ГДЕ ПРОЛЕТИТ СТАЛЬНАЯ ПТИЦА?

Борис Альтнер

Между Россией и Германией назрел очередной экономический конфликт с политическим подтекстом: на этот раз речь не идет о новой попытке экспансии «Газпрома» или Российских железных дорог на немецкую территорию – напротив, в данном случае российская сторона старается «привязать» к своей территории одну из крупнейших немецких компаний и вторую по величине авиакомпанию в мире, Lufthansa.

Представители дочерней фирмы немецкого авиаконцерна, Lufthansa Cargo, выполняющей грузовые авиаперевозки, подтвердили в четверг, 1 ноября, сообщение некоторых СМИ о том, что Россия приняла решение запретить полеты транспортных самолетов компании Lufthansa над своей территорией. По их сведениям, российская сторона требует от руководства компании перенести важнейший перевалочный пункт фирмы на пути из Европы в Азию из казахской Астаны в аэропорт Новосибирска. Это требование обусловлено необходимостью оживить авиаперевозки в Новосибирске. Если компания откажется это сделать – ее самолетам придется летать в Азию, огибая российскую территорию, что может привести к значительному удорожанию рейсов.

Впрочем, вопрос удорожания, по мнению немецких авиалогистиков, довольно спорный. Во-первых, указывают они, транзитные налоги, взимаемые Россией с иностранных авиакомпаний, не только весьма высоки (выше, чем в том же Казахстане, да и вообще – в большинстве стран азиатского региона), но и служат причиной постоянных тарифных конфликтов между авиаперевозчиками и российскими властями: последние предпринимают постоянные попытки изменить их в сторону увеличения. То, что налоги эти используются, фактически, для поддержания «на плаву» одной-единственной российской авиакомпании, Аэрофлота, является дополнительным раздражающим фактором, однако особой роли не играет – в конце концов, подобное использование «западных» денег является внутренним делом России.

Во-вторых же, переносить свой «узел» в Новосибирск из Астаны для компании Lufthansa может оказаться едва ли не дороже, чем попросту огибать российскую территорию. В Астану были вложены значительные средства, расписания рейсов подогнаны под определенные маршруты. В Новосибирске всего этого попросту нет. Там придется начинать все с нуля – собственно, в этом и состоит российская идея: оживить испытывающий трудности аэропорт с помощью иностранных денег. При этом собственно Lufthansa и так уже немало сделала именно для Новосибирска: еще два года назад дочерняя фирма этого концерна, Lufthansa Technik из Гамбурга, заключила многомиллионный контракт с российскими фирмами «Сибирские авиалинии» и «Пулковские авиалинии» о поставках запчастей для «Эйрбасов», сроком до 2012 года – запчасти поставляются в Москву и Новосибирск. Сегодня немецкие специалисты признают, что если сотрудничество с Москвой развивается неплохо, новосибирское направление хромает на обе ноги – из-за определенных системных недочетов в организации этого аэропорта. За два года эти недочеты устранены не были – и вот теперь, по мнению немецкой стороны, именно ей в ультимативной форме предлагается заняться этим «узлом проблем». А нет – то дорога через Россию будет для самолетов Lufthansa Cargo закрыта.

Немецкие авиаперевозчики попросили даже поддержки у федерального правительства Германии – как сообщают немецкие СМИ, в данный момент вопрос обсуждается на уровне министерств. Российские официальные представители частенько жалуются на протекционистскую политику Германии в отношении собственных фирм и призывают к созданию равных возможностей для всех. В данном случае подобная протекционистская политика не создает в России повода для жалоб – ведь она проводится «правильной» стороной. Примечательно, что Германия в ответ также наложила запрет на полеты российских грузовых самолетов через свою территорию, однако чуть позже сняла его, чтобы не возводить конфликт до уровня «торговой войны» между двумя государствами. Россия ответных жестов пока не предпринимала, а представители Lufthansa уже поговаривают о том, что в данной ситуации им в самом деле может оказаться дешевле огибать Россию. Тем более, что определенные договоренности с правительством Казахстана по постройке узла в Астане также были заключены и нарушать их было бы не только нехорошо, но и, опять-таки, невыгодно. К слову, казахское руководство пока что никакой определенной позиции в этом вопросе не заняло – по крайней мере, официально.

Руководитель российского авиаведомства Евгений Бачурин вообще не видит никаких причин для конфликта – по его мнению, это всего лишь своего рода недостаток готовности принимать российские требования, проявленный немецкой стороной. «Как только это решится, Lufthansa получит свои права обратно, – заявил он, – надеюсь, что это произойдет в скором времени». В среду российское Министерство транспорта сообщило, что речь идет всего лишь о том, что Lufthansa обязана была подать прошение о новом разрешении на полеты между Астаной и Юго-Восточной Азией через российскую территорию. Представители авиакомпании, однако, утверждают, что такое прошение было подано в надлежащий срок и отклонено. Немецкие предприниматели предполагают, что данный конфликт – лишь часть общего политико-экономического противоборства, которое в последнее время все шире разворачивается между Россией и ФРГ. Не случайно он возник буквально в тот же день, когда Министерство экономики Германии опубликовало новый законопроект, который должен существенно ограничить права некоторых категорий иностранных инвесторов, желающих купить акции немецких компаний. Речь идет о стратегических секторах рынка и возможных «политических» инвестициях в них. Федеральное правительство Германии во всеуслышание объявило о своем намерении в будущем препятствовать переходу немецких предприятий под контроль иностранных инвесторов, если от этого будут страдать интересы национальной безопасности. Ограничения, как заявили представители немецкого Минэкономики, будут направлены, в первую очередь, «против нескольких уже определенных зарубежных инвестиционных фондов, которые оперируют финансовой и политической поддержкой некоторых государств». Немецкий Кабинет министров всерьез опасается, что эти «некоторые» государства с помощью созданных и финансируемых ими фондов могут по политическим соображениям скупать немецкие фирмы, чтобы получить доступ к новейшим технологиям или оказывать на Германию давление в кризисных ситуациях. Если подготовленный законопроект будет принят парламентом, правительство получит право накладывать вето на сделки, в результате которых иностранный инвестор приобретает или уже приобрел более 25 процентов акций немецких фирм. Никто даже не пытается скрыть, о каких именно «некоторых» государствах идет речь: в первую очередь, это Россия, Китай и ряд стран так называемого Большого Ближнего Востока. Очевидно, российский президент все же не преуспел в Лиссабоне в своих увещеваниях европейцев и, в частности, немцев создать «равные условия» на западном рынке для госкомпаний из РФ и частных фирм из Евросоюза. Так что данный «воздушный» конфликт с большой долей вероятности рассматривается в качестве очередного витка «торговой войны».