«ЕСЛИ Б ЗНАЛИ ВЫ, КАК НАМ ДОРОГИ…»

Борис Альтнер

Невероятно жаркая погода преподнесла Европе сразу несколько неприятных сюрпризов. Похоже, что солнечные удары в состоянии получать не только люди, но и цены – по крайней мере, именно жарой торговцы объясняют резкое и повсеместное подорожание на многие товары первой необходимости. Впрочем, одной только жарой подобное развитие событий не объяснить.

«Да вы слыхали, скоро все подорожает, повсеместно. Особенно – поваренная соль» – эти строки из песни Владимира Высоцкого вряд ли знакомы сколько-нибудь большому количеству немцев, однако сами слухи о всеобщем подорожании не только носятся в воздухе, но и оправдываются. «Хлеб будет дороже», «пиво подорожает» – к подобным многообещающим заголовкам газет немецкие потребители вынуждены будут довольно скоро привыкнуть. Потому что цены на сельскохозяйственную продукцию, определяющие стоимость множества продуктов питания, неудержимо лезут вверх. На сегодняшний день мельницы вынуждены платить за пшеницу на 59% больше, чем делали это еще в начале нынешнего года. Повышение цены на соевые бобы составляет 44%, на кукурузу – треть. Играющие на бирже вкладчики, сделавшие ставку на аграрную продукцию, могут радоваться – их вложения приносят огромные прибыли. Однако, кроме них, подобному развитию событий вряд ли кто в состоянии порадоваться.

В принципе, краткосрочные мощные скачки цен на сельхозпродукцию – не такое уж непривычное дело: стоит затянуться плохой погоде – и этих товаров начинает не хватать, что приводит к росту их стоимости. Однако на этот раз специалисты видят еще одну, весьма непривычную причину подорожания. «Нынешний рост цен – это лишь верхушка айсберга», – утверждает Михаэль Льюис, руководитель сырьевого аналитического отдела Deutsche Bank. По его мнению, свою роль в этом процессе сыграла… вестернизация, коренным образом изменившая привычки миллионов жителей азиатских стран. «В Китае и Индии, где живут более двух миллиардов человек, – утверждает Льюис, – растет уровень благосостояния и, как следствие – увеличивается потребление, в первую очередь, мяса. Однако, чтобы произвести килограмм мяса, требуется использовать десять килограмм зерна – а его сначала нужно произвести». В течение будущих двенадцати месяцев Китай, впервые за последние десять лет, снова превратится в импортера кукурузы. Индия в последние месяцы ввозит больше пшеницы, чем продает за границу. Еще один фактор: подорожание нефти. Не в том даже смысле, что себестоимость произведенной сельхозпродукции становится от этого дороже, а в том, что в поисках альтернативного горючего все больше аграрных продуктов расходуется на производства энергии. «Это в самом деле исторический поворот», – считает Николас Хубер, менеджер немецкого фонда «Ресурсы будущего».

Однако то, что тяжким грузом давит на карман потребителя, открывает выгоднейшие возможности капиталовложений для инвесторов. Впрочем, и тут не обошлось без проблем: рынок сельхозпродукции в данный момент весьма неустойчив. «Кто намерен сделать ставку на аграрный сектор – должен практически постоянно следить за рыночными изменениями», – предупреждает Сандра Бакофер, аналитик консалтинговой компании «Tiberius Asset Management». Тем не менее, от нынешнего аграрного бума непрямую выгоду получают многие предприятия. «Чтобы удовлетворить постоянно растущий спрос, – говорит Николас Хубер, – фермерским хозяйствам приходится вкладывать немалые средства в технику, а также в семена». Вклады своего фонда он уже переориентировал на производителей сельскохозяйственной техники – и полагает, что шанс проиграть у него минимальный. Что же касается аналитика Deutsche Bank Михаэля Льюиса – то он полагает, что в данной ситуации могут выиграть не только компании, но и целые страны: прежде всего, государства с традиционно развитым аграрным сектором – Новая Зеландия, Аргентина, Бразилия, Перу, Австралия, а также Польша и Украина.

Единственный, кто в этой гонке оказывается заведомо проигравшей стороной – это потребитель. Потому что если бензин из нефти можно заменить бензином из кукурузы, то хлеб не заменишь ничем. Придется раскошеливаться.