САРКОЗИ НЕ ДАЮТ ОТДОХНУТЬ

Борис Альтнер

Не успев стать французским президентом, Николя Саркози уже получил очередное прозвище: средства массовой информации la belle France окрестили его «кузнечиком». Звучит не слишком лестно, однако выражает самую суть совершенно нетипичного для влиятельного государственного деятеля поведения Саркози: на всех официальных встречах он не ходит, а бегает, так что его визави – канцлеры, президенты, премьер-министры – вынуждены поспевать за ним, забыв о чувстве собственного достоинства; вместо рукопожатий он лезет обниматься-целоваться (не по-брежневски, словно солидный бульдог в летах, а по-своему – как веселый щенок), а уж выступая, французский президент попросту превращается в настоящую мельницу – от взмахов его рук бумаги разлетаются с пульта чуть ли не по всей сцене. Сгусток энергии – то веселой, то яростной, но всегда – кипучей, брызжущей через край.

Конечно же, расходуя такое количество душевных сил, любой человек быстро утомляется – не говоря уже о президенте далеко не последней европейской страны. Сразу после победы на выборах порядком подуставший президент попытался устроить себе и своей семье отдых на Мальте, на замечательной яхте, предоставленной его другом, известным французским промышленником. Это вызвало возмущение французов: дотошная пресса стала подсчитывать, сколько лет должен работать средний житель страны, чтобы позволить себе подобный отпуск, газеты заполнились рассуждениями о том, что лидер государства не должен принимать подобные подарки от частных лиц – уж больно это смахивает на взятку. Раздосадованный Саркози срочно вернулся домой (на самолете, принадлежащем все тому же другу-промышленнику) и ринулся в бой. С французской прессой он не ладит уже довольно давно – с тех самых пор, как журнал «Пари Матч» опубликовал подробности личной жизни его жены… за что главный редактор издания поплатился своим кабинетом. И теперь, в роли главы государства, Николя Саркози не стал менять привычек и разобрался с докучливыми журналистами в своем стиле: несколько яростных выступлений на публике, несколько личных звонков владельцам крупных изданий – и наступила тишина. К счастью, рабочих мест никто на этот раз не потерял, иначе скандал бы не просто не утих, а наоборот – разросся бы до небес: что позволено даже министру, не позволено президенту, а французские журналисты, очевидно, прекрасно знакомы с крылатой фразой Остапа Бендера: «Нам грубияны не нужны. Мы сами грубияны». Так или иначе – но успокоенный Саркози снова собрался в отпуск: на этот раз подальше от родной прессы, за океан, в маленький городишко Вулфборо, который расположен в штате Нью-Гэмпшир. Цель этого вояжа должна была оставаться в секрете: президент просто хотел отдохнуть в кругу семьи, не превращая отпуск в официальный визит. И снова ничего не получилось.

На этот раз виноватыми в утечке информации оказались… городские власти. Пообещав оставаться немыми, отцы города не выдержали и опубликовали на своем сайте в Интернете огромный баннер: «Добро пожаловать, Николя Саркози!». С этого момента ни о какой тайне речи идти уже не могло: прибыв в Вульфсборо, семья Саркози оказалась перед толпой журналистов, осыпавших президента кучей вопросов. Попав на импровизированную пресс-конференцию, французский президент поначалу отказался проронить хоть словечко, однако позже сменил гнев на милость, пообещав ответить на все вопросы – с условием, что его оставят в покое. Журналисты пообещали… и обещания не выполнили. Уже на следующий день, когда Саркози и его окружение отправились на водную экскурсию по озеру Виннипесоки, фотограф Associated Press Джим Коул и фрилансер Винс ДеВитт, находившиеся неподалеку на лодке Коула, получив соответствующее разрешение у патрульного катера, начали преследование президентского судна. По словам репортеров, в начале прогулки президент выглядел радостным и улыбался, однако затем заметил, что его фотографируют, и резко помрачнел. Через объективы они увидели, как Саркози приказал своим сопровождающим плыть в их сторону.

Как рассказали Коул и ДеВитт, Николя Саркози в плавках запрыгнул в их лодку и начал кричать на них по-французски. Журналисты пытались объяснить ему, что не понимают французскую речь, и спросили находившихся в президентской лодке людей, говорит ли кто-нибудь из них по-английски, однако ответа не последовало. Тогда Саркози схватил фотоаппарат ДеВитта, но затем положил его на место. После этого не назвавшая своего имени женщина по-английски попросила репортеров оставить президента в покое. Коул и ДеВитт обещали больше не снимать прогулку, после чего Саркози успокоился и вернулся к своим спутникам. Однако большинство репортеров полагает, что нормального отдыха у гиперактивного французского президента уже не получится: с того самого момента, как стало известно, что Саркози отправился в США, французская пресса опять обрушилась на него с критикой: президента вновь упрекают в нескромности и излишнем пристрастии к роскоши: его вилла в Вулфборо, принадлежащая одному из бывших руководителей компании Microsoft, располагает собственным домашним кинотеатром, спа и пляжем с причалом. Обходится она чете Саркози в 30 тысяч долларов за неделю. По мнению французов, это не только расточительно, но и непатриотично: лучше бы эти деньги были потрачены у родных пенатов, – полагают жители Франции, – чем отдавать их заокеанскому дяде Сэму.

Кроме того, французские политические обозреватели обвиняют Саркози еще и в том, что под личиной отпускного путешествия скрываются совсем иные намерения: дело в том, что вилла в Вулфсборо, приютившая президентскую пару, расположена всего лишь в двух часах езды от поместья Джорджа Буша в Кеннебанкпорте, штат Мэн. Этот факт повлек за собой слухи о возможной встрече двух первых лиц. Левая пресса обвиняет Саркози в намерении резко изменить традиционно скептическую (если не сказать – враждебную) по отношению к США внешнюю политику Франции, в желании подружиться с Америкой и даже в том, что французский президент приехал униженно давать объяснения «Большому Брату» по поводу договоренностей с ливийским лидером Муамаром Каддафи о постройке в Ливии атомной электростанции и о продаже вооруженным силам этой, еще недавно «террористической» (по определению Джорджа Буша-младшего) страны новейших противотанковых ракет производства европейского концерна EADS, немалой частью акций которого, как известно, владеет французское государство. Примечательно, что кое в чем французская пресса права: еще во время своей предвыборной кампании Саркози не скрывал намерения, как он выражался, «встряхнуть» внешнюю политику Пятой Республики и кое-что в ней поставить с ног на голову: в первую очередь, отношения с США. Так что, быть может, нет дыма без огня и отпуск президента – не такой уж отпуск.

В любом случае, в таких условиях о полноценном отдыхе и речи быть не может. Преследуемый теперь уже американскими репортерами, президент Франции объявил о своем намерении в скором времени вернуться домой. Впрочем, от назойливого внимания прессы это его вряд ли спасет. Но, в конце концов, Николя Саркози так долго боролся за право стать хозяином Елисейского дворца. А за что, как говорится, боролся…