ФУТБОЛЬНЫЕ ВОЙНЫ

Андрей Вдовин, Денис Вдовин

Войны бывают, оказывается, и футбольные. Правда, баталии эти редко перерастают в вооруженные конфликты. И тем не менее, футбольный матч может стать спичкой, поднесенной к пороховой бочке.

Идеологические голы

Крупнейшим специалистом по части политизации футбола был Советский Союз. Уже сам дебют советских футболистов на международной арене не задался с политической точки зрения. В 1952 году на Олимпиаде в Хельсинки сборной СССР пришлось встретиться с командой Югославии. Отношения между странами в то время были хуже некуда. Югославского лидера Иосипа Броз Тито в советской прессе величали не иначе как “кровавая собака Тито”. Матч двух команд рассматривался как поединок идеологический. Наши проиграли по сумме двух матчей – 5:5 и 1:3. После этого базовый клуб сборной – команда ЦДСА была расформирована, тренер сборной Борис Аркадьев уволен, а ряд футболистов лишен званий мастеров спорта.

Прошло восемь лет, и в 1960 году команда СССР должна была встретиться в 1/4 финала чемпионата Европы с командой Испании, где у власти находился генерал Франко. В СССР его режим считали фашистским. Франко в свою очередь слыл яростным антикоммунистом. В итоге футбольный матч вновь вырос до уровня политического противостояния. На этот раз спасовали испанцы. До последнего момента испанская сборная вместе с главным тренером Эленио Эррерой ожидала решения генерала. Президент испанской федерации футбола Альфонсо де-ла-Фуэнте добился аудиенции и пытался уговорить Франко отпустить команду. Генерал требовал гарантий победы, которых, естественно, никто дать не мог. Это понимал и сам Франко, горячий болельщик мадридского “Реала” (именно поэтому в кругах испанской интеллигенции считалось хорошим тоном болеть за “Барселону”). Ситуацию обостряло то обстоятельство, что именно в матче с советской сборной в испанской национальной команде должен был дебютировать сменивший гражданство знаменитый венгр Ференц Пушкаш (бежал из Венгрии). В конце концов испанцы все-таки не приехали. Никита Хрущев по этому поводу заявил: “И в большом, и в малом Франко пресмыкается перед своими хозяевами. Весь мир смеется сейчас над его последним спортивным трюком. Это он с позиции правого защитника американского престижа забил гол в свои ворота, запретив испанским футболистам встречу с советской командой”. Впрочем, фавориты первенства континента испанцы, отказавшись приехать в Москву, открыли дорогу советской сборной к первому и единственному титулу чемпионов Европы.

Но через четыре года Франко взял реванш. Чемпионат Европы 1964 года проходил в Испании, и тут уж отвертеться от встречи с командой СССР было никак нельзя. Как в детективе, “силы добра и зла” встретились в финале. На стадионе “Сантьяго Бернабеу” сборная Испании одержала победу со счетом 2:1. Победу, которую Франко, присутствовавший на матче, назвал исторической. Гнев советского руководства обрушился на тренера сборной СССР Константина Бескова, отстраненного от работы с национальными командами любого уровня. Впрочем, Бескову не привыкать было к немилости властей после “политических” поражений. Еще будучи игроком, после проигрыша в финале Олимпиады-52 сборной СССР команде Югославии, с Бескова сняли звание заслуженного мастера спорта и дисквалифицировали на год.

На этом злоключения советских футболистов не закончились. В 1973 году в стыковых отборочных матчах чемпионата мира-74 команда СССР должна была играть против команды Чили. После первого матча в Москве (0:0) футбольная федерация СССР стала требовать переноса ответной игры на нейтральное поле. Дело в том, что к власти в Чили пришел Пиночет, свергнувший правительство Сальвадора Альенде. Тут уже гарантий победы требовало советское правительство, и снова футбольные руководители их дать не могли. Повод для отказа от игры был найден быстро. Арена “Насьональ”, на которой должен был состояться матч, во время переворота использовалась как концлагерь. В сообщении советской федерации говорилось: “…на стадионе, обагренном кровью патриотов чилийского народа, по моральным соображениям не могут… выступать советские спортсмены…”

Победить “страну сатаны”

Противостояние двух великих футбольных держав, Аргентины и Англии, до сих пор продолжает омрачать воспоминания о войне за Фолклендские острова. Настроение аргентинцев хорошо выразил голкипер сборной Пабло Кавальеро: “Наверное, не следует смешивать футбол и политический конфликт, но не делать это непросто. В матчах с Англией всегда жаждет принять участие каждый наш соотечественник, особенно тот, кто потерял в 1982 году друзей или близких”. Хотя со времени конфликта прошло двадцать лет, даже на последнем первенстве мира в Японии и Корее матч Англия – Аргентина рассматривался как продолжение войны (англичане выиграли 1:0). Что уж говорить о знаменитой игре на чемпионате мира 1986 года в Мексике, когда память о трагических событиях была еще свежа. В той знаменитой игре Аргентина, к восторгу всей страны, “взяла реванш за Фолкленды”, одержав победу 2:1. Особую скандальность игре придало то, что один из мячей звезда аргентинцев Диего Марадона забил рукой. Когда Марадону обвинили в нечестной игре, он ответил: “Если это и была рука, то это была рука Б-жья”. На том чемпионате аргентинцы стали чемпионами.

В один ряд с противостоянием Аргентины и Англии можно поставить и еще одно: США – Иран. На чемпионате мира 1998 года во Франции эти команды встретились в групповом турнире. У Ирана, считавшего Америку своим главным врагом, была одна задача – победить. Так и случилось, иранцы выиграли 2:1. “Победа над страной сатаны” – так назвали в исламской республике этот успех. А американские газеты, наоборот, именовали его “крахом в военном Кубке мира”. За историческую победу над идеологическим противником каждый игрок сборной Ирана получил солидную по меркам страны премию в размере семи тысяч долларов. А тренер Джалал Талиби был объявлен в Иране человеком года. Впрочем, на этом футбольное противостояние двух стран не окончилось. В 2000 году сборная США должна была приехать в Иран на товарищеский матч. Но иранские власти не пустили американцев в ответ на намерение службы иммиграции и натурализации снимать отпечатки пальцев у иранских граждан.

Полноценная война

Ну а самым, пожалуй, знаменитым является футбольно-политическое противостояние двух небольших центральноамериканских стран – Сальвадора и Гондураса. В 1969 году сборные этих стран встретились в отборочном матче чемпионата мира 1970 года, сальвадорцы победили со счетом 3:2. Принято считать, что матч послужил поводом вооруженного конфликта, в ходе которого погибло около трех тысяч человек. На самом деле отношения сравнительно благополучного Сальвадора и более бедного Гондураса уже давно омрачали экономические противоречия и давний территориальный спор. Поэтому матч стал лишь последней каплей. Когда гондурасское радио сообщило, что сальвадорские болельщики во время матча издевались над символами государственности Гондураса – гимном и флагом, в Тегусигальпе, столице Гондураса, начались антисальвадорские погромы. После этого армия Сальвадора, насчитывавшая 11 тысяч человек и за счет мобилизации возросшая в шесть раз, вторглась в соседнее государство с целью защитить своих соотечественников.

Боевой дух сальвадорцев постоянно поддерживали радиоповторы трансляции победного футбольного матча. Армия Гондураса, в которой в то время было всего шесть тысяч солдат, не могла оказать серьезного сопротивления. За 100 часов боевых действий сальвадорцы “отодвинули” границу на 65 км в глубь гондурасской территории. Пришлось вмешаться Организации американских государств, в результате было заключено перемирие. Окончательно же территориальные споры между этими странами были разрешены только в 1992 г. – за Гондурасом было признано 68% спорной территории. Отголоски “футбольной войны” слышны до сих пор: в декабре прошлого года из джунглей вышел гражданин Сальвадора, семидесятидвухлетний Саломон Видес, спасавшийся от преследований в Гондурасе более тридцати лет назад и все это время проживший в отшельничестве.

Битвы на стадионах

Увы, мировой опыт показывает: если футбольные матчи проходят в накаленной, нервной атмосфере, они могут стать причиной страшных трагедий. В 1964 г. в столице Перу Лиме во время встречи сборной этой страны с аргентинской командой на трибунах вспыхнули беспорядки. Погибли 318 человек, более пятисот были ранены. Виной всему послужил не засчитанный арбитром гол в ворота гостей. В 1968-м те же аргентинцы буйствовали во время матча своего внутреннего чемпионата. Беспорядки возникли во время игры двух принципиальных соперников “Бока Хуниорс” и “Ривер Плейт”. Погибли 74 человека, а 113 были ранены. Не отставала и Европа. Финальный матч Кубка чемпионов-85 в Брюсселе запомнился не столько победой “Ювентуса” над “Ливерпулем”, сколько дракой, которую учинили британские фанаты. В результате обвалилась одна из трибун: 39 человек погибли, более 400 были ранены. После этих событий английские клубы на пять лет были отлучены от еврокубков. В 1990 г. на загребском стадионе встретились белградская “Црвена Звезда” (сербы) и загребское “Динамо” (хорваты). Банальная драка на трибунах переросла в массовые столкновения. Трагические события на стадионе в Загребе стали своеобразным “предсказанием” сербо-хорватской войны 1990-х.

Одна из последних трагедий произошла в Южно-Африканской Республике 9 июля 2000 года. Забив гол в ворота сборной Зимбабве, форвард национальной команды ЮАР Бенни Маккарти подбежал к трибуне, где разместились болельщики гостей, и приложил палец к губам. Зимбабвийцы восприняли это как минуту молчания по поводу “похорон” их команды и не стерпели издевки. В результате столкновений погибли 13 человек.

Дискриминация

Год назад УЕФА изобрела новую форму футбольной войны, запретив проводить официальные матчи в Израиле. Официальная причина – угроза терактов. После трагедии 11 сентября это звучит просто как издевательство. Исходя из этой логики, в Нью-Йорке надо запретить все международные финансовые операции. Но Израиль – не Америка: почему бы не поиздеваться? Вот и мечутся израильские менеджеры в поисках «своего» поля, проглатывая обиды и оскорбления. Полной неожиданностью, например, для хайфского “Маккаби” стало требование кипрского руководства заплатить с прибыли налог в 30%. В двух матчах Лиги чемпионов, которые хайфский клуб вынужден был проводить в Никосии, он заработал около 445 тысяч долларов. Именно с этой суммы и хотят сейчас киприоты получить треть. Но если к этой трети прибавить деньги, которые “Маккаби” вынужден был заплатить на Кипре за организацию матчей, охрану футболистов и т.д., то дяде придется отдать не треть, а половину заработанного.

Другой израильский клуб, тель-авивский “Хапоэль”, который выступает в Кубке УЕФА, от Никосии отказался, отдав предпочтение Софии. И, по всей видимости, откажется от услуг не очень-то гостеприимных островитян и в домашнем матче второго круга против английского “Лидса”. “Хапоэль” уже договорился во Флоренции с владельцами городского стадиона, да и итальянская федерация футбола дала свое согласие на проведение матча. Но наученные горьким опытом израильтяне подготовили на случай непредвиденных обстоятельств запасной вариант: стадион “Амстердам арены”, на которой проводит свои матчи “Аякс”.

А сборная Израиля проведет свой “домашний” отборочный матч чемпионата Европы против французов в… Монако. Но какое отношение имеет Израиль к Европе? Никакого. Просто в Азии его никто в упор не видит. И, как видим, всех это вполне устраивает. Что же это еще, если не дискриминация? Но самое удивительное в том, что страну, на протяжении десятилетий подвергающуюся непрерывным террористическим атакам, лишили возможности проводить международные спортивные соревнования, вместо того, чтобы поддержать ее в трудную минуту. Лучшего подарка террористам трудно придумать.