тому же маршруту, что и Кондолиза Райс каких-нибудь пару месяцев назад. За это время ситуация только ухудшилась. Поэтому Ричард Чейни встречался с президентом Ирака Джалалем Талабани и премьер-министром Нури аль-Малики не в Багдаде, что вполне логично, а в Объединенных Арабских Эмиратах. И выступал не перед журналистами, обещая, что Соединенные Штаты никогда не допустят, чтобы Иран стал ядерной державой, а на авианосце John C. Stennis. Моряки, конечно, внимательные слушатели, но сегодня они в Персидском заливе, а завтра у родных берегов.

«Мы сформировали единый дипломатический фронт, – сказал Чейни. – И сейчас должны взаимодействовать, чтобы направить Ирану общий согласованный сигнал». Дипломатический “фронт” если и проявляет признаки жизни, то лишь на какое-то время, после чего опять впадает в кому. В конце мая Хавьер Солана проведет очередной раунд переговоров с Али Лариджани. Последняя встреча состоялась 26 апреля в Анкаре. Если что и запомнилось журналистам, так это реплика Лариджани о том, что «лучший подход – решение всех проблем на основе международного права». Тем не менее, спустя какую-то неделю он заявил, что Иран проигнорирует любые решения Совета Безопасности ООН. Вот вам и “международное право”.

Не подумайте, что Иран уходит от “серьезного разговора”. На совместной с норвежским министром иностранных дел Йонасом Гаром Стере пресс-конференции в Осло с лица Манучера Моттаки не сходила лучезарная улыбка: «Мы против атомного оружия и считаем, что его время прошло». И никто из журналистов почему-то не поинтересовался, зачем тогда Ирану ракеты, способные долететь не только до Осло? В Норвегии, у которой патологическая любовь к исламским фюрерам любого пошиба, Моттаки остановился по дороге в Вену, где проходила международная конференция по проблемам нераспространения ядерного оружия.

Иран получил “согласованный сигнал” почти от 130 стран, участвовавших в работе форума, и… проигнорировал его. Зато отраженный сигнал достиг ушей и глаз МАГАТЭ. Как сообщает газета The New York Times, инспекторы Международного агентства пришли к выводу, что Иран, который Моттаки назвал “миролюбивым государством”, действительно начал обогащать уран в промышленных масштабах, на удивление быстро решив технические задачи. Скорее всего, на ядерном объекте в Натанце активно используются северокорейские технологии. Пока топливо для атомных электростанций вырабатывают 1300 центрифуг. Если в этом году Тегерану удастся запустить 3000 центрифуг, то уже через год обогащенного урана вполне хватит для производства одной бомбы.

А госдепартамент гадает на кофейной гуше. Помощник госсекретаря Джон Род заявил, что «в течение ближайших 8 лет Иран вполне сможет разработать или закупить партию баллистических ракет дальнего радиуса действия, которые смогут достичь территории Европы и даже Американского континента». Эка новость! У Ирана уже сегодня есть такие ракеты. К тому же завершившиеся небывалым успехом “шестисторонние переговоры” с Северной Кореей привели к тому, что она перевела свой ракетно-ядерный потенциал в Иран. Баллистическая ракета последней модификации Musudan-type, которую впервые показали на военном параде в Пхеньяне, была испытана на одном из полигонов Исламской республики. Дальность ее полета – 4,500 километров.

Всеобщее разделение труда привело к тому, что квалификация теперь нужна только ремесленнику, остальные могут вполне обойтись без нее. Видимо, не случайно закон Гарднера гласит, что 85 процентов профессионалов некомпетентны. Вашингтонский Центр стратегических и международных исследований проанализировал вероятность ядерной войны на Ближнем Востоке. Эксперты пришли к выводу, что до 2020 года, когда у Ирана уже будет атомное оружие, ничего катастрофического не произойдет, потому что любое использование ядерного оружия приведет к взаимному уничтожению как Израиля, так и Ирана, а заодно и арабских стран, если они надумают тоже обзавестись атомной бомбой. Поэтому лучше всего вообще не участвовать в этой авантюре. Правда, исследователи не учли одной весьма существенной детали: зачем Ирану воевать, если атомную бомбу можно передать “Аль-Кайде”, “Хизбалле” или ХАМАСу.

Британский Королевский институт международных отношений Чатем-Хаус тоже подготовил аналитическую справку, в которой предупреждает, что избежать раскола Ирака, скорее всего, не удастся.

А посему надо срочно пересмотреть стратегию и теснее координировать свои действия с иракскими соседями. А как быть, если сами соседи заинтересованы в ослаблении Ирака? Тем более, что один из основных авторов отчета Гарет Стэнсфилд не скрывает, что Иран, Саудовская Аравия и Турция делают все, что только в их силах для “сохранения нестабильности в стране”. Но что он советует? «Чтобы предотвратить полный коллапс и раскол Ирака, необходимо принять болезненные решения». Вот и весь совет. Понимай, как знаешь.

Проявила “компетентность” и Палата представителей, одобрившая законопроект о поэтапном финансировании военных операций в Ираке и Афганистане. Пока предполагается выделить 42,8 миллиарда долларов. В конце июля, после того как Белый дом отчитается о своих военных успехах, будет рассмотрен вопрос о выделении еще 52,8 миллиардов. Попутно Палата представителей отвергла требование о выводе войск из Ирака к началу следующего года. Сенат, в свою очередь, подавляющим большинством отклонил проект закона о сокращении финансирования военных действий. Причем на этот раз против собственных же предложений голосовало большинство демократов, которые после того как Джордж Буш наложил вето на законопроект, устанавливающий конкретные сроки вывода войск, умыли руки, потребовав от президента взять на себя всю полноту ответственности за военные неудачи.

Политкорректная помощь врагу уголовно не наказуема. В современной трактовке нация может считаться цивилизованной, если убийство врага считается вынужденным грехом, а не героическим поступком. В декабре минувшего года спутниковый телеканал, ведущий передачи на арабском языке, дал в прямом эфире выступление Хасана Насраллы, в котором он пообещал, что “Хизбалла” будет сражаться с Израилем до полного уничтожения еврейского государства. Не прошло и полгода, как председателя Совета управляющих американского телевещания Хоакина Блая пригласили в подкомитет, курирующий ближневосточное направление при Палате представителей.

«Была допущена ошибка, – чистосердечно признался Блая. – Дежурившая в то время смена не понимала по-арабски». И Насраллу, понятное дело, никогда в глаза не видела. «И вообще в его речи не было никаких журналистских или научных достоинств», – подвел черту Блая. Когда его спросили, почему в эфир вышел сюжет с палестинским премьер-министром Исмаилом Ханийе, который объяснял американцам, что «Холокост – это не более чем миф, придуманный самими евреями», Блая лишь развел руками. Это, между прочим, опять к вопросу о компетентности.

«Самый быстрый способ окончить войну – проиграть ее», – иронизировал Джордж Оруэлл. Америка воюет двумя головами. Ирако-иранское направление передано Ричарду Чейни, а Израиль попал в сферу внимания Кондолизы Райс. Можете не сомневаться, Конди доведет ситуацию до абсурда. Ее “мирные инициативы” обычно заканчиваются кровью. В Шарм-аш-Шейхе она восторгалась сирийским министром иностранных дел Валидом Муалемом. А выступая на заседании сенатского Комитета по ассигнованиям, сказала, что «Сирия остается одним из основных спонсоров терроризма, раздувая пламя войны в Палестинской автономии и науськивая террористические организации на Израиль». К тому же Дамаск всячески дестабилизирует ситуацию в Ираке и Ливане. «Таким образом, Сирия превратилась в серьезное препятствие не только для американской политики на Ближнем Востоке, но и для всех демократических сил в регионе», – подытожила госсекретарь.

Тем не менее, Конди все чаще подыгрывает врагам Израиля. Трудно назвать иначе, чем провокацией, решение госдепартамента запретить послу США в Израиле Ричарду Джонсу участвовать в торжествах, посвященных 40-летию объединения Иерусалима. «Посол не будет присутствовать на торжественной церемонии, поскольку его присутствие может быть расценено как легитимизация израильской власти над Восточным Иерусалимом, который международное сообщество считает оккупированной территорией», – пояснил пресс-секретарь госдепартамента Шон Маккормак. Если ведомство Кондолизы Райс действительно так думает, то госсекретарю точно нечего делать в Иерусалиме. Через год она уйдет на заслуженный отдых, и о ней забудут так же быстро, как забыли Мадлен Олбрайт.

Все усилия Конди по созданию «двух государств для двух народов» закончились ожесточенными боями в Газе между террористическими кланами, которые она же и вскормила. А Израиль от ее “мирных инициатив” истекает кровью.

В Сдероте началась эвакуация жителей. Город надо назвать Шароном в честь бездарного премьер-министра. Разрушенный Гуш-Катиф переименовать в Конди-Катиф. Пересмотру подлежат и другие города и населенные пункты, пока еще не разрушенные, но ожидающие той же участи. Благо, в именах нехватки нет – Буш, Ольмерт, Мофаз, Перес, Перец, Барак… Или, наоборот, как можно быстрее вычеркнуть их из перегруженной памяти. Неудачники не заслуживают даже эпитафий на памятниках. Впрочем, голый результат, как утверждают философы, – не что иное, как идеология раковой клетки.