ИНТЕРВЬЮ С ДИРЕКТОРОМ РКЦ В ИЗРАИЛЕ АЛЕКСАНДРОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ КРЮКОВЫМ

Беседу вел С. Ирлин

Израиль, Тель-Авив, улица Геула 38 в самом центре города. Очень красивое здание Российского центра международного научного и культурного сотрудничества при МИД Российской Федерации. Вежливый охранник предлагает мне подняться на третий этаж в кабинет директора. Уже в приёмной меня встречает Александр Александрович Крюков, директор РКЦ. Пройдя в кабинет, мы удобно устраиваемся за круглым столом. Секретарь Юля приносит чай, и я задаю свой первый вопрос.

Корр. – Для какой цели и для кого был создан Российский культурный центр в Израиле?

А.А. – Российский культурный центр в Израиле является одним из пятидесяти культурных центров России, расположенных по всему миру от Аргентины до Монголии, и от США до Непала. В советские времена в Москве в самом центре на Калининском проспекте находилась организация, которая называлась «Союз Советских обществ дружбы». Создана она была ещё в начале 20-х годов как Всероссийское общество культурных связей с народами зарубежных стран. Главная стратегическая цель любого культурного центра России, и не только России, а и любой страны, это пропаганда национальной культуры за рубежом: литературы, истории страны, науки, музыки. Собственно говоря, культурная работа за границей, у всех стран достаточно одинаковая.

Корр. – Контакты РКЦ осуществляются только с израильтянами–евреями или так же с израильтянами–арабами?

А.А. – Мы не делаем никакого различия между израильтянами любой национальности. Наша дверь открыта пять дней в неделю для всех. Мы априори не знаем, кто к нам придёт, и рады всем, кто бы не пришёл.

Корр. – Не так давно проходила встреча между представителями русскоязычной интеллигенции Израиля и русскоговорящей интеллигенцией Палестинской автономии, которые окончили институты в СССР и республиках СНГ. Имеет ли РКЦ отношение к таким встречам, и если нет, то готовы ли Вы организовывать такие встречи под эгидой Российского культурного центра?

А.А. – О такой встрече я, к сожалению, узнал только из средств массовой информации Израиля. Но, по-моему, на встрече с палестинской стороны были представители только с западного берега. Я не уверен, что были палестинцы из Газы, в силу имеющихся там проблем. Думаю, что такая встреча чрезвычайно интересна, как любая, налаживающая контакты между евреями, арабами, друзами, черкесами и армянами на этой благословенной и очень трудной земле.

Корр. –Поддерживаете ли Вы связи с другими Русскими культурными центрами? Наличие таких центров является единой системой, действующей в едином направлении, или каждый действует самостоятельно, исходя из местных условий?

А.А. – Таких центров много. Большинство из них называются «Российский центр науки и культуры». Действуют они по всему миру. Так, например, в США я знаю два или три таких центра. В Египте два центра: в Каире и Александрии. В Индии, при её людских и территориальных возможностях, таких центров четыре. Руководят центрами, обычно, учёные, общественные деятели в прошлом. Эти люди любят страну пребывания, знакомы с работой в области культурных связей, умеют организовать мероприятия. Уникальность же нашего центра в том, что здесь, в Израиле, огромная русскоязычная община. Поэтому нам намного легче осуществлять свою миссию. Нам не нужно задумываться, кого пригласить для выступления перед такой аудиторией. Здесь масса творческих людей, учёных, деятелей искусства. Наша задача – познакомиться с ними и предоставить им нашу трибуну.

Корр. – Сейчас во многих странах созданы Координационные советы российских соотечественников. Многие считают их очередной чиновничьей инициативой, своего рода организациями по так называемому «освоению средств», появившихся по указке из Кремля. Как по-Вашему, зачем было их создавать? Ведь существует Международный совет российских соотечественников, созданный графом П.П. Шереметьевым. Зачем потребовалось создавать новую зонтичную организацию?

А.А. – Честно говоря, я об этом ничего не знаю. Хотите, верьте, хотите, нет.… Потому что наш центр сконцентрирован на событиях и уникальной ситуации в Израиле, где живут трудно или легко, счастливо или не очень более миллиона двухсот тысяч наших бывших соотечественников, ставших полноправными гражданами Израиля.

Нам важно, что они сохранили тягу к великой русской культуре, к русскому языку. Они хотят, чтобы их дети сохранили русский язык. Вот это и есть наше поле деятельности. А отношение с метрополией, с бывшей родиной, со страной исхода – я, честно говоря, частенько путаюсь между этими терминами – историческая родина и доисторическая… Лично я считаю, что Родина одна, от глагола родиться, то-есть там, где человек родился. Потом он волен в демократическом мире переезжать и жить, где угодно, где ему хорошо, где он раскрывается, выбирать любой язык, на котором он хочет говорить. Но то место, где он родился, и есть его Родина, как бы он это не называл.

Корр. – Александр Александрович, о Вас в Израиле ходят различные слухи. Развейте, если можете, туман неизвестности, расскажите о себе. И кроме того, как Вы стали руководителем РКЦ в Израиле? Почему Вы приняли это назначение?

А.А. – Вопрос, конечно, очень интересный. На такие вопросы я начал отвечать ещё до того как приехал в Израиль на должность директора РКЦ. Честно говоря, это уже немного надоело. Родился я в Москве. После школы поступил учиться в Институт стран Азии и Африки ещё в 1974 году. Волею судеб начал изучать язык иврит, даже не выбирая, какой язык изучать. Когда поступил в институт, нам сказали – вот эта группа, в которой был и я, будет изучать иврит. Я, правда, хотел, учить другой – мальгашский. Но ни одного дня не пожалел, что судьба связала меня с ивритом, с Израилем, с людьми еврейской культуры, потому что это совершенно безбрежный океан.

По окончании института я работал в Академии наук, изучал средства массовой информации Израиля. Написал первую в России диссертацию о системе средств массовой информации этой страны. Интерес для меня, как для учёного, был в том, что очень многое, что касалось Израиля, в России было тогда впервые. Потом меня пригласили вернуться в “ alma mater” – в Институт стран Азии и Африки преподавать иврит. Вскоре я понял, что мне это уже не интересно, и стал разрабатывать тему ивритской литературы. Увлёкся. Написал несколько книг по этой теме. Стал заниматься переводами ивритской литературы на русский язык. Несколько лет назад защитил докторскую диссертацию по современному разговорному ивриту. Часто читал лекции по израильской культуре в еврейских организациях России. Меня постоянно приглашали в Еврейское агентство в России и в посольство Израиля. Был даже такой забавный момент, когда я полтора года преподавал иврит сотрудникам израильского посольства, русскоязычному персоналу на территории самого посольства. Это было чрезвычайно интересно.

И вот два года назад директор Израильского культурного центра в Москве, где я вёл курс ивритской культуры двадцатого века, сообщил мне, что Россия собирается открыть в Израиле Российский культурный центр, и если я не буду возражать, то он будет рекомендовать меня Росзарубежцентру на должность директора РКЦ в Израиле. Я согласился. Со временем, после визита президента России В.В.Путина в Израиль в 2005 году, появилось решение правительства России о создании РКЦ в Израиле.

А согласился я потому, что за 20 лет академической работы, конечно, ездил в Израиль на неделю, две не больше довольно регулярно. Читая лекции на академической конференции, встречался с писателями, но никогда не жил в Израиле продолжительное время. Одним словом, почувствовал, что в какой-то мере свой академический горизонт я успешно выработал (две диссертации) и должен с гордостью сказать, что до сих пор являюсь единственным в России доктором наук по ивритской филологии. Я подумал, что может быть жизнь даёт мне шанс перейти на практическую работу. Несколько месяцев спустя я узнал, что для данной работы мне предстояло получить дипломатический ранг, так как директора культурных центров по всему миру числятся первыми секретарями или советниками посольства. В силу того что РКЦ является отделом посольства, я волей-неволей должен был стать и дипломатом, хотя таковым себя не считаю. Профессия дипломата сложная, трудная, ответственная и очень важная. Долгое время мне не давали визу для въезда в Израиль.

Теперь я возвращаюсь к Вашему вопросу о слухах… и прочее, и прочее. Это уже не слухи. Я об этом десять раз говорил. Не давая визу, стали говорить о моём сотрудничестве с какими-то российскими спецслужбами. Я очень доволен тем, как отнеслись к проблеме с визой наши российские дипломаты, пригласившие меня на эту работу. Они добились того, что визу мне дали. Видимо израильская сторона почувствовала, что, не давая мне визу, она “перегнула палку”. И вот я уже ровно год как здесь. Никаких проблем нет и никаких, по моему, обид тоже у принимающей стороны ко мне нет. Сначала люди, действительно, смотрели на меня настороженно, так как в израильской прессе обо всем этом писалось и муссировалось. Видимо, журналистам, работающим в данной тематике, очень хотелось что-то найти “этакое”. Но, по всей вероятности, во второй и третий раз эта тема стала уже не интересной, и всё сошло на нет.

Теперь люди смотрят на РКЦ, как на очень интересное место, и я этим горжусь. К нам приезжают деятели культуры из России, звёзды театра и эстрады. Они приезжают по своим коммерческим каналам. Но когда мы просим их выступить в нашем РКЦ, никто не отказывается. У нас были Е. Евтушенко, А. Журбин и многие другие. Я уверен, что культура неразделима. Невозможно определить, чей Мандельштам или Маршак – евреев или русских. Мы устраивали вечер замечательного еврейского поэта Мандельштама, с гордостью говоря, что это российский поэт. И никто против этого не возражает. Звёзды культуры, звёзды духа -они не могут принадлежать только одному народу. Это ноосфера, о которой говорил Вернадский, и ей наслаждаются все. РКЦ должен заниматься пропагандой российской культуры. Мы открыли великолепного художника Зальцмана. Он еврей из России, более того, он жил и работал в Казахстане.

Корр. – Александр Александрович, существуют ли в Израиле, кроме Вашего, культурные центры других бывших советских республик, ныне государств СНГ. Если да, то контактируете ли Вы с ними?

А.А. – Увы, таких центров нет. Есть центры бывших стран, так называемого социалистического лагеря. Американский культурный центр, в который попасть очень трудно, у них жуткие меры безопасности, настолько они напуганы терактами. Я был у англичан, у испанцев, ирландцев. Насколько мне известно, Украина планирует в ближайшее время открыть культурный центр, чему я очень рад. У нас прекрасные отношения с послом Украины в Израиле Игорем Владимировичем. Русскоязычных центров в Израиле больше нет.

Корр. – Существует ли в РКЦ свой, подобранный актив, и если да, то кто в него входит?

А.А. – Актива, как такового, у нас нет, и мы, конечно, никого не подбирали. Персонал мы набрали местный. Это великолепные люди, и я считаю, что мне очень повезло. Коллектив РКЦ состоит из восьми человек. Один командирован из Москвы (это ваш покорный слуга), и семь человек приняты на местные ставки, т.е. это израильтяне, которые, когда мы начали набирать персонал, пришли и сказали: «Мы очень хотим работать в РКЦ». Это люди совершенно разных судеб, живущие в Израиле от четырёх месяцев до тридцати пяти лет. Люди, знающие Израиль, прекрасно владеющие ивритом, английским и русским языками. На мой взгляд, очень важно было быстро наработать контакты, чтобы мы не были островком в океане израильской культуры и жизни.

Корр. – РКЦ проводит различные мероприятия. Существует ли план мероприятий, проводимых центром, и как о них узнают желающие в них участвовать?

А.А. – Мы разработали максимально широкую систему оповещения информацией о наших делах. В середине каждого месяца готовим план на следующий месяц, и любой израильтянин, желающий получать план работы РКЦ, оставляя нам свой электронный адрес, получает наш план на экран своего компьютера. Я, как директор, два раза в месяц рассказываю по радио и на ТВ о том, что у нас произошло, и что будет происходить. Мы развешиваем наши объявления с планом работы в тех местах, где априори собираются израильтяне: и русскоговорящие, и ивритоговорящие. Ну а если мы нацелены на русскоговорящую аудиторию, то это, конечно, консульство России в Израиле. Также это школа при посольстве России. Дети рассказывают родителям, а в школе при посольстве учатся не только дети российских дипломатов, но и дети дипломатов из других посольств, и просто русскоговорящие израильтяне. Информация распространяется очень быстро.

В ближайших планах у нас представление новой книги об Ариэле Шароне. Книга вышла в Москве. Конечно, мы не можем пройти мимо наших российских праздников. Каждый месяц проводим выставки. Сейчас в РКЦ проходит выставка русских дипломатических сотрудников. Из российского МИДа нам прислали очень интересные документы о дипломатах России, работавших на Ближнем Востоке в ХIХ веке. И, конечно, фильмы. Мы стараемся устраивать показы фильмов из золотого фонда российского кино. Также у нас проходит показ фильмов под названием «Наше новое кино»: боевики и лирические комедии, музыкальные и серьёзные фильмы – всё, что создал российский кинематограф. РКЦ не должен замыкаться на “медведях с кольцом в носу”, цыганах в плисовых штанах, балалайках. Гуманитарная сфера очень обширна, очень интересна, и наша задача, чтобы людям, приходящим в РКЦ. было интересно.