ВОРОНЬЁ НАД УКРАИНОЙ

Владимир Сиротенко

Еще в далеком детстве меня поразила картина Ивана Рашевского «После победы». Огромное поле, усеянное трупами и ранеными. А над ними и на них воронье. Рвет мясо у трупов, выклевывает глаза у еще не умерших…

Вот это воронье вспомнилось и сейчас, когда старинный приятель, селекционер Галатович, рассказал об очередных бедах с его плодорассадником.

Я писал о кандидате сельскохозяйственных наук Галатовиче и в украинской, и в зарубежной прессе. О человеке, всю свою жизнь отдавшем выведению морозоустойчивых крупноплодных сортов ягод с растянутыми сроками плодоношения. Ведь сейчас, когда наши «деформаторы» почти до основания уничтожили некогда могучее сельское хозяйство Украины, для садоводов-единоличников самым выгодным является именно ягодоводство, требующее намного меньше капитальных вложений, чем садоводство. Ведь сад требует не только затрат на саженцы и удобрения, но и забора от зайцев, обгрызающих кору молодых деревьев и губящих их. Сад дает приличный урожай только на 7—8-й год. Ягодник уже с третьего года плодоносит, и это способно возместить все затраты.

Когда-то, еще в том государстве, Галатович достал в Белорусском НИИ садоводства элитные саженцы смородины, ежевики, малины. Четверть века трудился над ними и вывел собственные сорта, способные плодоносить с раннего лета до поздней осени. Конечно, ягоды на каждом кусте держатся всего неделю-другую, но он подбирает сорта так, что смородина начинает плодоносить в начале июня, а оканчивает в октябре. То есть у него широкий спектр сортов ягод от ранне- до позднеспелых.

Казалось бы, подвижнический труд на благо людей, во славу страны должен приносить если не деньги, то хотя бы почет и уважение. Увы, где угодно, только не в Украине. В советские времена его клеймили за нарушение научных канонов. Тогда все было строго регламентировано. Если партия поставила задачу выращивать сорта ягод, предназначенные для машинной уборки, то так и должно быть. Ягоды требовались легко осыпающиеся при сотрясании куста и тонкокожие. А у Галатовича в большинстве сортов ягоды, которые нужно срывать руками. Гроздья висят и не осыпаются с куста, даже совсем высохнув. Да и кожица на некоторых толстая. За нарушение канонов и споры с партийным начальством он в те времена даже в тюрьму угодил. Однако и это не сделало из него послушного раба-исполнителя. Как был, так и остался творцом…

Распад Союза открыл путь частной инициативе. Думалось, теперь Украину покроют ягодники Галатовича. Увы, дела у него еще хуже, чем при советской власти. Для плодопитомника требуется участок земли. За его аренду нужно платить, за удобрения и посадку саженцев — тоже. Конечно, саженцы выращиваются не только для последующей селекции, 90% их можно реализовывать. Но Галатовичу некогда ездить со своими саженцами по базарам, продавать за наличные, которые невозможно учесть, следовательно, и обложить налогом. Он отпускает их фермерам по перечислению. Каждый фермер себе на уме. Не перечислит денег, пока не соберет первый урожай. Но налоги-то нужно платить сразу, по факту отпуска товара. Да и кредиты, взятые в банке для оплаты аренды земли и всех работ, нужно возвращать той же осенью. Забрал банк у него залог — легковушку, грузовик, затем его квартиру и квартиру жены. Мыкались они с супругой, снимая жилье. С мая по ноябрь жили в шалаше на участке плодорассадника.

Наконец пригласили его в техникум Львовского агроуниверситета в Новосилках. Дали место под плодорассадник, должность на кафедре, студентов. Казалось бы, есть все условия для плодотворной работы. Увы, все окончилось приватизацией его плодорассадника с предоставлением ему роли наемного работника. Творец превратился в поденщика! Его идею создания на базе Новосиловского техникума международного института ягодоводства, поддержанную руководством соответствующих НИИ Белоруссии, России и Молдовы, высмеяли и отбросили…

И тут к нему приехал предприниматель из села Стрилки, не в сотне километров бездорожья от Львова, как Новосилки, а совсем рядом, в получасах езды от города. Купил у него пару десятков тысяч саженцев, пригласил к себе в село. Приехал Евгений Максимович к нему в гости. Посмотрели окрестности. Выбрали за селом дом-развалюху, в котором давно никто не жил, но при котором был замечательный участок для плодорассадника. Отыскали старика, хозяина развалюхи. Снял у него Галатович домишко за четверть своей пенсии.

Ранней весной оставил он ставший чужим плодорассадник в Новосилках, превратившийся в ягодник. Посрезал только посадочный материал со своих сортовых кустов и посадил его на приусадебном участке в Стрилках. Трудился там от зари до зари. Тратил всю свою пенсию и пенсию жены на удобрения. А когда плодорассадник дал первые ягоды (таких ни у кого еще не было!), ездил с ними в Киев, Минск, Москву. Показывал специалистам. Учтя неудачный опыт с организацией международного института ягодоводства, зарубленного согласованиями в бесчисленных бюрократических инстанциях, зажегся идеей создания международной академии ягодоводства. Его поддержали и согласились стать членами академии ученые не только Украины, но и Белоруссии, России, Канады, Израиля. Казалось, судьба повернулась к Галатовичу лицом.

Не тут-то было. Умер хозяин домика. Почти год Галатович не знал, кому теперь платить за жилье, — председатель сельсовета только разводил руками — полсела родственников, а кто хозяин — неясно… Но вот прошлой осенью приехал какой-то молодчик. Покрутился у дома, который уже капитально отремонтирован, полазил по плодорассаднику. Когда Галатович, удивленный таким вторжением, спросил, кто он такой и что ему надо, ответил, что он родственник хозяина дома. В детстве он летом приезжал сюда на шашлыки. Вот и теперь забирает этот дом под дачу. Ведь самые вкусные шашлыки получаются именно на жаре от плодовых деревьев. Выгнал Евгений Максимович наглеца. Тот в ответ пообещал выгнать его.

И, действительно, вскоре подал в суд на выселение. Но Галатович знал, что в усадьбе более 10 лет никто не жил, и это подтверждено документально. Значит, она была бесхозной, а он, оплачивая ее, тем самим стал легальным хозяином. Молодой человек даже наследником умершего деда не является. Наследница — его тетка. Живет он во Львове. Приезжает в село только на шашлыки. Ни он, ни тетка в этом доме никогда не жили, деда материально не поддерживали, то есть никаких прав на дом не имеют, в отличие от него, который здесь жил и исправно платил за проживание, на что у него есть документы! Судья, мол, переносит слушание по делу. А это верный признак того, что истец не имеет шансов выиграть.

Я возразил Евгению Максимовичу, что судья переносит дело не потому, что у истца нет шансов, а потому, что выжидает, кто предложит больше. Галатович в ответ только рассмеялся. Заявил, что это в советские времена судьи действовали по звонку свыше. Теперь судья ни от кого не зависит и вынужден все решать по закону.

Увы, в следующий приезд сообщил, что суд вынес постановление о его выселении. Это среди зимы! И при документальном подтверждении того, что дом и участок при нем десять лет были бесхозными! Уже завтра приедут к Галатовичу судебный исполнитель с милиционерами и выбросят на снег вещи, отберут плодорассадник…

Мои предки создавали Украину. Неужели эту Украину? Ведь не только творца Галатовича сгоняют с его вымученного десятилетиями плодорассадника. Вон суды городов, удаленных от Львова, да и львовские, накладывали арест на счета единственного в Западной Украине крупного парникового хозяйства «Провесінь», уничтожая этим такое нужное Западной Украине производство. А сколько судов отдавали рейдерам наши уникальные предприятия и НИИ в Киеве, Донецке, Днепропетровске! Мы получили независимость в 1991-м. Но от кого и от чего эта независимость? Наши крестьяне сегодня живут во много раз хуже, чем во времена Шевченко. Ведь когда у его родителей гайдамаки отобрали корову с дюжиной овец, пострадавшие без проблем купили дом с усадьбой в соседнем селе. Под силу ли это нынешнему украинскому крестьянину? И не надо врать, что рейдерство распространено на всем постсоветском пространстве. Найдите хоть одного рейдера в Белоруссии! После того как в России посадили сотню судей, российские рейдеры бросились в Украину. А у нас, вероятнее всего, применим только рецепт Савика Шустера — он сказал, что в Италии рейдерство было прекращено только отстрелом судей-пособников!

Украинский президент грозно грозит пальчиком. Премьер обращается к согражданам с просьбой не выполнять незаконных решений судей. Депутаты выступают с пламенными речами, рвут на себе рубахи, требуя исполнения выгодных и неисполнения невыгодных им решений судов. А в Украине правит бал не закон, а капитал!

Мы не выстрадали независимость. Не была Украина полем битвы за нее. Но за 15 последних лет она лишилась миллионов своих граждан. Вот и кружится хищное воронье над Украиной…