РУССКИЕ КОНТАКТЫ КУШНЕРА

Григорий Гуревич

26 мая «The Washington Post» разместила на первой полосе анонимное письмо, т.е. полученное из анонимного источника, в котором рассказывалось о встрече Джареда Кушнера, старшего советника президента Трампа, с послом России Сергеем Кисляком. Встреча состоялась в декабре 2016 г. в Нью-Йорке, на ней присутствовал бывший советник по национальной безопасности Майкл Флинн. Как следует из этого письма, обсуждалось положение в Сирии и другие политические вопросы. Встреча проходила в рамках программы контактов с иностранными высокопоставленными лицами до вступления Трампа в должность президента США.

Во время президентской кампании 2016 г. Трамп неоднократно говорил о своём неодобрении антироссийской политики Обамы и призывал вернуться к поиску возможных компромиссных решений спорных вопросов. Декабрьская встреча была посвещена, в основном, поиску именно таких решений. Кисляк упомянул о возможности установления прямого частного канала связи между американскими и российскими должностными лицами для быстрого обмена информацией. Но этот вопрос на встрече не обсуждался. Однако по версии «The Washington Post» Кушнер и Флинн пытались чуть ли не за спиной Трампа создать секретную неконтролируемую линию связи с Россией. Газета намекала на попытку Кушнера и Флинна сговориться с русскими.

Статья в «The Washington Post» утверждала, что американские спецслужбы перехватили телефонный разговор Кисляка с Москвой, в котором он якобы информировал российское руководство об обсуждении с Кушнером возможности установления прямого канала связи с Россией.

Известно, что ни один телефонный звонок не может быть секретным. Для передачи секретной информации существуют специальные секретные линии связи. Кисляк, будучи опытным дипломатом, знал, что телефонные разговоры перехватываются. Эта небольшая деталь из статьи «The Washington Post» ставит под серьёзное сомнение достоверность самой статьи.

Исследовательская группа Daily Center News Foundation связалась с редакцией газеты и попросила показать копию письма. Запрос остался без ответа. Сенатор Линден Грэм заявил, что «The Washington Post» использовала «фиктивные данные». Том Фиттон, президент Judicial Watch, беспартийной правительственной наблюдательной группы, тоже поставил под сомнение достоверность существования этого письма. Возможно, что письмо было сфабриковано в недрах редакции «The Washington Post».

Вскоре после публикации в «Вашнгтон пост» заместитель генерального прокурора США Род Розенштейн отметил: «Надо проявлять осторожность, прежде чем принимать на веру какие-либо истории, связанные с анонимными «должностными лицами», особенно когда они не отождествляют себя со страной, правительственным отделом или агентством, с которыми предполагаемый источник связан. Американцы должны скептически относиться к анонимным обвинениям».

Во время президентства Барака Обамы директор ЦРУ Джон Бренная заявил, что различным государственным ведомствам и высокопоставленным должностным лицам необходимо иметь постоянную связь с Россией для выполнения своих рабочих обязанностей. Эти контакты не регистрируются, не отслеживаются и не проверяются.

Джон Келли, секретарь департамента Национальной безопасности подтвердил, что организация такого канала связи «вполне нормальна и приемлема». Бывший директор Национальной разведки Джеймс Клеппер напомнил, что существование прямых каналов связи с официальными лицами других стран является давней традицией в США.

Никому и в голову не пришла мысль заподозрить президента Джона Кеннеди в государственной измене за ведение во время кубинского кризиса тайных переговоров по прямой связи с руководством СССР. Не предъявляли таких обвинений и Джорджу Бушу за прямые контакты с представителями российского правительства.

В 2008 г. в ходе избирательной кампании Барак Обама открыл канал прямой связи с Ираном. По этому каналу связи Обама сообщил руководству Ирана о том, что если он выиграет выборы, то отношения с Ираном улучшатся. Сегодня левые журналисты и политики убеждают американский народ в том, что упоминание о прямом канале связи с Россией во время встречи Кушнера с Кисляком является доказательством сговора членов команды Трампа и даже самого президента с русскими.

В том же декабре прошлого года Кушнер второй раз встречался с русскими, на этот раз с одним из руководителей российского банка Внешэкономбанк (ВЭБ). На этот банк распространяются антироссийские американские санкции, принятые после захвата Россией Крыма. О чём шла беседа на этой встрече не разглашалось. ABC News сообщили, что во время встречи «стороны обсудили деловую практику, применяемую иностранными банками, а также наиболее перспективные направления финансового бизнеса».

В течение последнего времени компания Кушнера, владеющая недвижимостью, изыскивает средства на покупку офисного здания на Пятой авеню в Нью-Йорке. Чиновник компании Кушнера сообщил: «ВЭБ не предоставляет финансирование, кредитование или любые другие услуги компании Кушнера». Тем не менее «The Washington Post» заподозрила Кушнера в использовании его положения в администрации Трампа для получения кредитов от ВЭБ. Чтобы развеять сомнения по поводу целей второй встречи, Кушнер высказал пожелание выступить перед любыми комитетами Конгресса и рассказать о своих беседах с русскими.

Как правило, при любом упоминании Джареда Кушнера в левой и консервативной прессе обязательно следует уточнение – зять президента Трампа. Что бы изменилось, если бы Кушнер не был затем Трампа и попытался бы использовать своё участие в администрации президента в личных целях? За это он, как впрочем и любые другие члены администрации президента, были бы наказаны. Тогда зачем упоминать в каждом сообщении о Кушнере, что он зять Трампа?

Вероятный ответ на этот вопрос содержится в публикациях «The Washington Post» и «Huffington Post». В них утверждается, что наличие родственников или членов семьи президента в его правительстве обязательно ведёт к коррупции. Значит, если Кушнер – зять Трампа, то вероятность коррупционных связей с русскими высока.

Роберт Мюллер, назначенный специальным прокурором для расследования возможного вмешательства России в выборы 2016 г., заявил, что Кушнер «представляет интерес». Когда говорят о том, что кто-то в процессе расследований «представляет интерес», это не означает, что такой человек совершил что-то незаконное.

Сегодня Джареду Кушнеру не предъявлены какие-либо обвинения в совершении преступлений. Он также не фигурирует в расследовании о возможном вмешательстве России в выборах 2016 г. Следователи Мюллера вероятно будут беседовать с Кушнером. Но для левых этого уже достаточно, чтобы подозревать Кушнера в совершении преступления.

Несколько дней назад Государственный секретарь штата Индиана Конни Лоусон (Connie Lawson) сообщила Комитету Сената по разведке о том, что официальные лица «не видели достоверных доказательств взлома (избирательных машин для голосования) или манипуляции в любом штате или населённом пункте в процессе избирательного цикла 2016 г.». Лоусон является президентом беспартийной Национальной ассоциации государственных секретарей штатов. В ассоциацию входят государственные секретари и заместители губернаторов всех 50-ти штатов страны. Лоусон также заявила, что «в день выборов не сообщалось о каких-либо серьёзных проблемах с кибербезопасностью». Это официальное заявление Лоусон резко отличается от сообщений большинства СМИ о том, что Россия взломала 39 избирательных систем штатов. Лоусон напомнила, что «машины для голосования не подключены к интернету».

21 июня на очередном заседании Комитета по разведке Палаты представителей выступил Джой Джонсон, секретарь департамента Национальной безопасности при президенте Обама. Председатель комитета Трей Гоуди спросил Джонсона: «Видели ли Вы какие-либо доказательства того, что Дональд Трамп или любой член его команды вступили в сговор или согласовывали с русскими или кем-либо ещё возможности проникновения или влияния на структуру голосования?» Джонсон признал, что никаких таких форм вмешательства он не видел. Гоуди также поинтересовался: «Стали ли Вы свидетелем того, что русские добились успеха в изменении подсчёта голосов или итогов голосования?» Джонсон ответил: «Нет».

Таким образом, вмешательство России в выборы 2016 г. не видели ни бывший директор ФБР Коми, ни секретарь департамента Национальной безопасности Джонсон, ни Лоусон. Теперь такое вмешательство хочет обнаружить Роберт Мюллер. Вероятно можно попробовать ещё раз. Но все эти расследования проводятся на деньги американских налогоплательщиков.

Вспоминается китайская народная мудрость: «Нельзя найти в тёмной комнате чёрную кошку, если её там нет».