К 200-ЛЕТИЮ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Генеральный консул России в г. Хьюстоне Н.Софинский

В декабре 1807 года путем обмена посланиями между российским министром иностранных дел Андреем Яковлевичем Будбергом и госсекретарем США Джеймсом Мэдисоном между Россией и США были официально установлены дипломатические отношения.

Чаще всего, когда разговор заходит о России и США, сознание рисует образы чего-то противоречивого, многосложного, а то и откровенно конфликтного. Срабатывает взращенный десятилетиями рефлекторный шаблон. Как в голливудских фильмах – если на экране автомат Калашникова, значит вокруг все плохо, сплошной тоталитаризм и забвение прав личности, если же винтовка М 16, – торжество демократии и справедливости. Вроде как некая генетическая заданность, идеологическая «заточенность» на взаимное восприятие исключительно в батальных категориях побед и поражений, взлетов и падений, надежд и разочарований.

Вот и сейчас спросите себя, как вы оцениваете динамику отношений между США и Россией за последние 15 лет. Уверен, ответы уложатся в ту же парадигму крайностей и применительно к нынешнему моменту сведутся к суждениям об очередном скольжении по наклонной плоскости, растрате капитала доверия и сотрудничества, смещении баланса в сторону чуть ли не нового кризиса. Так как же на самом деле? Так ли уж все драматично и есть ли во всем этом некая предопределенность? История 200 лет отношений двух стран дает возможность вновь поразмышлять на эти темы.

В ней действительно есть все – триумфы и трагедии, союзничество и противостояние, ярчайшие проявления единства и разобщенности. Но самое удивительное, что при всех различиях на многих крутых разломах своей и мировой истории Россия и США оказывались по одну сторону баррикад. И более того, зачастую прямо или косвенно поддерживали друг друга.

Так, например, было во времена Войны за независимость. В июне 1775 года английский король Георг III обратился к Екатерине II за поддержкой в подавлении восстания в американских колониях. Императрица ответила отказом. А в одном из частных писем открыто солидаризировалась с американцами, выразив убеждение в правоте их дела и предсказав им победу. Данная позиция носила характер не одноразовой акции, а целенаправленной политической линии, оформившейся впоследствии в принцип вооруженного нейтралитета. Суть принципа проста – как и большинство стран, Россия объявила себя нейтральной по отношению к воюющим сторонам, но предоставила свои корабли для перевозки в колонии вооружений. Они не принимали участия в боевых действиях, но имели предписание оказывать вооруженное сопротивление «всякому, стремящемуся к их задержанию». Учитывая, что военного флота у американцев тогда практически не было, понятно, кому такое сопротивление подразумевалось.

Тем самым Россия не только подарила миру довольно любопытную международно-правовую норму, но и подала применительно к американцам уникальный пример. Он получил широкое признание среди других европейских наций, что в результате оказалось практической поддержкой колоний, причем как напрямую, так и через созданный столь необходимый для победы благоприятный международный фон.

Ситуация в какой-то степени повторилась в ходе Гражданской войны в США. Россия выступила за сохранение единства американского государства, признав в качестве официального лишь правительство Авраама Линкольна в Вашингтоне. В 1863 году в Нью-Йорк и Сан-Франциско были направлены две российские эскадры под командованием контр-адмирала Степана Степановича Лесовского и контр-адмирала Андрея Александровича Попова. Этим шагом в условиях угрозы военного вмешательства Англии и Франции на стороне южан Россия снова оказала США поддержку и подняла престиж правительства А.Линкольна на международной арене.

Американская общественность и власти США по достоинству оценили услугу России. Российским морякам был оказан самый радушный прием. А.Линкольн принял командиров российских кораблей в Белом доме.

Надо отдать должное американцам. Они не скупились на взаимность. Десятилетием раньше, во время Крымской войны единственной страной, открыто проявившей сочувствие России, стала молодая заокеанская республика. Американцы восхищались, как писали их газеты, «отважной и упорной обороной Севастополя и необыкновенным искусством русских инженеров», помогали России оружием, медикаментами и посылкой врачей – добровольцев.

В те труднейшие для России времена международной изоляции США взяли целенаправленный курс на расширение двусторонней торговли, как когда-то Екатерина II подписали конвенцию о морском нейтралитете и под ее прикрытием поставляли России разведданные о продвижении неприятельских кораблей к ее берегам.

Может быть, сейчас в это трудно поверить, но именно американскому политическому деятелю – госсекретарю в администрации А.Линкольна У.Сьюарду – принадлежат слова: «Наша дружба распространяется на Россию в любом случае, и мы предпочитаем ее любой другой европейской державе просто потому, что она всегда желает нам добра».

В 1917 году США сразу признали пришедшее к власти в России Временное правительство. А в 1933 году пошли и на установление дипотношений с советской властью.

Годы Второй мировой войны стали политическим пиком двустороннего союзничества в рамках Антигитлеровской коалиции. После нападения фашистской Германии на СССР 22 июня 1941 года американское правительство приняло решение об оказании экономического содействия Советскому Союзу в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. 28 октября 1941 года президент США Ф.Рузвельт подписал решение о распространении на СССР действия Закона о ленд-лизе, по которому Вашингтон предоставил Москве беспроцентный заем в 1 миллиард долларов на оплату поставок военного имущества и вооружений.

3 сентября 1942 года заработала трасса перегона на фронт американских боевых самолетов через Аляску и Сибирь. Всего до 30 сентября 1945 года США предоставили СССР военного и невоенного имущества на сумму 11,2 миллиардов долларов, в том числе свыше 400 тысяч грузовиков, 14 тысяч самолетов, 7 тысяч танков, 4,5 миллионов тонн продовольствия. Значительная часть грузов была доставлена союзническими морскими конвоями через Баренцево море в порты Мурманска и Архангельска. Более 10% иностранных торгово-транспортных судов, участвовавших в северных конвоях, были потоплены; потери среди британских и американских моряков составили 5600 человек.

6 июня 1944 года англо-американский воздушный и морской десанты высадились в Нормандии. Тем самым был открыт второй фронт. 25 апреля 1945 года подразделения 58-й гвардейской стрелковой дивизии I Украинского фронта и 69-й пехотной дивизии армии США встретились на реке Эльба близ немецкого города Торгау.

Важнейшее значение для решения вопросов ведения войны и послевоенного устройства мира имели Тегеранская (ноябрь 1943 года), Ялтинская (февраль 1945 года) и Потсдамская (июль – август 1945 года) конференции глав правительств СССР, США и Великобритании. Москва и Вашингтон также сыграли решающую роль в учреждении Организации Объединенных Наций.

Сегодня наши страны выстраивают новую систему взаимоотношений. За ними пока еще не закрепилось политического термина. Иногда их называют постконфронтационными или отношениями переходного периода. Да, в них не все просто. Есть специфика интересов, есть национальные особенности, есть расхождения в восприятии себя и окружающего мира, есть, наконец, разница в зрелости институтов общественного развития. Но есть и объективная общность. Это цивилизационные ценности и пронесенные через историю взаимные симпатии, человеческое и геополитическое влечение. Мы партнеры по самым узловым аспектам глобального развития, союзники в противостоянии острейшим международным угрозам и вызовам: будь то борьба с терроризмом и наркотрафиком или нераспространение ОМУ, урегулирование региональных конфликтов и стратегическая стабильность.

В последнее время Россию упрекают в усилении негативистских подходов. На самом деле это не имеет ничего общего с реальностью. Просто на нынешнем витке истории вновь обострилась проблема определения условий и модальностей коллективного взаимодействия в международных делах. И вопрос здесь не в какой-то мифической конфронтационной предопределенности, а в том, что каждый ищет решение этой проблемы со своего угла. Российский подход – это многополярность, совместный поиск решений, диалог, равноправие, ну, и конечно, открытое цивилизованное соперничество.

Сегодня, как недавно отметил российский министр иностранных дел С.В.Лавров, особенность нашей внешней политики как раз в том и состоит, что мы ищем не монополию на влияние, а начинаем просто-напросто в полном объеме отстаивать свои национальные интересы, используя свои конкурентные преимущества. Это именно то, что всегда и везде делают Соединенные Штаты. В этом суть национальной политики любых состоявшихся государств, критерий их национальной и социально-политической идентичности. Вопрос лишь – в международно-правовом сопряжении их интересов. И если уж вести речь о некоей предопределенности в отношениях России и США, то, на мой взгляд, искать ее нужно именно в этой плоскости.

А оснований для соответствующих сопоставлений предостаточно. В 1881 году великий американский поэт Уолт Уитмен в «Письме о России» писал: «Вы – русские, и мы американцы! Такие разные и несхожие с первого взгляда – так различны социальные и политические условия нашего быта, такая разница в путях нашего нравственного и материального развития… – и все же в некоторых чертах, в самых главных, наши страны так схожи». Среди этих «главных черт» Уитмен называет «разнообразие племен и наречий», сознание, что у каждого из двух народов есть «своя историческая священная миссия», «пылкую склонность к героической дружбе», «огромные просторы земли, широко раздвинутые границы» и, наконец, «бессмертные стремления, живущие в глубине глубин обоих народов, такие страстные, такие загадочные, такие бездонные…».

Трудно не согласиться с такой оценкой факторов глубинной близости двух стран. Переводя на современный язык, посол США в Москве У.Бернс сгруппировал их по четырем областям.

Во-первых, география. И Россия, и США – громадные страны, каждая из которых раскинулась на просторах целого континента на много часовых поясов. Само собой разумеется, что ни одна из двух стран не может позволить себе узко-местнический статус. Их географические размеры всегда будут предопределять глобальность обоюдных интересов, их взаимопересечение и вытекающий из этого совпадающий уровень ответственности.

Во-вторых, новаторская, первопроходческая роль в истории, будь то освоение новых наземных территорий, космоса или общественно-экономических путей развития. Даже былое противостояние в этих сферах, хотя и зачастую со знаком минус, неизбежно формировало плотную ткань взаимодействия.

В-третьих, аксиоматично, что страну великой делают живущие в ней великие люди. Россияне и американцы всей своей историей доказали, что являются великими народами, способными внести значительный вклад в развитие мировой цивилизации.

В-четвертых, объединяющий характер имеющихся различий, а именно, национальная структура, опирающаяся на этническое и конфессиональное разнообразие наших стран и рождающая объективно высокую степень схожести отношения к таким категориям, как национальная и религиозная нетерпимость, ксенофобия и этнические конфликты.

Французскому философу Х1Х века Алексису де Токвилю принадлежит фраза: «Существуют две великие нации в мире… Я имею в виду русских и американцев. У них разные отправные пункты, и они движутся разными курсами, но, тем не менее, похоже, что каждой из этих наций волей небес предопределено влиять на судьбы половины планеты». Наблюдения де Токвиля оказались удивительно пророческими. Думается, они не потеряли своей актуальности и сейчас, что еще раз подчеркивает значимость пути к партнерству. И чем более тернистым порой оказывается этот путь, тем больше оснований его ценить, беречь и укреплять. Потому что это во благо народов двух стран. Это в интересах всего мира.

200 лет совместной для России и США истории показывают, что в этой бережности – одно из ключевых условий устойчивости их взаимоотношений. А опор здесь две – дипломатия официальная и гражданская. Официальная – это договоры, соглашения, цифры товарооборота, вооружений и т.д. «Строительные материалы» гражданской совсем иные – это человеческие чувства, надежды и стремления. И кто знает, какая из этих опор действительно несущая. В любом случае их укрепление зависит от каждого из нас. Традиционно заметная в том роль принадлежит взаимным переселенцам.

Успехов вам на этом пути, дорогие соотечественники!