ЕС: ЗАКРЫТАЯ ЗОНА ОТКРЫТОГО РЫНКА

Борис Альтнер

Как известно, одним из краеугольных камней, на которых возведено величественное здание Евросоюза, является свободный рынок: ни одна страна не может рассчитывать на вступление в ЕС, если ее экономика не построена на этом основополагающем принципе. Тем не менее, похоже, ради энергетической безопасности Еврокомиссия решила разок «поступиться принципами». Она подготовила законопроект, согласно которому в ближайшем будущем европейский энергетический сектор окажется защищен от инвестиций со стороны стран, не входящих в Содружество. «Европравительство» полагает, что такой шаг является вынужденной обороной против стремления некоторых стран обрести политическую власть с помощью энергетической дубинки.

Не успели еврокомиссары в полном составе вернуться из отпусков к своим рабочим местам в Брюссель, а их планы на ближайшие недели уже активно составляются. Одной из наиболее «горячих» тем обещает стать стратегический документ, разработанный Генеральной дирекцией ЕС по энергетическим проблемам. Согласно информации газеты Financial Times Deutschland, в нем идет речь о защите европейского энергосектора от неконтролируемого вмешательства из-за пределов Евросоюза. Как заявил пресс-секретарь еврокомиссара энергетики Андриса Пибалса, Ферран Тарраделлас, задание разработать подобный проект было получено от группы стран-членов ЕС. Новые правила являются частью большой законодательной инициативы, которая, вообще-то, направлена на обеспечение более активной конкуренции на энергетическом рынке Европы. Тем не менее, – полагает Тарраделлас, – больше конкуренции означает также больше «fair play» и равные шансы. Еврокомиссия намерена позаботиться об установлении своего рода «паритета в вооружении» – как для европейских энергетических концернов, так и для компаний, представляющих страны, которые не входят в Евросоюз.

Таким образом, полагают эксперты, давно предпринимаемые попытки Еврокомиссии получить возможно больше влияния на европейском рынке электроэнергии приобретают новое качество. До сих пор главной заботой комиссаров было недопущение возникновения монополий и развал успевших возникнуть. Электростанции и распределительные сети, по мнению Брюсселя, не должны оставаться «под крышей» одного и того же концерна. Тем не менее, основной целью принимаемых мер не может служить принуждение европейских энергоконцернов к массированной продаже важных секторов, – поясняет Тарраделлас, – так как это может привести к тому, что продаваемые объекты окажутся в руках инвесторов, для которых достижение политических целей превалирует над экономической стороной.

То, о чем столь туманно заявил представитель еврокомиссара энергетики, простыми словами можно выразить примерно так: российские, китайские или арабские государственные энергетические концерны не должны получить ни малейшей возможности вкладывать деньги в европейский энергорынок. Еврокомиссия не на шутку опасается, что иностранные фирмы могут получить контроль над европейскими электросетями и, таким образом, делать в буквальном смысле то, «что левая нога хочет»: по собственному политическому разумению менять цены, прекращать снабжение тех или иных стран Европы электроэнергией и тому подобное.

Весьма показательным кажется в данном случае европейцам именно пример России: за прошедшие годы иностранные концерны, работавшие на российском рынке, один за другим вынуждаются к продаже своих лицензий на добычу газа и нефти, причем некоторые из них расстались с разрешениями далеко не по рыночной цене. Постоянные «газовые войны» также не прибавляют европейцам уверенности – особенно нервозно чувствуют себя немцы, которые то и дело недополучают свои, уже оплаченные, поставки из-за ценовых неурядиц между Россией и странами-транзитерами. Европейцы полагают, что с помощью непрекращающихся «форс-мажоров» российские поставщики попросту пытаются взвинтить цены, чтобы таким образом покрыть возросшие транзитные расходы.

При этом желания самих европейцев совершенно упускаются из виду. Всего лишь несколько месяцев назад российский президент Владимир Путин, прозванный у себя в стране «отцом углеводородной бомбы», отказался подписать пресловутую «энергетическую хартию», – говорят представители Еврокомиссии, – а ведь именно она могла бы стать гарантией бесперебойных поставок нефти и газа для европейцев. Так почему бы и нам не позаботиться о «чистоте рядов» так же, как это делают русские? Ведь если иностранные (не только российские) концерны или правительства в один прекрасный день, в самом деле, всерьез поставят перед собой задачу «проехаться танком» по европейскому энергетическому рынку, то в нынешних условиях ЕС вряд ли сможет им что-либо противопоставить. А для многих политологов и экономистов такое «экономическое нападение» кажется всего лишь вопросом времени – учитывая финансовую мощь, аккумулированную многими стремительно развивающимися национальными экономиками за пределами ЕС. Согласно анализу американского инвестиционного банка Morgan Stanley, в данный момент совокупная стоимость государственных инвестиционных фондов помянутых стран оценивается в 2500 млрд. долларов, причем наблюдается явная тенденция к увеличению этой гигантской цифры. По сравнению с ними нынешняя «головная боль» европейцев, так называемые «хедж-фонды», кажутся легкой мигренью.

Составители нового законопроекта ссылаются не только на опыт России, «русифицирующей» свою энергетику. В мире есть и еще одно государство, давно уже без малейших колебаний ставящее препятствия на пути иностранных инвесторов, если те пытаются взять под контроль стратегические сегменты рынка: США. В конце июня президент Джордж Буш подписал так называемый «Акт об иностранных инвестициях и национальной безопасности» (Foreign Investment and National Security Act) – закон, дающий широкие права правительственному контрольному органу CFIUS: эта комиссия имеет теперь возможность попросту запретить любую сделку с иностранными инвесторами, если она угрожает национальной безопасности. Толчком к появлению этого закона стала попытка арабской фирмы Dubai Ports World купить морские порты на территории США. Это вызвало серьезную обеспокоенность американской общественности: «морские ворота страны» – в арабских руках! После бурных протестов компания из Дубаи добровольно отозвала свои инвестиционные предложения.

Впрочем, не стоит ожидать, что Евросоюз в состоянии поступить настолько же решительно. Не следует забывать, что ЕС – не единое государство, а политико-экономическое объединение многих стран, каждая из которых ведет собственную «игру» на европейском паркете. Даже если все страны-члены Содружества согласятся между собой в том, что следует обезопасить свой энергетический рынок – немало времени пройдет, пока будут согласованы все детали и учтены интересы каждой страны. В конце концов, в отличие от России и США, принятие любого подобного решения в ЕС больше походит на перетягивание каната, и далеко не все тянут за один и тот же его конец. Кроме всего прочего, есть и еще одна проблема: защита стратегически важных отраслей промышленности вообще не является официальной задачей Еврокомиссии. Это прерогатива правительств стран-членов Евросоюза. Таким образом, предоставленный в Брюсселе законопроект, скорее всего, вызовет ожесточенные споры не только по существу вопроса, но и о перераспределении полномочий между Еврокомиссией и странами, входящими в состав Евросоюза.