ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА…

Анатолий Гержгорин

Как начинаются войны? Почти случайно. Как Шестидневная, которую собственными руками сотворило “международное сообщество”. И неожиданно. Для тех, кто к войне готовился денно и нощно. Как Великая Отечественная. Войну ждут-ждут, а она, как любовь, нечаянно нагрянет. Когда средства массовой информации, словно сговорившись, стали готовить нас к летней сирийско-израильской войне, я отнесся к этому скептически. Но когда и американская разведка вдруг сообщила, что война таки действительно разразится, но не летом, а поздней осенью, подумал: видимо, эта война и в самом деле кому-то очень нужна. И если даже она не была запрограммирована, всегда найдутся “факельщики”, у которых и навоз горит.

Теперь уже и я не исключаю вероятность новой войны. Потому что в этой войне заинтересованы все, кроме разве что тех, кому придется рисковать головой на фронте и в тылу. Начнем с Ирана. В середине июля катарская газета “Аль-Ватан” сообщила, что Тегеран взял под прицел 600 израильских экономических и военно-стратегических объектов, которые должны быть уничтожены в случае начала военной операции против Ирана. Эту информацию можно было бы пропустить мимо ушей, поскольку Иран не в состоянии уничтожить израильскую инфраструктуру со своей территории. Пока, во всяком случае. В то время как Израиль способен вернуть Персию на пару тысяч лет назад. Уже сейчас.

Но дыма без огня не бывает. Если взглянуть на эту информацию под другим углом, то вырисовывается несколько иная картина. Зачем Ирану вызывать огонь на себя, если воевать можно чужими руками?

Буквально через неделю после сообщения “Аль-Ватан” другая арабская газета – лондонская “Аль-Шарк аль-Аусат” – поведала, что во время визита Махмуда Ахмадинеджада в Дамаск был подписан договор об ирано-сирийском стратегическом союзе. Дядя Махмуд дал понять миру, что не считает себя беднее дяди Сэма, и пообещал поиздержавшемуся Асаду оплатить все его расходы на вооружение. Расчувствовавшийся Асад подсунул список из 400 российских танков Т-72, почти трех десятков МИГов и Су. Ну и “горсточку” вертолетов Ми на десерт. Ахмадинеджад подписал, но с одним условием – никаких мирных переговоров с Израилем, о которых постоянно твердят “большевики-постсионисты”.

«Мы сомневаемся в правдоподобности сообщения “Аш-Шарк аль-Аусат”, – отреагировал израильский МИД. – Это сообщение должно быть проверено». Проверяют. До сих пор. То, что Ахмадинеджад прилетал в Дамаск не просто так, можно судить хотя бы по тому, что вместе с ним прибыла группа высших офицеров, которые провели серию рабочих встреч в генштабе сирийской армии. После дружеской беседы с Асадом иранский президент провел закрытое заседание “штаба партизанского движения”. Хасан Насралла доложил, что первый ракетный дивизион “Хизбаллы” развернут в южных районах Бейрута, откуда и намерен отныне грозить израильскому супостату. Генсек ХАМАСа в сирийском подполье Халед Машаль рапортовал об успехах партизан Газы, очистивших территорию от израильских оккупантов и их марионеток.

Когда самолет Ахмадинеджада взял курс на Тегеран, на его борту помимо Насраллы находились военный министр “Хизбаллы” Имад Мугние, начальник генштаба Ибрагим Акил и командир спецназа Халиль Харб. “Исламский джихад” тоже предствляли первые лица – Абдалла Рамадан Шалах и Заид Нахле. Машаль решил не нервировать саудовского короля и вылетел обычным рейсом. А через несколько дней иранское информационное агентство ИРНА сообщило, что в

Тегеране начал действовать военно-координационный штаб, цель которого «сделать это лето горячим для Израиля». Иранская тактика вполне понятна: если хочешь обезопасить себя, не давай покоя противнику. На это никаких денег не жалко.

Но какой резон ввязываться в драку Сирии? Резон есть. Дамаск в принципе ничего не теряет. На страже режима Асада будут стоять и Запад, и Восток. Израиль тоже. Потому что на смену его режима придут религиозные аятоллы-мракобесы. В Лондоне вам об этом любой браун скажет. Опыт Второй ливанской войны показал, что против ракетного “лома” нет приема. После серьезных потерь и разрушений Израиль станет сговорчивей, а порушенное войной сирийское “народное хозяйство” восстановят всем миром. Как в Ливане. А если Асада и укоротят ненароком на голову, то тоже ничего страшного. Замену все равно подберет Тегеран, а не Вашингтон.

На самом деле Башар Асад всего лишь марионетка в чужих руках. Его отец Хафез Асад, пришедший к власти в 1970 году в результате военного переворота, никогда не делал на него ставку. Наследником сирийского “престола” был Базил аль-Ассад – сорви голова и бабник.

21 января 1994 года он выжимал все соки из “Мерседеса”, спеша в аэропорт, откуда должен был лететь на лыжный курорт в Альпах. Но не вписался в крутой поворот и вместо курорта попал на кладбище. Асады из алавитов – религиозной группы, близкой к шиитам. Во времена колониальной зависимости их всегда поддерживала Франция, опасавшаяся суннитского большинства. В отличие от отца и брата Башар Асад не пользуется авторитетом у алавитских генералов, которые готовы заменить его при первой же возможности. Сунниты, естественно, плакать тоже не будут.

А в “прифронтовом” Дамаске уже запрещено фотографировать любые объекты. Все чаще используется светомаскировка. В городе введено чуть ли не военное положение. Игру в войну, как утверждают перебежчики, затеял шурин Асада генерал Асеф Шаукат, возглавляющий сирийскую военную разведку. Соединенные Штаты обвиняют его в переправке боевиков и оружия в Ирак. Замешан он и в убийстве бывшего ливанского премьер-министра Рафика аль-Харири. Зная слабости Асада, генерал не без оснований опасается, что родственничек сдаст его международному трибуналу, поэтому война для него, может быть, лучший вариант уйти от ответственности.

Именно Шаукат настоял на стратегическом союзе с Ираном. Тех, кто не исключал возможности диалога с Израилем, как, например, вице-президента Фарука аш-Шахра, отодвинули в сторону. А министру иностранных дел Валиду Муаллему запретили встречаться не только с американскими и европейскими дипломатами, но и арабскими. В Каире и Эр-Рияде полагают, что за Шаукатом стоит Иран, который заинтересован втянуть Израиль в войну на истощение. Асаду уже популярно объяснили, что интенсивные ракетные обстрелы израильских городов вынудят Эхуда Ольмерта начать переговоры с Сирией.

Еще одна заинтересованная в израильско-сирийской драчке сторона – Россия. У нее свой интерес. Во-первых, желание как можно быстрей вернуть утерянные военно-стратегические позиции на Ближнем Востоке. Но чтобы флот бороздил воды не только Арктики, но и Средиземного моря, нужны базы. И чем труднее сирийцам, тем они сговорчивей. Уже готовы, к примеру, отдать Латакию и Тартос. Без выстрела. К тому же мощь державы определяет ее оружие. Если оно зарекомендовало себя, от покупателей нет отбоя. А Сирия хороший покупатель, поскольку все равно тратит не свои, а иранские нефтеевро. Это во-вторых. А в-третьих, война – это беженцы. И пораженцы, готовые все бросить и вернуться в родные края.

Сирийцы неплохо воспользовались иранским кошельком, создав, как сообщает газета “Едиот Ахронот”, самую плотную в мире систему противовоздушной обороны. Среди последних приобретений – зенитно-ракетные комплексы “Стрелец” и “Панцирь С-1”. Трагедии из этого делать не стоит. Россия, в принципе, выполняет обещание, которое дал Владимир Путин два года назад во время визита в Израиль: не поставлять Сирии ракетных комплексов дальнего радиуса действия, таких, как, скажем, SS-26 “Искандер-Э” или С-300, в покупке которых Дамаск весьма заинтересован. Да и с самими “Панцирями” не все так просто. К разработанному в середине 90-х годов комплексу российская армия интереса не проявила, и его ждало забвение, если бы не Объединеные Арабские Эмираты, согласившиеся приобрести 50 ЗРК. Возможно, они никогда бы на это не пошли, но только таким образом можно было вернуть российские долги.

В итоге кое-что перепало и производителям. Еще осенью прошлого года весь заводской бюджет на “Панцири” составлял 30 тысяч долларов. ОАЭ перечислили в качестве предоплаты 50 миллионов. Этого хватило, чтобы расширить проект. Вслед за ОАЭ модернизированные “Панцири” заказала Сирия, а затем и Алжир, подписавший контракт на 734 миллиона долларов. К 2010 году зенитно-ракетный комплекс будет принят и на вооружение российской армии. При развитом социализме проще: было что и чем защищать. А при капитализме, что заработаешь, то и съешь.

На руку локальная ближневосточная война и европейцам. Вряд ли извлекут они из нее выгоду, но такова, видимо, европейская природа: евреи виноваты уже потому, что это их Б-г создал человека, хотя Его об этом и не просили. Особенно активны британцы. То бойкоты объявляют, то требуют судить израильских военных преступников, то им чужой “забор безопасности” не нравится. Британская парламентская комиссия по международным делам в пух и прах раскритиковала «произраильскую» политику Тони Блэра, в результате чего якобы серьезно пострадал имидж Великобритании в арабских и исламских странах.

Чтобы исправить ситуацию, премьер-министр Гордон Браун должен немедленно «снова занять позицию беспристрастного посредника на Ближнем Востоке». Например, «немедленно приступить к политическим контактам с движением ХАМАС, умеренными парламентариями от “Хизбаллы”… установлению связей с Сирией… примирению суннитских, шиитских и курдских партий в Ираке»… С Ираном парламентарии уже поработали, хвалиться нечем, поэтому о нем решили просто забыть. Зато Израиль у всех на устах.

Комиссия по контролю за экспортом оружия с удовлетворением отмечает, что «правительство проводит взвешенную политику контроля на поставку оружия Израилю и ужесточает требования». За 10 лет Британия продала еврейскому государству оружия и военного оборудования на 113 миллионов фунтов стерлингов, отклонив 190 заявок. Только за последних два года поставки уменьшились на три четверти и составляют около 10 миллионов фунтов. Бывший министр иностранных дел Маргарет Беккет с гордостью поведала комиссии, что Израиль закупает в Англии не более 0,1% вооружений. Англичане обладают волшебным даром превращать победы в поражения.

И, наконец, заинтересован в войне, как это ни парадоксально, и Израиль. Ольмерт, правда, твердит о мире, а Барак даже приостановил выдачу противогазов населению, дабы не провоцировать Сирию. Но именно война может изменить их судьбы. Ольмерту надо реабилитироваться за бездарно проведенную войну с “Хизбаллой” и полный провал в Газе. Или уйти в отставку. А Барак, наоборот, заинтересован в провале Ольмерта, ибо это может расчистить ему путь в премьеры. Только как бы Эхуды не заигрались. Моше Даян тоже решил не мобилизовывать резервистов накануне войны Судного дня, и стране пришлось заплатить высокую цену.

Так, как начинаются войны? Подождем до ноября.