САРКОЗИ: «СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ»

Борис Альтнер

Подписанный президентами Франции и Ливии меморандум о строительстве французскими специалистами первого ливийского ядерного реактора всерьез обеспокоил Евросоюз. Подобное стремительное сближение одной из ведущих европейских стран с диктаторским государством вызвало множество вопросов о приоритетах внешней политики нового президента страны Николя Саркози.

Европейская пресса предполагает, что президент Франции, несмотря на заработанную репутацию непредсказуемого и импульсивного человека, тем не менее, вполне «просчитывается» в своих действиях. Его главной ошибкой, – считают европейские комментаторы, – является желание всем понравиться. Общаясь с Ангелой Меркель, он предлагает Германии стать совладелицей французского ядерного потенциала. Прилетая в США, он заверяет администрацию Белого Дома в своей безграничной поддержке – так что Джордж Буш тает на глазах и объявляет во всеуслышание о том, что Саркози – его новый лучший друг, лучший из лучших. Принимая Владимира Путина, он разворачивает перед российским президентом целую панораму «особых отношений» в энергетической и автостроительной областях. Обращаясь к Израилю, он обещает восстановление франко-израильских отношений в том невероятном объеме, какой можно было наблюдать только в 50-е годы. Примечательно, что все это – совершенно искренне, без голословных утверждений: Саркози готов делом подтвердить свои слова, причем дело у него не отстает за словом.

Теперь, похоже, пришла очередь быть очарованным президенту Ливии Муаммару Каддафи, чье имя еще недавно связывалось в Европе с терактами, подрывной деятельностью и диктаторским режимом. Для Саркози все это – в прошлом. Он называет Каддафи своим другом, приглашает его посетить Париж и в доказательство своих дружеских чувств строит ему «со свово плеча» новенькую атомную электростанцию. “Франция играет с огнем” – так прокомментировала договоренность о строительстве в Ливии ядерного реактора французская партия “зеленых”. По мнению защитников окружающей среды Франции, поведение президента страны Николя Саркози свидетельствует о “бесконечном цинизме”, который заставляет Елисейский дворец повернуться спиной к гуманитарным проблемам и принципам прав человека. Та поспешность, с которой были подписаны документы о предстоящем строительстве, свидетельствует,- подчеркивают “зеленые”,- о том, что эта сделка планировалась и обсуждалась сторонами в то время, пока болгарские медсестры и палестинский врач еще находились в ливийской тюрьме. Передача ядерных технологий выглядит, в лучшем случае, формой выкупа за их освобождение. Сам Саркози всякую связь между этими событиями отрицает. Между тем Социалистическая партия потребовала обнародования всех деталей подписанного в Триполи меморандума: оппозиционеры желают знать, содержатся ли в протоколе секретные параграфы, и если да, то какие.

На самом деле, Николя Саркози не оригинален в своих «атомных» начинаниях. Предыдущие президенты Франции, Валерии Жискар д’Эстен и Жак Ширак, также не останавливались перед партнерством в области ядерной энергетики с шахским режимом в Иране, с ЮАР времен апартеида и с Ираком Саддама Хусейна. Цель строительства реактора, официально заявленная в меморандуме – обеспечение энергии для опреснения морской воды, однако специалисты подчеркивают, что для Ливии куда эффективнее, дешевле и безопаснее было бы использовать для этого солнечные электростанции – все-таки это не туманная Европа, а солнечная Африка. Многие предполагают, что Каддафи просто возжелал таким образом получить ядерные технологии, чтобы использовать их для создания атомной бомбы – так же, как в свое время поступил Иран, использовав для своих программ советские (позже – российские) и, опять же, французские технологии.

Увы, Николя Саркози в ближайшем будущем придется осознать простую истину: всем не угодишь. Стремительное сближение с Ливией уже сейчас вызвало раздражение других ближайших друзей французского президента: Джорджа Буша и Ангелы Меркель. Госминистр МИДа ФРГ Гернот Эрлер выступил с официальной критикой намерений Парижа: в интервью газете Handelsblatt он заявил, что использование атомной энергии все новыми и новыми странами повышает угрозу распространения ядерного оружия – и с этой точки зрения договоренности между Парижем и Триполи представляют политическую проблему. Реакцию Берлина вполне можно было предвидеть: меморандум, подписанный Саркози и Каддафи, косвенно вредит интересам Германии. Именно ФРГ без особого успеха предлагала Ливии помощь в развитии альтернативной энергетики с использованием возобновляемых источников. Не следует также забывать, что немцы по-прежнему обижены на Саркози за то, что тот, по сути, присвоил их дипломатическую победу: все переговоры об освобождении болгарских медсестер и врача-палестинца провели именно немецкие дипломаты, после чего президент Франции, единожды прилетев в Триполи, собрал лавры освободителя.

Похожим образом выступил и Вашингтон: Госдепартамент США отметил, что в столь важном деле, как передача ядерных технологий, следует соблюдать крайнюю осторожность. Впрочем, власти США не сомневаются, что Франция в состоянии проследить за целевым использованием Ливией будущего ядерного реактора. В официальном коммюнике Госдепартамента отмечается, что ливийское правительство добровольно отказалось от развития собственной военной ядерной программы, так что у него есть полное, гарантированное международными соглашениями право на использование «мирного атома».