А КАК ЖЕ АТТЕСТАТ ЗРЕЛОСТИ?

Беседу вел С. Ирлин

В Израиле вот уже полтора месяца длится забастовка учителей средних и старших классов. Кто же все-таки бастует и почему?

В стране существует две профсоюзные организации учителей: Профсоюз учителей и Организация учителей. Профсоюз учителей давным-давно подписал с Министерством просвещения новый коллективный договор об условиях оплаты труда. А Организация учителей вот уже полтора года ведёт переговоры с Министерством просвещения и Министерством финансов, которые пока ни к чему не привели.

Забастовку объявила Организация учителей. 600 средних государственных школ, относящихся к Профсоюзу учителей, продолжают работать, а в тех школах, которые относятся к Организации учителей, занятия в старших и средних классах не проводят – бастуют полтора месяца.

Длительная забастовка в самом начале учебного года, когда старшеклассники ещё не начали подготовку к выпускным экзаменам, может привести к значительному отставанию от программы. В том числе и предметов, входящих в экзамены на аттестат зрелости. Возможно, сроки проведения этих экзаменов придется передвинуть. А сдвиг сроков может, в свою очередь, привести к срыву осеннего призыва 2009 года в Армию Обороны Израиля, что отрицательно скажется на армейских планах и на экономике в целом.

Чего же требуют бастующие учителя?

Во-первых, увеличить заработную плату. Во-вторых, вернуть те 8,5 учебных часов в неделю, на которые была сокращена продолжительность занятий в средних и старших классах в последние годы. В-третьих, уменьшить в законодательном порядке количество учеников в классе, так как именно с переполненностью классов учителя связывают низкий уровень обучения в израильских школах, рост случаев насилия, употребления наркотиков и многие другие отрицательные явления.

Наша газета обратилась с просьбой прокомментировать забастовку учителей к директору колледжа и школы имени И.Ядин в городе Ришон-Лецион, Менахиму Вайнбойму.

Корр. Менахем, почти полтора месяца забастовки учителей. Что будет?

М. Будет хорошо.

Корр. Что же тут хорошего?

М. Если учителя добьются своего – хорошо. Если Министерство финансов поймёт, что дальше некуда, – хорошо.

Корр. – Нельзя ли подробнее, о чем идет речь?

М. – Все думают, что учителя хотят лишь повышения зарплаты, но речь идёт и о других важных проблемах.

Корр. – Вы можете объяснить?

М. – Первая, конечно, зарплата. Сегодня свыше 40% молодых учителей уходят из школы после 2-3 лет работы туда, где платят больше. Повышение зарплаты сделает работу учителя более почитаемой.

Вторая – материальная база школы. Нужны средства на оборудование лабораторий, на содержание самой школы, на школьную мебель для учеников.

Третья – уменьшение числа учеников в классе. Работать с 35 «гавриками», да ещё израильскими – дело очень тяжёлое.

Корр. – Тогда решится проблема?

М. – Отчасти. Четвёртая проблема – родители. И тут я остановлюсь более подробно. Родители потеряли власть в доме. Они не хотят брать на себя ответственность за воспитание детей. Девочка 12 лет закрывает дверь в комнату, и мать не может туда войти без стука. Мальчишка 13 лет выходит гулять в полночь, и это в порядке вещей. Одно из исследований показывает, что в среднем родители уделяют ребёнку 11 минут в день. И так они хотят вырастить и воспитать своего ребенка? В то же время у них полно претензий к школе.

Корр. – Какие именно?

М. – Мы должны не только обучать общеобразовательным предметам, но и правилам дорожного движения, уважения к гимну и флагу страны, уважения к старшим, заниматься половым воспитанием и многим другим. Нужно больше учителей, больше уроков и больше денег.

Корр. – Где взять деньги?

М. – Деньги есть всегда. Надо их правильно распределять. Почему в угоду политическим пасьянсам создавать правительство из 26 министров? Мы что, Китай по размерам? Зачем депутаты Кнессета должны болтаться по всему миру с мифическими поручениями, и всё за счёт налогоплательщика? С какой целью раздуты штаты в мэриях? Только с политической.

Корр. – Менахем, Вы сердитесь?

М. – Помните в фильме «Белое солнце пустыни»: – За державу обидно! – Мы можем повернуть колесо образования. Надо решить, хотим ли мы этого, и что конкретно нам надо. Нечего проверять карманы учителей – они пусты. Нам твердят: вы работаете только 6 месяцев в году. А сколько работают депутаты парламента? И они нам читают мораль? Говорят, есть плохие учителя. Есть. А разве все врачи и инженеры хорошие? Им тоже считают каждый шекель, когда падает мост или умирает больной?

Мы работаем лучше: всю неделю дети под нашим контролем. Дома они только едят и получают 11 минут общения с родителями, которые тоже где-то работают (плохо или хорошо) и жалуются на зарплату.

Корр. – Так что, никто этого не понимает?

М. – Многие видят истинное положение вещей, но иногда легче идти по проторенному, плохому пути. Ицхак Рабин (бывший премьер-министр Израиля) пытался что-то изменить, и во вторую свою каденцию в начале 90-х годов перевёл на образование 3,5 миллиарда шекелей.

Корр. – Где он их взял?

М. – Прекратил расходы на территориях Иудеи и Самарии. Это было его видение мира. И он так сделал.

Корр. – Когда закончится забастовка учителей?

М. – Учителя готовились к забастовке много месяцев. Если она провалится, в ближайшие годы не будет новых забастовок, но не будет и образования. И тогда Израиль будет уязвим не только иранской угрозе, но и внутренней.

Корр. – Мрачная перспектива, но будем надеяться на лучшее. Спасибо, Менахем, за интервью.