ДЕЖА-ВЮ ПО-ПАРИЖСКИ

Борис Альтнер

Всего лишь несколько дней назад главной темой для обсуждения французским газетам служили массовые забастовки железнодорожников, почтовых служащих и студентов. Сегодня, увы, все это забыто, а жители французской столицы не могут избавиться от чувства кошмарного дежа-вю: в предместьях Парижа снова, как два года назад, пылают автомобили, звенят разбитые витрины магазинов и завывают полицейские сирены. «Джихад предместий» вернулся и разбушевался с новой силой.

Опять, как в 2005 году, все началось с гибели двоих подростков: они разбились на своих мотоциклах, столкнувшись с полицейским автомобилем. Впрочем, в отличие от случая двухлетней давности, когда двое несовершеннолетних наркодилеров, спасаясь от полицейского преследования, сгорели в будке электроподстанции, в данном случае сотрудники полиции даже косвенно не виноваты в произошедшем. Экспертиза показала, что погибшие подростки на украденных мотоциклах, без шлемов и на скорости, превышающей не только дозволенную, но и, попросту, мыслимую, попытались «подрезать» патрульную машину… и не справились с управлением. Впрочем, никакие доказательства не в состоянии утихомирить нынешние погромы. Какая разница бесчинствующим молодежным бандам – кто виноват, кто нет? «Месть фликам» – вот их лозунг. Похоже, те самые бандиты, которые в 2005-м громили рестораны, поджигали библиотеки и заманивали в ловушки пожарные автомобили и кареты «Скорой помощи», решили напомнить о себе. А уж какой для этого избрать «легитимный» повод – дело десятое.

В центре Парижа, на набережной Сены, в полную силу сияет рождественская иллюминация. Эйфелева башня переливается цветами национального «триколора», блеск гирлянд, украшающих знаменитые каштаны, перекликается с мощными прожекторами, превращающими ночь в ясный день на многочисленных рождественских базарах. А с севера, со стороны Вилльер-ле-Бель, Эрмона, Сержи, Гузанвилля, Гар-ле-Конесс, багровыми рваными сполохами подсвечивают облака совсем иные огни: горят автомобили и баррикады из старых покрышек, пылают подожженные здания. Здесь, в этих районах и пригородах, населенных беднотой, переполненных мигрантами, не увидишь веселых прохожих, гуляющих в свое удовольствие по бульварам. Здесь веселятся только банды подростков, почем зря швыряя булыжники и «коктейли Молотова» во все, что им не понравилось: в витрину ресторана, в районную библиотеку, в здание детского сада… Полиция старается изо всех сил: опять в действие идут водометы и газовые заряды, опять сотрудники правоохранительных служб передвигаются по улицам исключительно повзводно, сжимая в руках резиновые дубинки и прикрываясь пластиковыми щитами… впрочем, на этот раз подобная экипировка оказывается слабой защитой. В полицейских уже не только бросают бутылки и булыжники – в них уже попросту стреляют. Из крупнокалиберных пистолетов и охотничьих ружей, причем разрывными патронами. Только в первые дни беспорядков ранения получили от 30 до 40 полицейских – счастье, что никто из них не погиб.

Причин создавшейся ситуации приводится множество. Опять оппозиционная Социалистическая партия обвиняет правящих консерваторов в бездействии – мол, за прошедшие два года не была осуществлена ни одна из обещанных программ социальной интеграции молодежи из иммигрантских семей, никто даже не подумал позаботиться о трудоустройстве этих ребят, об их учебных местах… Справа, из «Национального фронта», также раздаются обвинения: Николя Саркози пальцем о палец не ударил, чтобы исполнить свои предвыборные обещания на тему «ежовых рукавиц» и «поганой метлы» – никаких ужесточений наказаний за подобные бесчинства, никаких выдворений из страны, ни-че-го. Самое интересное, что, по большому счету, правы и те, и другие. После того как в 2005-м «джихад парижских предместий» затих сам собой, выдохшись и замерзнув на холодных улицах, все успокоились и постарались как можно скорее забыть о произошедшем: с глаз долой – из сердца вон. Сотни арестованных зачинщиков беспорядков втихую были отпущены из-под стражи, резкие выпады все того же Саркози, обещавшего «вычистить эту грязь из страны бульдозерами», забылись, а его же обещания социальных программ пока так и остались обещаниями. Единственные, кто не забыл «веселых деньков» – это сами погромщики. Отделавшиеся условными сроками, отпущенные на поруки, отбоярившиеся «строгим ай-яй-яй» – они только и ждали удобного момента, чтобы вновь погулять да повеселиться от души, охотясь на прохожих, устраивая драки с полицейскими и швыряя чем попало во что попало. А в самом деле – почему бы и нет? Завтра, когда государственная машина все же раскачается и пойдет давить разбегающихся по подворотням недавних «романтиков с большой дороги» – мы еще услышим о том, как их обижают, какая у них тяжелая жизнь, и как они нуждаются в социальной заботе и равных правах. И опять все вернется на круги своя – до следующего приступа «парижского дежа-вю». Через год. Или через два. А может, даже раньше – как известно, приступы подобных болезней обычно учащаются тем интенсивнее, чем дальше заходит само заболевание.