ИДЕЯЛОГИЯ

Анатолий Гержгорин

Главное – идея, остальное мелочи. Зачастую даже самой маленькой горстки идей впoлне достаточно для поистине грандиозных планов. А примирение арабов с евреями, и в самом деле, задача номер один для международного сообщества в ближайшее тысячелетие. Хотя само международное сообщество мириться с евреями не желает со времен разрушения Второго храма, передав, наконец, свои полномочия “палестинцам”. Кто такие “палестинцы”, никто толком не знает и знать не хочет. Даже депутат Кнессета Ахмед Тиби. В интервью издающейся в Иерусалиме газете “Аль-Кудс” он заявил, что «Палестина, включая нынешний Израиль, принадлежит арабам, живущим тут на протяжении веков, а не еврейским оккупантам, которые съехались со всего мира, уничтожили арабские деревни и изгнали их жителей».

В общем, ходют тут всякие… Следуя незамутненной сионистской идеялогии, Тиби должны были немедленно лишить гражданства и отправить со всей многочисленной родней, если не в сектор Газа, то хотя бы в Катар, где уже обосновался еще один депутат Кнессета шпион Мухаммед Бараке. Кстати, и его многочисленная родня продолжает дело Мухаммеда. В Израиле. Израильская фемида, похерив Б-жественную, новую идеялогию не родила. А у Творца, между прочим, на этот счет указания конкретные и четкие: за ошибки отцов отвечают дети, и аж до четвертого поколения. Кто сомневается, может проверить. Если, конечно, знает, кем был прадед, чем занимался и чего в своей бренной жизни натворил. Эта информация весьма полезна для того, чтобы понять, почему наши возможности так часто не совпадают с нашими желаниями.

В тире идей поправка на ветер особой роли не играет. Если и вводить законодательный “отстрел” внутренних врагов Израиля, то начинать надо не с Тиби. Он всего лишь попугай таких “идеяносителей”, как министр просвещения Юли Тамир, которая стояла у колыбели учебника по географии для третьеклассников со странным для школьного пособия названием “Жить в Израиле вместе”. Отныне дети должны раз и навсегда усвоить, что в 1948 году была не война за Независимость Израиля, а “накба”, в результате которой «часть арабских жителей Палестины изгнали из своих домов, превратив в беженцев, а Израиль, воспользовавшись этим, конфисковал принадлежавшие арабам земли».

Учебник, правда, по словам Тамир, предназначен только арабским школьникам. Это-то и возмутило Ахмеда Тиби, потребовавшего изучать “уроки накбы” во всех израильских школах, чтобы и еврейские школьники знали, «на чьих костях и крови создавалось это государство». На заседании кабинета министров Тамир, правда, слегка пожурили. А Лимор Ливнат, которая работала с Тамир во времена Шарона, пылала праведным гневом, ибо изучение “накбы”, по ее мнению, вызовет новые ростки арабской ненависти к еврейскому государству. Самое смешное, что именно при ней, в 2002 году, понятие “накба” и вошло в школьные программы.

Спасать школьную “идеялогию” вызвался Беньямин Натаниягу, предложивший свое видение общеобразовательной реформы. Но спасать-то, в принципе, нечего. Остались одни головешки. На днях в Ханое завершилась очередная международная математическая олимпиада школьников. Блистали юные математики из России, Китая, Индии, двух Корей, Вьетнама, США… Израильских школьников там и близко не стояло. Взращенный Тамир научный “бурьян” сделал учебные тропы непроходимыми. Пятиклассники не знают элементарной арифметики, но зато выучили наизусть “героическую” биографию дедушки Рабина. А восьмиклассники вместо физики осваивают права гомосексуалистов и вопросы половой ориентации.

Не позавидуешь Эхуду Ольмерту, которому приходится хотя бы делать вид, что вникает и близко к сердцу принимает мертворожденные проекты. Он, безусловно, верит в благие намерения, то бишь революционные идеи, но лишь до тех пор, пока они его кормят. Одну из них подбросил на прошлой неделе Салам Файяд. В новой “палестинской” политической программе политологи газеты «The Jerusalem Post» не нашли ни одного слова “сопротивление” и “вооруженная борьба”. Вместо них дана такая формулировка: «народная борьба против израильской оккупации». Что в лоб, что по лбу: июльские тезисы в арабском исполнении призывают к созданию независимого палестинского государства в границах 1967 года, со столицей в Иерусалиме.

В Израиле эту программу сразу же назвали «важной декларацией, которая улучшит общую атмосферу и наладит сотрудничество с палестинской администрацией». Неустанный глашатай мира, газета “Гаарец” сообщила, что Эхуд Ольмерт уже чуть ли не ударил по рукам с Махмудом Аббасом, договорившись передать “палестинцам” 90 процентов территорий Иудеи и Самарии, включая Восточный Иерусалим. “Говорящий чемодан” Ольмерта, Хаим Рамон поспешил успокоить общественность, огранившись цифрой в 70%. Но сколько анонимно не называй вещи своими именами, шила в мешке не утаишь. Как только ХАМАС пригрозил Файду веревкой без мыла, премьер-самоназначенец, приглашенный в Каир на конференцию Лиги арабских государств, объяснил единокровным братьям: «Пока продолжается оккупация, сопротивление остается законным и незыблемым правом палестинского народа».

Подвел Ольмерта и Махмуд Аббас, который торжественно провозгласил при свете фотовспышек, что не пройдет и года, как он подпишет с Израилем мирное соглашение. Наверное, его неправильно поняли. Это Джордж Буш обещал ему подарить соглашение о мире и дружбе. А сам Абу-Мазен перед отъездом в Москву сказал в интервью газете “Маарив”, что вряд ли будет вновь баллотироваться на пост председателя автономии, а лучше утвердит своим прeемником Маруана Баргути. Да и в Москве он вел себя так, словно подносил к губам не микрофон, а заряженный пистолет. В интервью “Интерфаксу” Аббас сообщил, что ни о каких территориальных уступках с Ольмертом не говорил. «Я узнал об этом также, как и вы, из газетных новостей», – сказал он обескураженным журналистам.

Если идеи и в самом деле воспламеняют друг друга, словно искры, как утверждал Фридрих Энгельс, то в Москве искропада не наблюдалось.

Аббас просил Сергея Лаврова воздействовать на ХАМАС. Лавров позвонил Халеду Машалю и «подтвердил необходимость восстановления палестинского единства под руководством президента Махмуда Аббаса». После чего популярно объяснил Абу-Мазену, что предпочитает вести диалог со всеми заинтересованными сторонами, в том числе с ХАМАСом, несмотря на его отказ признавать Израиль. Ну такая вот у него идеялогия. Израиль тоже вправе не признавать ХАМАС. Но при этом не имеет права ставить палки в колеса “ближневосточной телеги”, которую теперь поведет Тони Блэр. Ему смазывать американо-европейско-российско-оонские колеса, даже если российское колесо при этом будет квадратным.

“Квартет” не первый год поет на разные голоса, поэтому никому со стороны тоже не возобраняется сфальшивить. А тем более бывшему госсекретарю Колину Пауэллу. «Не думаю, – говорит он, – что ХАМАС надо игнорировать. Он пользуется большой поддержкой палестинского народа. Поэтому, какими бы неприемлемыми ни казались принципы этого движения, “квартет” все равно обязан найти возможности для его вовлечения в ближневосточный мирный диалог». Это тоже чистой воды идеялогия. Но ищут не только Тони Блэр или Колин Пауэлл. Ищет Шимон, нутром почувствовавший , что «над регионом подул ветер мира».

Ищет даже газета “Гаарец”, опубликовавшая план, от которого дух захватывает. У Эхуда Ольмерта, поделившегося своими мечтами с побывавшей в Израиле делегацией Лиги арабских государств, которая состояла из министров иностранных дел Египта и Иордании. Правда, зловредный Амр Мусса заявил, что Ахмад Абу аль-Райт и его иорданский коллега Абд аль-Илла Хатиб находились в Иерусалиме с частным визитом, и их никто не уполномочивал выступать от имени ЛАГ. Но все равно, почему бы не помечтать? “Соглашения о принципах” имени Ольмерта дарят Аббасу не только 90% Иудеи и Самарии с восточным Иерусалимом, но и всю Газу, соединенную 40-километровым тоннелем. Тут, думается, и Кондолиза Райс не устоит.

Только вот ведь незадача: даже самая замечательная идея, появившаяся не вовремя, может стать настоящим бедствием. «Газу – Аббасу, а не ХАМАСу!» – хоть эпиграфом ставь к “палестинским” июльским тезисам. Увы… Знакомая большинству из вас организация Pew Global Attitudes Project, занимающаяся опросом общественного мнения во многих странах мира, решила выяснить, какие изменения произошли в психологии мусульман со времени сентябрьской трагедии 2001 года. И ведь выяснила. И даже чуть-чуть порадовала – тенденцией заметного снижения популярности террористов и методов их борьбы за светлое будущее мусульман. Так, в Ливане поддержка терактов-самоубийств снизилась с 74% до 34% , в Иордании – с 43% до 23%, а в Пакистане – с 33% до 9%. И только в Палестинской автономии 70% населения все еще готовы взрываться до последнего человека. Лучше, дескать, вообще никого, чем кто-то рядом.

У идеялогии тоже бывают выкидыши. Случается, и уроды рождаются. Но политическая медицина сейчас на таком уровне, что любое изуродованное мировоззрение может поменять на протез. Главное не отчаиваться и искать новые пути. Даже там, где их, казалось бы, нет. Ольмерт ищет. Не отказываясь от идеи ввода международных сил в Иудею и Самарию, он обдумывает, что лучше – войска НАТО или части иорданской армии, состоящей в основном из бедуинов, которые в случае чего церемониться не станут и, если понадобится, с живых кожу сдерут. Аббасу такая “конфетка” в иорданском фантике может понравиться. Но понравится ли королю Абдалле II? Как часто люди, называющие себя политиками, тратят все свои силы и энергию на то, чтобы выкопать давно похороненную идею. Похоже, у них были проблемы не только с математикой.