В ЕВРОПЕ ПАХНЕТ ГАЗОМ

Борис Альтнер

Евросоюз снова переживает за украинскую трубу: ожидает ли Европу в связи с очередными украинскими выборами новая «газовая война» между Россией и крупнейшей страной-транзитером? Еврокомиссия намерена в ближайшее время рассмотреть возможность вмешаться в назревающий новый конфликт между Украиной и «Газпромом».

Очередные украинские выборы гораздо меньше заинтересовали Евросоюз, чем это происходило в прошлые годы. Яркость и подъем «оранжевой революции» прошел мимо европейцев, искренне сопереживавших когда-то Майдану. Сегодня пламенные речи героев тех лет не достигают слуха европейского обывателя, и официальные деятели ЕС не торопятся высказывать свою солидарность стремящимся в Евросоюз украинцам – это более не приносит политического капитала. Единственное, что в самом деле интересует руководителей стран Содружества – бесперебойные поставки природного газа из России через украинскую территорию. Кое-кто даже попросту открыто это признает: к примеру, президент Франции Николя Саркози, комментируя выборы в Украине, без обиняков заявил: меня, мол, интересует не имя нового украинского премьера и даже не его пол. Что там слышно насчет газа?

Европейцам всерьез надоели «газовые войны» между Россией и странами-транзитерами. С точностью календаря, – отмечает европейская печать, – раз в год, ближе к зиме, «Газпром» начинает «закручивать вентиль» то Украине, то Белоруссии, – и неважно, вызвано ли это причинами экономическими либо политическими, результат все равно один и тот же: газ недополучает конечный потребитель – европеец. Уже, как правило, оплативший этот самый газ загодя. И вот опять, после известного заявления руководства «Газпрома» о том, что неплохо бы Украине погасить задолженность в размере 1,3 млрд. долларов, а не то, мол, опять краны вам закрутим, Еврокомиссия озаботилась ситуацией и решила принять меры.

Представитель еврокомиссара энергетики Андриса Пибалса Ферран Таррадельяс Эспуни сообщил в Брюсселе, что Еврокомиссия в середине октября созовет заседание координационной группы Евросоюза по газу для рассмотрения «газовых проблем» между Газпромом и Украиной. Назвав этот вопрос двусторонним коммерческим конфликтом, представитель Еврокомиссии сообщил, что ради прояснения ситуации Брюссель пригласит для обсуждения представителей Газпрома и правительства Украины. «Эксперты дадут оценку ситуации в связи с нынешним спором и теми последствиями, которые он может иметь для поставок российского газа в Европу», – сказал он.

Ответ на вопрос, какие же именно шаги может предпринять в данной ситуации Европа, хотя и не данный пока еще официально Брюсселем, лежит на поверхности. По сведениям нескольких влиятельных периодических изданий Европы, включая Financial Times и Handelsblatt, Еврокомиссия намерена предложить задолжавшим украинским предприятиям, по сути, то же самое, чего вот уже третий год добивается Россия: погашение всех долгов в обмен на контроль над «трубой». В этом есть смысл: заплатить «Газпрому» 1,3 млрд долларов за европейскими компаниями, что называется, не заржавеет – в особенности, учитывая падение курса доллара по отношению к евро. Но если европейцы попросту оплатят украинские долги и постараются «закрыть тему» – у облагодетельствованных украинских предпринимателей может развиться «комплекс Чернобыльской АЭС»: они попросту воспримут это как должное и начнут влезать в новые долговые обязательства, понимая, что добрые европейские дяди ради бесперебойных поставок газа всегда раскошелятся еще разок, а там и еще, и еще… Однако Еврокомиссия – не «Красный крест» для украинских бизнесменов и особым альтруизмом в мире не прославилась. Так что долги-то она погасить может (особенно, если в это дело включатся европейские нефтегазовые концерны), но взамен потребует активы задолжавших предприятий. Это может оказаться выгодным не только самим европейцам, но и владельцам украинских компаний: они получают живые деньги, избавляются от долгов и головной боли, причиняемой «Газпромом» – пусть, мол, теперь голова болит у европейцев. Последние же приобретают еще больше: замечательное поле для инвестиций, контроль над транзитной трубой, которая в данный момент прокачивает 60% газа, идущего из России в Евросоюз, а также политический капитал в глазах как украинцев, так и собственных граждан. Ведь ни для кого не секрет, что во времена «оранжевой революции» жители Украины были уверены в поддержке ЕС, в том, что Содружество готово принять их страну в свой круг… но Европа попросту отвернулась, сочтя украинское стремление стать «новыми европейцами» неуместным, по крайней мере, на данном конкретном этапе. Разрешив же украинские газовые проблемы, Евросоюз в состоянии не только продвинуться вперед в построении столь желанной для себя системы энергетической безопасности, но и подать это все в качестве помощи братскому украинскому народу в его стремлении к независимости от «Большого брата» с Востока.

На первый взгляд, подобная схема выгодна и «Газпрому»: он получает желаемые 1,3 млрд. долларов, у него исчезает необходимость вести дела с неудобными, непредсказуемыми и не слишком-то дисциплинированными в финансовом отношении украинскими транзитерами, а вместо нее появляется возможность торговать напрямую с испытанными партнерами-конкурентами, европейскими компаниями. Однако, с другой стороны, с ними-то как раз политические игры в закручивание вентиля не пройдут, нет реальной основы. Европейцы платят за получаемый ими товар в твердой валюте, осуществляют предоплату и в долг газ не берут. Транзитная «труба», на которую несколько лет целился российский газовый гигант, окажется у конкурентов. Можно, конечно, поднимать цены, но тогда, соответственно, будет подниматься стоимость транзита, да и строгий экономический закон гласит: слишком высокая стоимость товара приводит к сокращению объемов его продажи. Россия не является газовым монополистом, и Европа уже сейчас, как назвала этот процесс Ангела Меркель, «диверсифицирует» поставщиков. А в этом Россия как раз совершенно не заинтересована.

Следует отметить еще вот какой момент: пусть медленно, пусть с трудом, но «Газпром» начинает приобретать в Европе желаемую репутацию солидного концерна, ориентированного в основном на получение экономических, а не политических дивидендов. Эти усилия, в конце концов, оказываются полезны для компании: объемы ее торговли расширяются и прибыль растет. Так что похоже, есть прямой смысл и в самом деле воздержаться от политической риторики – хотя бы на предстоящем заседании Еврокомиссии в Брюсселе. Это себя окупит.