НОЧНЫЕ МОТЫЛЬКИ

Анатолий Гержгорин

Проблемы плодятся как кролики. Если их не решать. Последние десять лет Израиль живет в долг. С финансовой точки зрения это нормально.

«Берите в долг по-крупному, – учат экономисты. – Так дешевле». В политике же наоборот: чем крупнее долг, тем трудней рассчитаться. Но никто и не думает рассчитываться, оставляя долги и проблемы тем, кто идет на смену. Все израильские премьеры, начиная с Ицхака Рабина, только тем и занимались, что создавали трудности и себе, и наследникам. Поэтому и Эхуда Ольмерта другой Эхуд – Барак, как и Биньямин Натаниягу если и критикуют, то очень аккуратно, поскольку у самих рыльце в пушку. Обещаний они и в самом деле раздали столько, что никакие отговорки арабы теперь просто не воспринимают. И не только арабы.

Если, скажем, Рабин наметил путь к миру, то что остается Ольмерту? Правильно. Он и следует этим путем. На торжественной церемонии

в Иерусалиме, посвященной памяти убитого 12 лет назад премьер-министра, Ольмерт сказал, что «никакие пули не остановят народ Израиля на пути к миру». Шимон Перес тоже не остался в стороне, заявив, что «Израиль следует путем Рабина, и этот путь приведет нас к долгожданному миру». Куда приведет этот путь, лучше спросить людей, которых “миролюбивые палестинцы” превратили в живые мишени. Газа отсалютовала градом “кассамов”, а Шхем отрядил боевую “тачанку” в окрестности Ариэля. Рейд по израильским тылам прошел вполне успешно: солдата из бригады “Гивати” доставили в операционную с четырьмя огнестрельными ранениями.

Теракты, впрочем, происходят каждый день. Их уже никто не считает, понимая, что всякое благое дело безнаказанным не останется. Израильтяне вдруг с изумлением узнали, что израильские спецслужбы предотвратили покушение на Эхуда Ольмерта, которое боевики аббасовского ФАТХа планировали совершить 6 августа во время поездки премьера в Иерихон на переговоры с Абу-Мазеном. Директор Службы общей безопасности Юваль Дискин долго размышлял: сообщать эту инфомацию или не нервировать друга Аббаса. Но тут вдруг и спикер Кнессета Далия Ицик решила приложить руку к миру и встретиться с Саламом Файядом. Опять же в Иерихоне. Пришлось ее срочно отговаривать и просить перенести встречу в Иерусалим. Да еще и объяснять почему. Так тайна перестала быть тайной.

Но, сливая информацию, Дискин не подумал, что и себя ставит в глупое положение. Ведь это он дал наводку начальнику палестинской разведки Тауфику Тирауи в надежде, что тот упрячет бандитов за решетку. Двоих действительно арестовали, а месяц спустя… выпустили на свободу. За отсутствием улик, как объяснил премьер-министр Файяд. «Мы этого так не оставим», – возмутился Ольмерт, который еще совсем недавно утверждал, что теперь у него появился партнер для переговоров.

Самое смешное, что покушение готовили не какие-то там отмороженные отщепенцы, а сотрудники службы безопасности Палестинской автономии. При активном участии ликвидированного в Шхеме командира местного отделения “Бригад мучеников Аль-Аксы” по кличке “Каддафи”, который вместе с братом готовил серию терактов-самоубийств, в том числе и убийство Ольмерта. “Каддафи”, как выяснилось, был в группе тех, кого израильский премьер совсем недавно амнистировал в качестве жеста доброй воли. Депутат Цви Гендель предложил «срочно обследовать Ольмерта, потому что ситуацию, когда премьер-министр встречается с теми, кто хочет его убить, медики называют не политикой, а безумием».

Здесь он, конечно, не прав, потому что обследование надо было начинать с Рабина, причем, еще в 1948 году, когда он расстрелял судно “Альталена”, везшее оружие и репатриантов. Тогда не было бы ни позорного Осло, ни столь же позорной дружбы с “великим” Генри Киссинджером, обещавшим Саддаму Хусейну, что Израиль будет «как Ливан, который борется за свое существование».

Но Израиль при Менахеме Бегине не захотел быть «вторым Ливаном». И добавил к танку “Меркава” еще и собственный истребитель “Лави”, который по своим тактико-техническим возможностям был лучшим на тот момент истребителем в мире. И Генри Киссинджер, и Ицхак Рабин приложили все силы, чтобы закрыть этот проект. Американский министр обороны Каспар Вайнбергер открыто заявил в одном из интервью: «Нам не нужен независимый Израиль, поэтому производство “Лави” должно быть свернуто». Нет, совсем не случайно Высший раввинский суд Америки приговорил Киссинджера к херему – отлучению от еврейской общины. Да еще с какой формулировкой – за деятельность, враждебную еврейскому народу!

Все, что имеешь, но не ценишь, рано или поздно потеряешь. Америка так долго изображала из себя принцессу на горошине, что осталась на бобах. Видимо, посчитав, что холодная война вот-вот закончится, Вашингтон надменно отказался от израильских разработок. Чтобы хоть как-то возместить убытки, Израиль начал продавать технологии всем, кто только подвернется. Подвернулись китайцы, которые довели “Лави” до ума, то бишь до конвейера. И наладили производство, назвав J-10. А теперь начали продавать на экспорт. 24 “китайско-израильских” самолета, дальность полета которого составляет 3.000 км, закупает Иран. Стоимость сделки “круглая” – миллиард долларов. Они пойдут на строительство газо-нефтепроводов, который соединит Персидский залив с китайскими портами на Желтом море. Израильские “мудрецы” сделали вид, что это не нарушит стратегического баланса между еврейским государством и Исламской республикой. Хотя может изменить расклад сил в Персидском заливе. Но пусть об этом думают американцы.

Глупость, как известно, не стареет, а совершенствуется. Война с “Хизбаллой”, начавшаяся после нападения террористов и захвата двух резервистов, чуть не стоила Ольмерту премьерского кресла. Теперь все вернулось на круги своя, и Израиль начал интенсивные переговоры об обмене “военнопленными”. Первый такой обмен состоялся. “Хизбалле” передали трупы двух боевиков и «ливанского гражданина, который не состоял в террористических организациях» (что он, интересно, тогда делал в израильской тюрьме?). В ответ получили тело эфиопского репатрианта, утонувшего в районе Хайфы и выловленного у берегов Ливана. И несколько писем пропавшего без вести штурмана Рона Арада, что само по себе уже хорошо, хотя для его семьи это слабое утешение.

Окрыленный Ольмерт сразу же заговорил о дальнейших обменах, хотя подобные сделки и требуют “высокой цены”. Заместитель Насраллы шейх Наим Касем тоже откликнулся на это событие: как показывает опыт, добиться освобождения пленных можно только с помощью военных действий и захвата заложников. Его слова пропустили мимо ушей, поскольку теперь на повестке дня освобождение ливанского друза Самира Кунтара, который “порезвился” в апреле 1979 года в Нагарии. На руках убийцы и его подельников кровь пятерых человек, в том числе двух маленьких детей. Вооруженную банду ликвидировали, а сам Кунтар и Ахмед Абаррас сдались, спасая свои шкуры. Обоих приговорили к пожизненному заключению.

В 1995 году Абарраса освободили. В рамках так называемой “сделки с Джибрилем”. Я не случайно начал этот материал с “преемственности” израильской политики, когда все здоровое отбрасывается за ненадобностью, а преступления возводятся чуть ли не в ранг доблести. Еще в 1979 году “отличился” Менахем Бегин, обменявший 76 террористов в обмен на возвращение одного израильского заложника. А дальше пошло-поехало. Шесть лет спустя Шимон Перес провернул сделку с террористической организацией Ахмеда Джибриля, в рамках которой Израиль освободил из заключения свыше тысячи (!) террористов в обмен на возвращение трех солдат ЦАХАЛа, захваченных в плен в Ливане. “Принципиальная” израильская позиция в отношении террора дала глубокую трещину.

Чего тогда винить Ариэля Шарона, который за полковника-наркомана и два трупа отдал 433 боевика? Даже сами арабы были в шоке. Ведь всем было ясно, что на межарабской сцене взошла новая звезда – генсек “Хизбаллы” шейх Хасан Насралла. Он и сам поверил в свою значимость. «Наше достижение – это достижение не только “Хизбаллы” и не только Ливана, – заявил шейх в одном из интервью. – Это достижение всей культуры арабского сопротивления». После недавней войны он еще больше укрепил свои позиции. Теперь можно поторговаться снова.

Есть, правда, кое-какие нюансы. Нравственного плана. Почти сразу после вынесения приговора Самир Кунтар женился на израильской арабке. Получил возможность учиться, защитил даже академическую степень по социологии. Наел шею на еврейских харчах. В общем, тюрьма для него, как курорт. А каково самочувствие Эльдада Регева и Эхуда Гольдвассера и живы ли они вообще, не знает даже “Красный Крест”. Как бы опять не обменять трупы на живых террористов.

А теперь вопрос на засыпку: для кого пишут законы? Если из тюрем выпускают арабских убийц, то что делает за решеткой Игаль Амир? Или кровь Рабина краснее крови жертв терактов? Похоже, так и в самом деле считают ведущие израильские политики. Даже Натаниягу говорит, что убийца Рабина должен сидеть в тюрьме. А не Рабина? Главный законодатель страны, спикер Кнессета Далия Ицик и вовсе довела себя до невменяемости. «Бог Израиля – не ваш Бог, наша страна – не ваша страна. Вы не составная часть еврейского народа», – кричала она в адрес семьи Амир, выступая на церемонии памяти Ицхака Рабина. И горячо призывала «оставить убийцу, место которого на свалке истории, гнить в тюрьме».

Время покажет, кто куда попадет. Величайшее недоразумение нашего времени в том, что политика обратно пропорциональна морали. Друзья Игаля Амира сделали 15-минутный фильм “Мир вам, братья”, рассказывающий о его жизни. И раздали уже 150,000 копий. Как раз к правительственному “месячнику” по амнистированию террористов. Фильм тем и страшен для правящей израильской элиты, что задает один и тот же вопрос: почему арабские убийцы на свободе, а Амир сидит? И элита сломалась, впав в истерику. А впадающие в истерику политики не внушают доверия. Они, как ночные мотыльки, тоже боятся света.