ЮБИЛЕЙ «БУМАЖНОГО ТИГРА»

Борис Альтнер

12 марта Европарламент празднует 50-летие со дня своего основания. Начав в 1958 году со 124 представителей шести стран-основательниц Европейского экономического сообщества, сегодня он насчитывает в своем составе 785 депутатов, избранных 490 миллионами жителей Евросоюза.

На самом деле, в отличие от национальных парламентов, Европарламент не является «настоящим» – он был задуман как консультативный орган и более двадцати лет его депутаты даже не избирались, а назначались правительствами стран, входящих в ЕЭС. Первый избранный прямым голосованием Европарламент появился в 1979 году и, кстати, именно с тех пор в нем заседает старейший депутат, социал-демократ немец Клаус Хенш. Большинство из тех, кто празднует сегодня 50-летний юбилей парламента Евросоюза, не знает, что именно Клаус Хенш в свое время назвал этот орган «бумажным тигром» – однако о том, что европейцы не воспринимают свой парламент всерьез, знает, пожалуй, каждый. В конце концов, задумывался он не как законодательный, а как консультативный орган – и, по большому счету, таковым и остался. Парадокс, но в Евросоюзе, гордящемся своей демократией, законодательные функции исполняет не избранный парламент, как это принято в классических демократических странах, а Еврокомиссия – то есть, по сути, власть исполнительная. Подобный перекос объясняется тем, что ЕС не является государством и разделение властных функций в нем – вещь весьма условная. В конце концов, даже решения Еврокомиссии не являются обязательными и могут не исполняться правительствами стран-членов Евросоюза. Тем не менее, в процессе своего развития ЕС все более приобретает очертания некоей наддержавы и, таким образом, Еврокомиссия приобретает все больше властных полномочий – они делегируются Брюсселю странами-членами ЕС совершенно добровольно, на основании так называемого третьего Копенгагенского критерия.

Парадоксальным образом, Европарламент этих властных полномочий до сих пор не приобрел – законодательное право на европейском уровне по-прежнему остается в ведении Еврокомиссии и Совета министров ЕС. Сегодня, в день 50-летнего юбилея, было сказано немало слов о возросшем значении Европарламента, о том уважении, которое испытывают к нему европейцы… но гораздо более показательным стало интервью нынешнего спикера Европарламента, немца Ханса-Уве Поттеринга, Первому общественному каналу немецкого телевидения, ARD. В нем он горячо призвал европейцев… не игнорировать выборы и понять значение европейских парламентариев. В самом деле, еще четыре года назад явка на европейские выборы в среднем по ЕС едва достигла отметки в 47%. В 2009 году заканчивается пятилетний период парламентской легислатуры, и специалисты прогнозируют, что на этот раз голосовать придут лишь немногие избиратели. Основная проблема заключается в том, что при всем своем непреходящем значении, при всем том безграничном уважении, которое, по словам выступавших сегодня на юбилейном заседании, испытывает каждый европеец к своему парламенту – его резолюции до настоящей европейской власти попросту не доходят. Спикера Европарламента, согласно протоколу, положено принимать с такими же почестями, как и председателя Еврокомиссии – однако реального влияния на какие-либо внутри- или внешнеполитические решения Европарламент как не имел, так и не имеет.

Один из «возмутителей спокойствия» из числа «непримиримой оппозиции» Европарламента, представитель Британской независимой партии Том Вайс, ухитрился даже, что называется, «сорваться»: его интервью, посвященное юбилею, граничило с площадной руганью. «Это собрание – наш позор, величайший обман, – заявил он репортерам, – Ни у меня, ни у других евродепутатов нет ни малейшей возможности влиять на ЕС. Когда-нибудь вся эта контора попросту взорвется и я лишь надеюсь, что нас, британцев, в этот момент здесь уже не будет».

Конечно, подобная точка зрения вполне может быть названа «крайней» – британские «независимые», как известно, давно уже выступают за выход своей страны из Евросоюза. Тем не менее, ни парламентские «ультра», к числу которых принадлежат, к примеру, и представители польской правой партии «Самооборона», ни депутаты праворадикального бельгийского «Фламандского блока», ни более умеренные депутаты, к какому бы политическому лагерю они ни принадлежали, в самом деле не имеют ни малейшей возможности влиять на политику ЕС. Заседая то в Страсбурге, то в Брюсселе, а то в Люксембурге, они не решают практически ничего. «Бумажный тигр» Евросоюза по-прежнему остается бумажным.