ЖЕЛАНИЙ МНОГО, НО…

Беседу вел С. Ирлин

14 мая день рождения государства Израиль, которому в этом году исполняется 60 лет. Буквально через несколько дней после провозглашения нового государства родилась и Армия обороны Израиля, которая в этом году тоже празднует свое 60-летие. Этому славному событию мы и посвящаем серию статей об Армии обороны Израиля.

Интервью с офицером ВМС Израиля Владом Кальпиковым

Во время Второй Ливанской войны израильские ВМС столкнулись с серьёзными испытаниями. Флот не отметился ничем положительным, более того, война оставила на “морском мундире” израильского ВМФ несколько «серых пятен» неудач. Но, так или иначе, сегодня становится очевидным, что ВМФ Израиля, проанализировав прежние ошибки, оправляется от неудач.

Мы сидим в небольшой комнате на одной из военно-морских баз ВМФ Израиля. За окном голубеет Средиземное море. В комнате чувствуется его свежий запах. Мой собеседник – офицер израильских ВМС, старший лейтенант Влад Кальпиков.

Корр. – Влад, расскажите о себе, как Вы оказались в Израиле, как стали офицером израильских ВМС?

В.К. – Я приехал в Израиль в 2000 году из Казахстана по программе НААЛЕ. Приехал без родителей, они остались в Казахстане. Правда, в Израиле уже жил мой старший брат, который к тому времени проходил службу в ВМФ Израиля. По приезде в Израиль я учился в кибуце на юге страны. В течение трёх лет учился и, как и все местные молодые ребята, закончил обычную израильскую школу.

Корр. – Вы росли не у моря, как получилось, что стали моряком?

В.К. – Место, где я родился и вырос в Казахстане, далеко от моря. Там Алтайские горы. Но мой дед был матросом на китобойной флотилии России, тогда СССР, и он много рассказывал мне и моему брату о море. А когда я приехал в Израиль и увидел Средиземное море, то понял, что это моя мечта – стать моряком. Я влюбился в море. Тем более, что мой старший брат, как я уже говорил, служил в ВМФ Израиля, что также повлияло на моё желание стать морским офицером.

Корр. – Известны примеры, когда ребята, проходя службу на флоте, вдруг просили перевести их служить на сушу. Совсем недавно я брал интервью у бывшего моряка, ставшего танкистом. Вы, как, на сушу не собираетесь?

В.К. – Вы знаете, я с первого дня по приезде в Израиль хотел стать морским офицером. Когда меня призвали в армию, я сдавал экзамены на курсы офицеров ВМФ, но с первого раза не прошёл, видимо, был недостаточно подготовлен. Призвался и проходил службу как обычный матрос. Через полгода службы на корабле я вновь подал рапорт с просьбой о зачислении меня на офицерские курсы. Моя просьба была удовлетворена, я сдал все положенные экзамены и был зачислен в офицерскую школу ВМФ. У меня был сложный путь к достижению своей мечты, не так как у других ребят в подобных случаях. Но я добился осуществления своей мечты и поэтому ни о каком переходе на сушу у меня нет и мысли. Мне нравится моя служба, мне нравится делать то, что я делаю, и я хочу продолжать свою службу в ВМФ Израиля.

Корр. – Долгое время ВМС Израиля занимались в основном перехватом террористов, пытавшихся просочиться через морские границы Израиля на катерах и надувных лодках, чтобы высадиться на берег Израиля. Их нужно было ловить и обезвреживать. Чем ВМФ Израиля приходится заниматься сейчас? Продолжается та же работа или появились новые задачи?

В.К. – Я не могу говорить о конкретных задачах, которые мы выполняем по долгу нашей службы. Поэтому данный вопрос оставим без комментариев. Главная задача ВМФ Израиля, как и всей Армии обороны Израиля \ЦАХАЛ\, – это защита морских и сухопутных границ страны. Морская граница проходит по Средиземному и Красному морям. Флот выполняет множество стратегических задач по защите этих границ, и мы должны всегда быть готовы отразить любые попытки нападения на нашу страну.

Корр. – Россия пару месяцев назад объявила об отправке в Средиземное море своей боевой эскадры. Как Вы полагаете, чем может заниматься такая эскадра, и насколько эффективно её присутствие в Средиземном море?

В.К. – У Израиля с Россией нормальные отношения, и на нас присутствие российской эскадры не влияет. После Второй Ливанской войны в Средиземном море находится достаточное количество военных судов, патрулирующих побережье. Такая военная сила вполне может предотвратить как террористические атаки, так и контрабанду оружия и наркотиков.

Корр. – С того момента как берега Ливана стала патрулировать международная эскадра ЮНИФИЛ – флоту Израиля стало легче или тяжелее? Или это, вообще, никак не сказалось на выполнении задач израильского военно-морского флота? Вы с ними сотрудничаете или видите их только на горизонте?

В.К. – Конечно, стало немного легче, но не сильно. Присутствие военных кораблей ЮНИФИЛ оказывает своё влияние на события, происходящие в данном регионе. Мы сотрудничаем при выполнении задач по предотвращению контрабанды оружия в Ливан и сектор Газа.

Корр. – Год назад произошли два неприятных инцидента, когда французские моряки, входящие в состав эскадры ЮНИФИЛ, едва не обстреляли израильские патрульные самолеты, приблизившиеся к их кораблям. У ВМФ Израиля таких ситуаций не возникало?

В.К. – Как я уже сказал, у нас существует определённая связь с эскадрой ЮНИФИЛ, и поэтому командование военно-морского флота Израиля делает всё возможное, чтобы не происходили подобные ситуации.

Корр. – Как-то в немецких газетах промелькнула информация, что многие офицеры командного состава бундесвера проходят “боевую подготовку” в Израиле. Как у Вас на флоте? В целом, существует какой-то обмен боевым опытом с европейцами и американцами?

В.К. – У нас проходят разного рода совместные учения. Иногда об этом есть сообщения в прессе. Иногда нет. Офицеры названных Вами стран обмениваются опытом, учатся друг у друга.

Корр. – Израиль получил недавно от Германии две подводные лодки типа “Дельфин”. Вы бы не хотели проходить службу на этих подводных лодках или Вы отдаёте предпочтение надводным судам ВМС Израиля?

В.К. – Ну, во-первых, лодки находятся ещё в процессе достройки на территории Германии. Да, я хотел быть подводником и даже во время обучения в офицерской школе обратился к командованию с просьбой об этом. Но было принято решение, что мне лучше служить “на воде”, а не “под водой”. Поэтому я попал служить на ракетные надводные корабли.

Корр. – Ваш любимый вид отдыха? Только не говорите – “купаться в море” – не поверю!

В.К. – “Быть” в море – это значит быть на службе. А в дни отдыха я люблю проводить время с друзьями, путешествовать по Израилю. Многие из моих друзей уже отслужили в армии и учатся в университетах. Дни отдыха мы стараемся проводить вместе.

Корр. – Из Вашего ответа я понял, что Вы не женаты. А кто из Ваших родных живёт в Израиле?

В.К. – Через год после моего приезда, когда я уже жил здесь без родителей, только с братом, который приехал в Израиль ещё раньше меня, родители поняли, что они хотят быть рядом с нами и репатриировались в Израиль. Сейчас вся семья живёт вместе, и когда я нахожусь не на службе, то бываю дома у родителей, хотя, если честно, это бывает довольно редко.

Корр. – Ваше заветное желание?

В.К. – Желаний много. Ну а самое заветное, возможно, такое: чтобы нам не пригодилось на практике то, что мы так старательно учим. Ну чтобы нам не пришлось воспользоваться нашими знаниями и умением в полном объёме.