ЕЩЕ РАЗ О СТРЕССЕ И СКОТТЕ ШЕПЕРДЕ

Подготовила Галина Маклакова

Похоже, что те, кто прочитали переведенную мной главу («Наш Техас» #185) из книги Скотта Шеперда о стрессе, не удовлетворились его «пустынной теорией» или одним лишь его описанием того, что мы творим со своей жизнью (Dr. Scott Sheperd “Who’s In Charge? Attacking the Stress Myth”). Как всегда, налицо два знакомых вопроса: кто виноват и что делать. С первым всегда легче, если есть силы стать хотя бы ненадолго своим собственным прокурором. Неприятно, конечно, но лучше все же, чем позволить это кому-нибудь другому. Что же касается второго, то здесь все гораздо хуже.

Слава Богу, Скотт не из страны тех деятелей, кто без ума и сознания следует заповедям своих кумиров. Он просто думает «вслух», приглашая аудиторию к восприятию предлагаемых шагов по изменению жизни из привычки жить в Искусство Жить. Предлагаю вашему вниманию еще одну главу из его книги.

ПЕРВОЕ ДЕЛО – БЫТЬ «В МАТЕРИАЛЕ»

Не секрет что для изменения жизни к лучшему нужно обладать мужеством. Мужество позволяет отделиться от стада, но этого мало. Осведомленность или же состояние бытия «в материале» своих проблем помогает нам не следовать за стадом вслепую: мы не можем изменить то, чего не видим.

Если вы любите читать о людях и социумах – в плане религии, философии, психологии, культуры – вы должны были заметить постоянно повторяющиеся в этой литературе предупреждения типа «Обратите внимание!» или «Проснитесь!» Существует мнение, что пробуждение – самое тяжкое из того, что под силу человеку. Некоторые авторы даже выдвигают гипотезу своего рода массового гипноза или лунатизма, поскольку ничем иным невозможно объяснить наше сумасшедшее поведение по отношению к самим себе, к другим, к планете в целом, даже к своим детям, если учесть, что все это мы совершаем НАЯВУ.

В плену у самих себя

Кто-то из философов однажды сказал, что невозможно вырваться из плена, если не знаешь, что ты в плену. А самый страшный плен на свете располагается по весьма знакомому адресу – в нас самих, в наших мыслях и в нашем сердце. Мне хочется сравнить наше состояние Хронического Бессилия с алкоголизмом в аспекте отрицания и признания (осведомленности). У человека нет даже минимального шанса преодолеть алкогольную зависимость без признания факта ее существования. Ровно столько же шансов на успех в плане изменения/ улучшения собственной жизни, без признания своей роли в создании своих проблем и своей роли в их разрешении. Мы все должны научиться адекватно видеть не только глазами. Душевная сумятица должна уступить место здоровому внутреннему зрению и дать замороченным пленникам желанную свободу.

Зрение, видение и варианты

Разница между зрением и видением в том, что зрение – удел глаз, а видение – способность видеть умом. Осведомленность из той же серии. Она больше поверхностного знакомства или согласия с чем-то. Она из области вывода на том глубоком психологическом уровне, который определяет принципиальные изменения в чувствах и поступках.

Чем глубже мы погружаемся «в материал», чем отчетливее осознаем специфику своих проблем, тем видим больше вариантов их решения. Это помогает извлекать уроки из сделанных ошибок и успешно расти духовно. Если же мы отказываемся от такого видения, то все повторяется заново. Говоря попросту, давайте смотреть правде в глаза и, видя свои слабости, не прятать голову в песок. Ни к чему это не приведет.

Что делать?

Часто, когда я говорю об этом, люди спрашивают: «А что нужно делать? А каким таким макаром приобретается эта осведомленность? Как можно изменить свою картину мира и свой образ мыслей?» Подобные вопросы зиждятся на мнении, что существуют специальные навыки, как, например, навыки игры на пианино, которые приобретаются ДО ТОГО, как происходит принципиальное изменение в качестве игры. Я не думаю, что в нашем случае дело в этих самых навыках. Вопрос в том, чтобы сосредоточиться на том, ЧТО ИМЕННО МЫ ДЕЛАЕМ ИЛИ НЕ ДЕЛАЕМ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ для изменения нашей жизни к лучшему.

Прежде всего, вы должны выбрать момент для осознания своей роли в происходящем с вами. Выберите время для анализа того, что вы делаете или же не делаете. Скажем, это будут десять минут в конце дня. Но вместо тривиального вопроса «Как прошел день?», спросите себя: «Что я сделал (сделала) с этим днем своей жизни?». Затем, обычно, всё становится ясно, и вы четко видите, что вам нужно было бы сделать из того, что может изменить вашу жизнь в лучшую сторону, а что ни в коем случае не делать. Легко сказать, подумаете вы. Но ведь «трудно» не значит «невозможно», а просто «трудно».

«Ну и как же перестать валять дурака так в одночасье?», – спросит скептик. Во-первых, вы должны сами убедиться в том, что вы валяете дурака. Конечно, можно послушать друзей или родственников и доставить им незабываемую радость описания вашей дурости, но последнее слово всегда за вами. Потом следует просчитать возможные альтернативы своих действий. Алкоголик, к примеру, может начать ходить на собрания группы АА или же сразу обратиться к врачу-наркологу. Это подкорректирует его ситуацию, но, как ни крутись, он все равно должен будет бросить пить. Кстати, у АА есть выражение, что нельзя протрезветь, если пьешь. Это распространяется на все. Жалобы и нытье никогда не создадут позитива.

Во-вторых, задумайтесь над тем, что именно из совершаемого вами является причиной ваших бед. Напрягитесь, припомните все. Может случиться, что все-таки нужна будет чья-то помощь. Но в любом случае, постарайтесь не повторять своих ошибок. Это опять же потребует усилий, но их не избежать, если вы хотите прийти к желаемому результату.

Жаль, если все сказанное может показаться вам чем-то очень уж упрощенным или нереальным. Поверьте, я видел многих людей, которые прошли этот путь. Плюс, не казните себя за свои ошибки. Вместо этого проанализируйте все ваши промахи, уясните, что на что променяли, и начните жить с чистого листа. Описанный мною процесс потому и страшит многих, что предполагает осознанный выбор, а выбор, в свою очередь, требует силы духа, а сила духа неизбежно повлечет за собой готовность быть в одно и то же время и истцом, и ответчиком.

Самонаблюдение

Чтобы по-настоящему быть «в материале», нужно заниматься самонаблюдением. Самонаблюдение – не самоанализ и не психоанализ. Я отнюдь не призываю всех и каждого стать для самих себя эдаким маленьким Зигмундом Фрейдом. Я не предлагаю судить себя с позиций «Ах, если б же я…» или «Какой же я дурак!..» и тому подобное. К сожалению, мы все время это делаем.

Самонаблюдение – это просто наблюдение над собой в отсеке прожитого дня. Некоторые философы называют это «образом свидетеля». В том аспекте, что как бы часть вас становится постоянным свидетелем ваших поступков, мыслей и чувств. Когда вы достаточно «насвидетельствуетесь», вы сможете увидеть, как нечто вроде гнева проберет все ваше существо, но все же не осядет в нем. Как заметил один писатель, это сродни наблюдению за плывущими по течению листьями. При этом вы не пытаетесь ловить их, вы лишь наблюдаете за ними. Как это ни парадоксально, но, поверьте, я встречал многих людей, верящих в действенность образа свидетеля и в силу самонаблюдения.

Невероятно, но факт, насколько мы ненаблюдательны в плане многих вещей. Мы практически не обращаем внимания на себя и на других. Я часто провожу семинары по совершенствованию стиля общения, что на самом деле означает, что люди не умеют слушать, а слушание – одна из форм наблюдения. Если я не умею слушать других, я не знаю, что с ними происходит. Если я не умею слушать себя или наблюдать за собой, я не могу быть «в материале» по отношению к своей жизни. А недостаточность этого самого бытия существенно ограничивает возможности выбора продуктивной модели поведения или же исключает их вовсе.

Конечно, нервных людей (а большинство из нас таковыми являются), ограниченность выбора не пугает. Мы относимся к ней, как к золотой рыбке, сорвавшейся с крючка. И поскольку почти все наши друзья делают то же самое, отказываясь видеть горький результат самонаблюдения, дело намертво заходит в тупик. Признаем же, хотя бы изредка, где-то в глубине души, что мы достойны большего чем банальная беспомощнность.

Рабство

Философ Джордж Гардифф (George Gurdieff) утверждал, что в большинстве своем мы рабы. Мы раболепствуем перед людьми и ситуациями. Наше счастье и благополучие напрямую зависит от всего, что вне нас самих. Он так же утверждал, что за свободу нужно драться. Свобода, которую, с моей точки зрения, он имел в виду, сконцентрирована на феномене власти. Власти ума и духа. Если я позволяю вам властвовать над моим эмоциональным состоянием, я ваш раб. И, фактически, в рамках данного сценария, в большей степени раб, чем если бы речь шла о кандальном физическом рабстве.

У некоторых людей их духовно-эмоциональное рабство может быть завязано на жажде славы, карьеры или денег. И эти цели превращаются в нечто большее, чем то, за что стоит бороться. Чем более рабская зависимость оправдывается идеей достижения поставленных целей, тем менее здравомыслящим становится человек. Они диктуют рабу состояния счастья или несчастья. Он скорее напоминает бытового сумасшедшего, непредсказуемого в своих поступках и реакциях.

Роберт Луис Стивенсон однажды написал, что «экстремальная занятость – это показатель недостаточной жизнеспособности». На первый взгляд, звучит неожиданно и парадоксально. Занятой человек должен, напротив, бурлить энергией и быть переполненным жизнью. Но мне кажется, что Стивенсон имел в виду нечто большее чем простую физическую энергию. Скорее всего, речь и идет о таком состоянии, когда жажда успеха и занятость настолько поглотили нас, что напрочь вытеснили из нашей жизни ее самые значимые и ценные реалии: духовность, радость бытия, отношения, которыми мы дорожим. Многие люди доживают до глубокой старости, так никогда ничего и не прожив/пережив. Жизнеспособность или, по-другому, жизненная сила оказывается навсегда потерянной. Если мы несвободны умом и сердцем, то мы всего лишь жалкие рабы. А рабы никогда и ни за что не в ответе и, в первую очередь, за самих себя. “Not in Charge”.