В ИТАЛИИ ПАХНЕТ ПОГРОМОМ

Борис Альтнер

Итальянская столица оказалась на грани своего рода всеобщей «европоножовщины» – об этом заявил префект римской полиции Карло Моска. После того как 30 октября в Риме житель одного из «картонвиллей» (окруживших в последнее время столицу Италии поселений из упаковочных ящиков, в которых живут румынские мигранты) изнасиловал и убил 47-летнюю Джованну Реджьяни, здесь же восемь неизвестных, одетых в черные балахоны, с мотоциклетными шлемами и капюшонами на головах, избила бейсбольными битами четверых румынов – один из них, как сообщают врачи, вряд ли выживет. На этот раз, по убеждению полиции, речь не идет о бытовом преступлении – проживающие в таком же «картонвилле» румыны были убиты в отместку за преступление 24-летнего Николы Майлата. Блюстители порядка не без оснований опасаются, что это лишь начало длинной цепи убийств на почве национальной мести, и предупреждают, что может не справиться с подобной волной. По их мнению, в Риме царит ненависть, а назревающая в окрестностях итальянской столицы «румыно-итальянская война» стала предметом бурной деятельности центрального правительства Италии и румынского Кабинета министров.

«Именно этого мы и боялись», – процитировала в воскресенье газета «La Repubblica» слова префекта римской полиции Карло Моска. «Похоже, что нападение на румын – спланированная акция возмездия, причем ею одной дело не кончится», – заявил он в интервью изданию и предупредил: «В данный момент ситуация в столице такова, что в любую секунду здесь может начаться такая война, по сравнению с которой «разборки» мафий могут показаться нам невинной потасовкой малышей в песочнице».

После того как 24-летний румынский цыган Никола Майлат изнасиловал и убил 47-летнюю итальянку, правительство Италии дало городским префектам право высылать из страны любых иностранцев, независимо от их гражданства, без предварительных обращений в центральные органы власти. Подобное решение, как показывают опросы, большинство итальянцев восприняло как половинчатое: ведь румынские цыгане, являющиеся основным контингентом жителей итальянских «картонвиллей», обладают паспортами граждан Евросоюза – а значит, будучи высланными из страны, смогут вернуться в нее буквально на следующий же день, если не раньше. Никаких препон на границе они могут не опасаться: «внутриевропейский» загранпаспорт дает им на это право. Участвовавшие в блиц-опросах итальянцы в большинстве своем полагают, что единственный способ избавиться от «картонвиллей» – это отменить членство Румынии в Евросоюзе или принять для граждан этой страны специальные правила въезда.

Префект Моска предупредил римлян: «Никто не имеет права устраивать самосуд. Кто нарушит закон таким образом – будет арестован и осужден». Мэр Рима Вальтер Вельтрони также поспешил обратиться к жителям столицы: он попросил их не забывать о том, что они – люди цивилизованные и должны поступать соответственно. Целый ряд итальянских политиков поставил свои подписи под воззванием «бороться с насилием законным путем, а не расизмом». Впрочем, все эти призывы явно остаются гласом вопиющих в пустыне: по всей Италии поднимается волна ненависти, сконцентрировшаяся на румынских цыганах.

Это почувствовало даже румынское правительство: в субботу министр иностранных дел Румынии Адриан Чорояну заявил в Бухаресте, что «румынская общественность ожидает от итальянских властей решительных шагов по предотвращению подобных ксенофобских выходок». К сожалению, в свою очередь, ожидать от румынских властей решительных шагов по воздействию на собственных граждан не приходится: у правительства Румынии попросту нет мало-мальски действенных средств влияния на сотни тысяч румынских цыган, потоком захлестнувших страны Западной Европы сразу после вступления Румынии в Евросоюз. По оценкам итальянского иммиграционного ведомства, только в Италии их в данный момент собралось более 550 тысяч человек – «картонвилли», подобные римскому, можно увидеть сегодня неподалеку от любого крупного итальянского города. Как показывает статистика, граждане Румынии с начала 2007 года (то есть, с момента вступления этой страны в Евросоюз) совершили в Италии больше уголовных преступлений, чем любая другая национальная группа, включая самих итальянцев с их многочисленными мафиями. Похоже, страшным мафиози все же далеко до разухабистых мигрантов из страны-новичка ЕС.

Примерно схожая ситуация складывается и в других странах «старой Европы». Немецкие власти сообщают о том, что румынские цыгане, сконцентрировавшиеся в данный момент в Берлине, Кельне, Дюссельдорфе и Ганновере, специализируются на детской проституции и уличных кражах. Французские правоохранительные органы докладывают о криминальных разборках между «местными» – арабо-иранскими преступными группировками – и «пришлыми», все теми же румынскими цыганами, в результате которых погибли уже более сотни человек. Полицейским же остается лишь грустно разводить руками и с некоей долей злорадства говорить: «Мы вас предупреждали». Потому что именно сотрудники правоохранительных органов в течение всего времени, прошедшего с момента подачи Румынией заявки на вступление в Евросоюз, не уставали твердить о том, что это приведет к волне насилия и преступности по всей Европе. Так и произошло, и теперь, может статься, призывы к цивилизованности окажутся попросту запоздавшими.