«ХОАКИН МУРЬЕТА» 30 ЛЕТ СПУСТЯ

Ольга Вайнер, фотографии Евгения Анфиногенова

Музыкальному спектаклю «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты» недавно исполнилось 30 лет. Сочинение композитора Алексея Рыбникова и поэта Павла Грушко, в основе которого лежит драматическая кантата Пабло Неруды, для многих является культовым произведением, шутка ли – первая русская рок-опера! Драматическая история о легендарном разбойнике времен Золотой лихорадки получила воплощение в различных формах – сначала появился альбом, потом знаменитый спектакль театра «Ленком», потом кинофильм. А сейчас и балет! И не где-нибудь, а у нас, в Техасе.

Балетмейстер Александр Ветров, художественный руководитель Metropolitan Classical Ballet, представляет премьеру своего балета «Хоакин Мурьета».

– Александр, когда возник замысел поставить балет?

– Года 2 назад. Тогда в Москве, на «Горбушке» купил CD «Мурьеты», страшно обрадовался. Раньше в ходу были только виниловые диски, а в Америке проигрыватель практически не найти. В свое время эта музыка произвела на меня ошеломлящее впечатление, сравнимое только с «Jesus Christ Superstar».

Я начал переговоры с композитором Алексеем Рыбниковым и либретистом Павлом Грушко. Будучи людьми творческими, они заинтересовались проектом и очень поддержали меня. Павел Моисеевич, который сейчас живет в Бостоне, должен приехать на премьеру спектакля.

– Для балета Вы оставляете весь музыкальный материал, без купюр?

– Без купюр и даже с некоторыми шумовыми дополнениями, например, шумом прибоя.

Музыкального материала оказалось достаточно для двухактного спектакля длительностью в 1 час 10 минут.

– Чем отличается Ваша постановка от того старого ленкомовского спектакля?

– Как ни посмотри, «Хоакин Мурьета» – произведение об эмигрантах. Я несколько изменил концепцию, переставил акценты. У меня это больше спектакль о любви и ненависти.

– Остались ли теми же главные герои пьесы?

– В общем, да. Актер, играющий роль Смерти и Предводителя местных, исполняет еще и третью роль – Капитана корабля. Есть еще друзья Хоакина – Трехпалый и Заика. Балетными средствами изобразить заику сложно: с одной стороны, потребовались бы какие-нибудь движения с прихрамыванием, а с другой – не хочется показывать танцора в неприглядном свете. Вот и остались просто два друга Хоакина, без имен.

Ну и, конечно, главная женская роль – Тереза и ее воплощение – Звезда.

Но в целом спектакль получился мужской, темпераментный- суровые схватки, оружие в ходу. Главную роль исполняет замечательный танцор, Анатолий Емельянов, который недавно получил орден Дягилева.

– Ваша труппа славится трепетным отношением именно к классическому репертуару, а тут, вдруг рок-опера – жанр, требующий современных форм воплощения…

– На самом деле, здесь достаточно лирических сцен, дуэтов, где я оставил классическую хореографию. В основе массовых сцен, таких как «Таверна-заваруха» лежат ковбойские народные танцы, в схватках – элементы карате, трюковые вещи, сцена «Золотая лихорадка» – модерн. В танце Смерти присутствует гротеск. Смерть танцует не в одиночестве, а с «ассистентками» – тремя девушками с косами.

– Как Вы думаете, будет ли спектакль понятен американскому зрителю?

– Понятен будет по многим соображениям. Во-первых, поэзию Пабло Неруды изучают в американских университетах. Во-вторых, Хоакин Мурьета – мифологический герой, который во многом ассоциируется с Зорро – образ понятный. То, как американцы представлены в спектакле, тоже довольно правдиво: Дикий Запад, Золотая лихорадка, первые поселенцы, почти все как один – бандиты. Все это часть американской истории, об этом все знают. Мы сделали перевод на английский поэмы Павла Грушко, и если зритель прочитает текст перед спектаклем – многое прояснится.

Для меня есть вещи, на которых время останавливается, которые вечны. «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты» – одна из них.