ПЛОДИТЕСЬ И РАЗМНОЖАЙТЕСЬ, ИЛИ КАЧЕСТВО ИЛИ КОЛИЧЕСТВО?

Мария Йоффе, автор блога http://createmeifyoucan.com. Рисунок Ольги Богуславской

Бывают люди, которые всю свою жизнь «любят» только одного человека. А бывают такие, что «любят» сразу нескольких и даже не представляют, как это возможно — всю жизнь довольствоваться только одним. Это не хорошо и не плохо. Согласно эволюционному подходу, у них просто разные стратегии размножения. Ага… размножения.

Раньше я думала, что я трудно влюбляюсь, оттого что исключительно критично отношусь к людям. А тут оказалось, что все может быть объяснено гораздо проще: у меня просто качественная стратегия размножения (в отличие от количественной). Сейчас объясню.

В науке существует такая теория – называется «теория истории жизни» («life history theory»). Теория опирается на биологические механизмы эволюции и объясняет наши личностные и поведенческие различия именно с этой точки зрения. Ну вот, например, что нужно организму прежде всего? 1 – выжить и прожить как можно дольше, и 2 – расплодиться и размножиться. А энергия у нас при этом ограниченная, и поэтому приходится балансировать между этими вариантами. И вот тут у мужчин и женщин имеется принципиальная разница. Мужчины могут брать количеством. В смысле, чем больше они семени разбросали направо и налево, тем больше народилось. Это называется количественная стратегия жизни. Чтобы как можно больше разбросать, нужно, во-первых, в каждой женщине видеть изюминку, и во-вторых, победить соперников, которые на эти изюминки претендуют. Поэтому кто сильнее и агрессивнее (у кого больше тестостерона), тот и разбросал. А значит, размножился. Методом естественного отбора получаем мужчин, которые, в отличие от женщин, более агрессивны и склонны к риску.

Женщинам использовать количественную стратегию тяжелее. Пойди попробуй нарожай сто детей. Можно, конечно, беременной всю жизнь ходить, но это не самый удобный вариант. Лучше родить несколько и быть уверенной, что все они вырастут большими, умными и здоровыми. Для того чтобы обезопасить свое потомство, требуется аккуратно выбрать партнера, который будет помогать его защищать и кормить. Как говорится, «лучше меньше, да лучше». Кстати, именно этим различием в стратегии можно объяснить более развитые лингвистические способности у женщин. Силой они брать не могли. Зато могли уговорить словом. Чем лучше женщина «пела», тем больше шансов у нее было удержать при себе надежного человека и тем больше шансов расположить к себе племя, в котором она жила.

Все логично, конечно, но не все же мужчины бабники и не все женщины верные хранительницы очага. Везде имеется разнообразие. Как же это разнообразие объяснить?

В книге «Психические проблемы, объясненные теорией эволюции» («Les troubles psy expliqués par la théprie de l’évolution») предлагаются различные теории, объясняющие наши «недостатки» в поведении. И знаете, чем объясняется предпочтение той или иной стратегии в выборе партнера (качественной или количественной)? Объясняется все это условиями, в которых мы росли.

Важны ресурсы, которыми мы располагали в течение первых пяти лет жизни, а вернее, их предсказуемость. При этом не столь принципиально количество денег у родителей, сколь важно постоянство условий. Ну, например, ребенок может расти в условиях, где все постоянно: стабильный дом, родители, еда-игрушки-друзья во дворе. А может столкнуться с семейной ситуацией, где все постоянно меняется: то много еды и игрушек, то вдруг все исчезло; то есть дом, то вдруг сплошные переезды; то имеются оба родителя, то вдруг один исчезает; то ребенка любят и лелеют, то на него все забили; и т.д. и т.п. И вот в эти первые годы ребенок составляет свое мнение о мире. Мнение, которое потом определяет всю его последующую историю жизни: постоянен мир или нет; есть ресурсы для жизни и размножения или нет; нужно за них бороться или нет?

В том случае, когда мир постоянен (скажем, даже если у родителей мало денег, но они оба на месте, гречка с сосиской в холодильнике стабильно есть и подарок на день рождения тоже), то жизнь можно спланировать. В этой ситуации можно включать качественную стратегию жизни. Например, потратить время на поиск партнера, отобрать самое лучшее и спокойно строить будущее по кирпичикам.

Если же в детстве все непостоянно, то у ребенка складывается мнение, что ресурсы в этом мире ограничены, рассчитывать на будущее нельзя и за место под солнцем надо бороться. В результате имеем количественную стратегию жизни. Такие дети начинают раньше вступать в половые отношения, пробуют большее количество партнеров и часто идут на риск. Ведь неизвестно, наступит счастливое завтра или нет. Нужно размножиться и расплодиться как можно быстрее, т.к. ресурсы могут закончиться в любой момент. Поэтому берем количеством: кто выживет, тот выживет. Отсюда имеем раннее созревание со склонностью к риску, борьбе и соревнованию.

Но бывает и так, что ребенок растет в непостоянных условиях, но его физиология и темперамент не располагают к агрессии и соревнованию (существуют два разных типа реакции на стресс: активация поведения с «бросанием на амбразуру» или подавление своего поведения с «закапыванием себя внутрь»). В этом случае ребенок может заключить, что соревнование ему не потянуть. Физиология и внутренние ресурсы не те. И что же тогда делать? В этом случае человек может вообще начать избегать продолжения рода. Ну его… Бороться за место под солнцем сил нет. Уверенности в завтрашнем дне тоже нет. На что тогда рассчитывать? Есть вероятность, что депрессия и тревожность – не что иное, как часть такой «избегательной» стратегии. Ведь когда ты в депрессии, вероятность найти партнера по жизни значительно снижается, и шансы на продолжение рода, соответственно, тоже. То есть получается, что люди бессознательно идут на «психический упадок», дабы не вступать в борьбу с реальностью и не продолжать род.

Но это все только теории, конечно… Плюс я немного упростила достаточно сложные конструкции взаимодействий различных факторов, которые объясняются в книге. В общем, решайте для себя сами, имеет все это смысл для вас или нет.

Мне эти теории показались интересными, потому что они помогают понять и объяснить разнообразие наших характеров в мире. Вот так смотришь на человека, который «пробует» все, что движется, и думаешь: «Хм, у него количественная стратегия жизни». И все тут. У каждой стратегии есть плюсы и минусы.

А еще эти теории позволяют задуматься о воспитании детей. А что, если первые пять лет жизни действительно определяют наше мнение о мире? Как будет видеть мир мой ребенок? Скажет он: «Мир богат, и теплое место под солнцем найдется для каждого – айда делиться и сотрудничать!»? Или же: «Ресурсы ограничены, и единственный способ выжить – это ходить по головам!»? Или же:«Мир – дыра, но… ну его, ваше соревнование. Сбегу «в себя» куда подальше от реальности…»?

http://createmeifyoucan.com